Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Айдос Садыков о суде в Атырау и потенциале оппозиции

Казахстанский оппозиционер, сопредседатель партии «Жусан» Айдос Садыков в интервью Ц-1 говорит о «судилище» над Максом Бокаевым и Талгатом Аяном в Атырау и о многом другом.

Айдос Садыков в центре на пикете в Киеве в честь трезлетия событиям в Жанаозене в 2014 году; фото: Майдан-пресс
Айдос Садыков (в центре) на пикете в 2014 году в Киеве в третью годовщину событий в Жанаозене; фото: Майдан-пресс

Айдос Садыков уже два года проживает с семьей в Украине в качестве беженца. Уехать из Казахстана ему пришлось из-за угрозы ареста, нависшей над его супругой Натальей, журналисткой, в 2014 году.

Но, находясь вдали от родины, он пристально следит за развитием ситуации в Казахстане, комментирует и анализирует события для трех тысяч подписчиков его страницы в Facebook и пяти тысяч «друзей». Это много. Садыков считает, что только 10–20 тысяч казахстанцев готовы открыто выражать протест – остальные боятся.

— Сейчас в Атырау идет суд над организаторами земельных митингов. Какая реакция на попытку гражданского активиста Талгата Аяна покончить жизнь самоубийством, перерезав себе вены?

— Люди в шоке от действий власти. Мы видим судилище, когда все протесты защиты отклоняются и суд идет по сценарию, написанному в «Акорде». Отчаянный шаг Талгата показал, что нет смысла сидеть «статистом» в суде.

Как козла, приводят на заседание, и целый день слушаешь показания свидетелей в записи. Что это за кино в зале суда: где прения и дебаты? Может, эти записи сделаны под дулом пистолета, а перед глазами свидетелей – суфлер?

Привезите этих людей в суд и нормально проведите процесс. Аян и решился на такую акцию, потому что обвинительный приговор уже готов. Это не попытка самоубийства – это акция протеста со стороны обвиняемого.

— Дайте прогноз — сколько им дадут?

— Я всегда говорю, чтобы люди готовились к худшему. Репрессии и фабрикация уголовных дел против активистов – еще одно доказательство, что Казахстан идет по пути Северной Кореи.

Я думаю, что надо готовиться к максимально предусмотренному наказанию по этим статьям – то есть к сроку от 5 до 10 лет. Если получат меньше, это будет неплохо. Условный срок или оправдание – из области фантастики.

— Какая роль в этом процессе «пивного короля» Тохтара Тулешова, который дал показания, что финансировал организацию земельных митингов в мае этого года?

— Тулешов – это фигура, которую подготовил КНБ. Этот человек сидел в тюрьме, его специально вытащили на свет, чтобы он дал показания против Макса и Талгата, чтобы дискредитировать их и показать, что они обычные наемники, а не идейные активисты, выступавшие против продажи земли. Никакого отношения к митингам Тулешов не имеет, что он, в принципе, и подтвердил в своих показаниях.

— Расскажите, как выжить политзаключенному в казахской тюрьме?

— Тюрьмы в Казахстане работают по сталинскому стандарту: нечеловеческие условия, пытки, давление и постоянная слежка блатных по заданию администрации. Их будущее в застенках зависит от взаимодействия и желания или нежелания идти на открытые конфликты.

Еще одна характерная особенность казахстанских тюрем – увеличение числа религиозных заключенных, которые получили статьи за экстремизм. Я сидел в тюрьме в 2010-м, и из тысячи человек в зоне 40–50 были мусульмане-салафиты.

Когда я выходил в 2012-м, их было уже треть зоны, и мусульмане серьезно влияли на тюремные порядки. Получается обратный эффект – чем больше их сажают, тем больше их становится.

— Что сейчас представляет из себя казахстанская оппозиция?

— Сейчас оппозицию сложно сравнивать с той, что была 10 лет назад. Раньше это были формально организованные структуры с филиалами в регионах. Но они не представляли реальной силы – их погубила соглашательская позиция, когда активистов «гасили» сами лидеры.

Сейчас часть оппозиции действует подпольно, часть работает в легальном поле – единой оппозиционной структуры пока нет.

Считаю, что надо действовать точечно: готовить акции протеста и людей, а потом внезапно выступать. Так люди делали на земельных митингах (недовольство казахстанцев вызвали поправки к Земельному кодексу, по которым продавать или сдавать в аренду землю иностранцам теперь разрешалось на 25 лет вместо 10. Сейчас этот закон ветирован. – Ред.)

Люди показали нам еще один пример, как следует выступать и организовываться. Они протестовали в восьми городах, включая Алматы, Семипалатинск и Павлодар. В Атырау вышло около пяти тысяч человек – это большая цифра для страны, в которой установлен жесткий диктаторский режим и имеют место репрессии.

Но вопрос сейчас не в количестве, а в качестве оппозиции – в свое время из 200 человек я отобрал на митинг 30. Остальные были не готовы или дали бы показания в случае ареста. Поймите, 9 из 10 – обыватели, которым свое благополучие важнее идеи.

— Дайте прогноз развития протестов против передачи земли Китаю.

— Первые протесты организовывались еще в 2009–2010 годах в Алматы и Актобе, когда миллион гектаров собирались отдавать Китаю под поля сои. Весной прошла вторая волна протестов.

Попытки передать земли будут продолжаться. Астана получила большие кредиты от Пекина, и у Назарбаева только один выход – торговать месторождениями и территориями.

Он ведет себя как пьяный хозяин заложенного дома, а добрые соседи – Россия и Китай – всегда готовы дать очередной кредит и оттяпать пару сотен гектаров. Вот и пользуется Россия нашими полигонами для испытания оружия, а Китай получает месторождения и землю.

— Почему для казахов так важен земельный вопрос, ведь в стране очень много пустующей земли?

Поймите, у казахов никогда не было классического права собственности на землю, поскольку ею всегда владел род. Пустующие земли и не должны обрабатываться – пусть на них пасутся сайгаки, а не вносит пестициды китайский фермер.

— Как будет выглядеть в Казахстане операция «Преемник»?

— После смерти Ислама Каримова Узбекистан пошел по туркменскому пути, когда знакомое лицо премьер-министра приходит к власти, и, возможно, останется на 20 лет.

Даже если Назарбаев проживет 10–20 лет, все равно есть предпосылки для смены власти – наша задача расшатать и сменить режим. Власть и сама пилит сук, на котором сидит: например, около миллиона казахстанцев стали заложниками долларовых банковских кредитов.

Я считаю, что власть должна погасить долги населению и простить кредиты, сумма которых не превышает 100 тысяч долларов. Будем считать, что это выплата дивидендов от продажи природных ресурсов, которые граждане страны так и не получили.

— Кто сменит Назарбаева?

— Для меня не важны имена: ходят слухи о дочери президента Дариге Назарбаевой или племяннике. Наша задача организоваться и выступить в нужный момент.

— Это будет мирная передача власти?

— Если в ближайшее время не провести политреформы и не принять законы, запрещающие продажу и аренду казахской земли, казахи уничтожат режим Назарбаева.

Растет значение исламского фактора. Власть насчитала 15 тысяч салафитов, но их намного больше. Салафиты научились скрываться и, когда их вычисляют по внешним признакам, например, по бороде, – они могут ее просто сбрить и смешаться с толпой.

Исламизация для Казахстана пока не так критична, как для Узбекистана с его Ферганской долиной. Но если в Казахстане объединятся движения мусульман и демократов – это точно станет концом эпохи Назарбаева.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Казахстанского блогера Муратбека Тунгишбаева могут посадить на 12 лет

Генеральная прокуратура РК намерена переквалифицировать обвинение блогеру и члену запрещенного политического движения «Демократический выбор Казахстана» Муратбеку Тунгишбаеву на пропаганду терроризма.

Казахстан
Политика

Блогера Муратбека Тунгишбаева без ведома адвоката вывезли из СИЗО ГКНБ КР

Оппозиционного казахстанского блогера и члена ДВК Муратбека Тунгишбаева вывезли из СИЗО ГКНБ Бишкека в неизвестном направлении, сообщил его адвокат Нурбек Токтакунов.

Кыргызстан

Выбор редактора

Права человека

Мутабар Таджибаева: «Народ не требовал изменений Конституции»

Известная правозащитница Мутабар Таджибаева в интервью Ц-1 говорит, что поправки в Конституцию Узбекистана - авантюра властей, народ же хочет соблюдение хотя бы действующего закона.

Узбекистан
Политика

Закат власти президента Узбекистана Шавката Мирзиёева

Приторная улыбка Шавката Мирзиёева сменилась кровавым оскалом, на горизонте траурное знамение… Авантюра с продлением президентского срока и расстрел каракалпаков - открыли ему врата в бездну, стали началом конца.

Узбекистан
Безопасность

Ташкент «лепит» из каракалпаков «красных», «наркоманов» и «террористов»

Власти Узбекистана начали фабрикацию своей версии произошедшего в Каракалпакстане, согласно которой протесты были организованы «красными», «наркоманами» и «террористами».

Узбекистан

Новости из Казахстанa

Политика

Остановить истребление человека – строить свои миры!

Для тех, кто не понял: это 1941 год - совершено «вероломное нападение без объявления войны», но остановить порабощение и истребление человечества под прикрытием «пандемии» можно, призывает Галима Бухарбаева.

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Как обрести славу и величие

С завидной периодичностью Нурсултан Назарбаев призывает казахстанцев бороться с коррупцией. Странно это слышать из уст президента, наделенного всеми полномочиями покончить с ней в течение двух-трех лет.

Казахстан