Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Фонд Фридриха Эберта: не надо стыдиться плена во Второй мировой войне

Немецкий фонд помог казахстанским ученым восстановить справедливость в отношении сотен тысяч граждан, попавших в фашистский плен, а затем наказанных за это Сталиным.

Советские военнопленные в фашистском плену; фото: архив СССР
Советские военнопленные в фашистском плену; фото: архив СССР

Представительство немецкого Фонда имени Фридриха Эберта в Казахстане завершило двухгодичный проект под названием «Право на добрую память: история репрессий бывших военнопленных казахстанцев Второй мировой».

Его презентация состоялась на этой неделе в рамках конференции и выставки в Центральном государственном архиве Алматы.

В рамках проекта также была издана книга «Право на добрую память: возвращенные имена казахстанцев Второй мировой» под редакцией директора Исследовательского центра «Ерлік жолымен» («По пути мужества») Дины Игсатовой.

На конференции историки, краеведы и архивоведы, а также потомки военнопленных казахстанцев говорили о настоящем аде, через который прошли военнопленные сначала в фашистских лагерях, а после завершения войны – уже в сталинском ГУЛАГе.

«Право на добрую память: возвращенные имена казахстанцев Второй мировой» ; фото: Ц-1
«Право на добрую память: возвращенные имена казахстанцев Второй мировой» ; фото: Ц-1

Молчание – не решение

Открывая конференцию, Генриетта Кифер, региональный директор представительства Фонда Эберта в Казахстане, пояснила, что ее фонд взялся за этот проект, потому что казахстанские солдаты пострадали от последствий Второй мировой войны, которую начала Германия.

«Они пережили пытки немецкими войсками и пережили ужасы и мучения в военных лагерях национал-социалистического режима», – сказала Кифер. – И если мы, являясь немецким фондом, можем внести свой вклад в восстановление их доброй памяти, то это будет нашей [выполненной] задачей».

По мнению представителя немецкого фонда, тема военнопленных казахстанцев не должна умалчиваться в современном дискурсе о Второй мировой войне.

«Потому что молчание не является решением. Молчание не делает событие не имевшим места быть. Они [военнопленные] продолжают жить в воспоминаниях и представляют собой пострадавших и [их проблемы] передаются последующему поколению», – говорит Кифер.

Она подчеркнула, что проект не является какой-либо попыткой переписать историю Второй мировой войны, а преследовал цель помочь Казахстану достойно принять свою историю и восстановить право бывших военнопленных на доброе имя.

Пленники и «изменники Родины»

После окончания войны многие бывшие военнопленные не были признаны Советским правительством участниками Великой Отечественной войны и были сосланы уже в советские лагеря в Сибири и на Дальнем Востоке как «изменники Родины».

«Хотя они принимали участие в боевых действиях в особо тяжелых условиях – в окружении противником. Их вклад в Победу был забыт», – пишет в своей книге Игсатова.

Директор Исследовательского центра «Ерлік жолымен» («По пути мужества») Дина Игсатова; фото: Ц-1
Директор Исследовательского центра «Ерлік жолымен» («По пути мужества») Дина Игсатова; фото: Ц-1

Точные и достоверные данные о советских военнопленных в 1941–1945 годах отсутствуют, но Игсатова приводит официальные данные германского командования – 5,27 млн человек.

Почти 2 млн советских военнослужащих попали в плен сразу же после нападения Германии на Советский Союз летом 1941 года.

А поражения Красной армии летом 1942 года превратили еще около 1,4 млн солдат и офицеров в военнопленных.

Даже в 1945 году, за несколько месяцев до окончания войны, потери пленными наступающих советских войск составили 40 600 человек.

Убийство или рабство

Судьбы бойцов и командиров Красной армии, захваченных в плен, складывались по-разному: поначалу военнопленных убивали в огромных количествах, пишет Игсатова.

Только за лето 1941 года в концлагере Заксенхаузен было уничтожено 840 тысяч военнопленных русских.

Кроме того, Германия использовала советских пленных в трудовых лагерях как рабсилу, а также практиковала их зачисление в состав воинских формирований вермахта, СС и полиции.

Таковых было 1–1,7 млн советских граждан, приводит автор оценки зарубежных исследователей.

«За весь период войны, по мнению немецкого историка Йоахима Хоффманна, в немецкой армии имелось 90 батальонов, из них 26 туркестанских (20,5 тысячи человек), 15 азербайджанских (36,6 тысячи), 13 грузинских (19 тысяч), 12 армянских (7 тысяч), 9 северокавказских (15 тысяч), 8 батальонов крымских татар (10 тысяч), 7 батальонов волжских татар и других народов Поволжья и Урала (12,5 тысячи человек)», – пишет Игсатова.

«В мае 1943 года на стороне германских вооруженных сил действовало 90 русских батальонов. К середине 1944 г. в распоряжении германского вермахта имелось уже 200 пехотных батальонов, сформированных из русских, украинцев, белорусов и представителей других национальностей».

Сотрудничество – под страхом голода и смерти

Автор пишет, что утверждения о том, что советские граждане, в той или иной форме сотрудничавшие с немцами, делали это сознательно по политическим соображениям, далеки от исторических реальностей.

Спасение от голода и зверств, чинимых немцами, страх быть расстрелянным и надежда на бегство были основными мотивами, повлиявшими на решение военнопленных служить в немецких формированиях, продолжает она.

Из 1,836 млн военнопленных, вернувшихся в СССР по окончании войны, всего 300 тысяч были отпущены домой, а остальные – осуждены или сосланы в спецпоселения или трудовые лагеря.

И только в 1956 году правительство СССР сделало попытку амнистировать некоторых из них, но юридически они до сих пор реабилитированы не были, заключает Игсатова.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Выбор редактора

Новости из Казахстанa