Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Казахстан без свободы слова. По закону

В Казахстане умер принцип свободы слова – констатирует общественность страны после поражения в суде изданий Ratel.kz и Forbes.kz.

Газетный киоск в Алматы; фото: Ц-1
Газетный киоск в Алматы; фото: Ц-1

Решение суда Медеуского района города Алматы, постановившего 4 апреля взыскать штрафы с журналистов Ratel.kz и Forbes.kz на сумму 50,2 млн тенге в пользу бывшего министра госдоходов, а ныне предпринимателя Зейнуллы Какимжанова и его сына Ильхалида, – не просто победа последних, а нечто большее.

Суд постановил, что пресса не имеет права на огласку даже подтвержденных государственными и судебными органами данных, установил табу, а по сути – ввел запрет на свободу слова.

Помимо штрафа в пользу Какимжановых, который составляет более 160 тысяч долларов США, по решению суда Ratel.kz должен опровергнуть и удалить 13 статей с сайта, которые якобы не соответствуют действительности.

А журнал Forbes.kz должен удалить с сайта и аккаунтов издания в социальных сетях 10 статей, а также опровергнуть сведения, изложенные еще в девяти статьях.

Согласно решению суда, все официальные документы, которые представили журналисты в качестве доказательств, в том числе протесты Генеральной прокуратуры Казахстана, заключения экспертов, постановления Национального бюро по противодействию коррупции, решения судов и т. д., были признаны не соответствующими действительности.

«Мины» под свободу слова закладывались давно

Это событие было воспринято активистами в Казахстане как «гром среди ясного неба». Но стоит ли удивляться?

Система, экономическую основу которой составляет государственно-олигархический капитализм, политически оформленный авторитарной моделью управления, озаботилась своей безопасностью уже давно.

Постепенно, от года к году, шло наступление на свободу слова и СМИ, принимались законы, которые осторожно, шаг за шагом, ограничивали возможности граждан получать правдивую информацию. Одновременно усиливая давление на прессу.

Правда, зачастую такие законодательные новеллы практически на применялись на практике, создавались, можно сказать, «на вырост».

Еще в 2013 году президент Нурсултан Назарбаев подписал Закон «О персональных данных и их защите», по поводу которого долго ломали копья его разработчики и общественные организации, представители оппозиции и юристы.

Как подчеркивали его разработчики, закон направлен на обеспечение неприкосновенности частной жизни, защиты личной и семейной тайны, усиление государственного регулирования в данной сфере. Такие законы действуют во многих странах, что также стало аргументом для разработчиков их казахстанского аналога.

Все это делалось, по объяснению создателей закона, в подкрепление 18-й статьи Конституции, согласно которой каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.

Одновременно ввели в действие Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам персональных данных и их защиты», направленный на приведение в соответствие с ним других законодательных актов.

Была введена административная ответственность за нарушения порядка обработки и незаконное распространение сведений о персональных данных человека их держателями – в виде штрафа для физических и должностных лиц. В несколько раз повысилась сумма штрафов за распространение персональных данных человека без его согласия.

Новые поправки в Гражданский кодекс теперь позволяют казахстанцам требовать запрещения использования своего имени, других личных данных без его согласия, кроме случаев, предусмотренных законами.

Любая информация – персональная

Все эти нововведения можно было бы только приветствовать, если бы закон определял конкретно: что именно относится к персональным данным, и в каких пределах должны быть ограничены защита прав личности на сохранение тайны частной жизни и интересы общества на свободу слова и свободу распространения информации.

Ведь в Конституции, наряду со статьей, защищающей неприкосновенность частной жизни, есть еще и статья о свободе слова.

Принятый закон превратил эту статью в фикцию, создал постоянную угрозу для СМИ, пытающихся проводить самостоятельные журналистские расследования в отношении фактов злоупотреблений и коррупции чиновников и должностных лиц.

Центральный вопрос: что относится к персональным данным? В законе об этом понятии говорится предельно расплывчато: «сведения, относящиеся к определенному или определяемому на их основании субъекту персональных данных, зафиксированные на электронном, бумажном и (или) ином материальном носителе».

Охранительная сущность нового закона по отношению к чиновникам, и репрессивная его сторона – по отношению к журналистам, просто режет глаз.

Например, в статье 8 говорится, что субъект или его законный представитель дает (отзывает) согласие на сбор, обработку персональных данных письменно или в форме электронного документа.

Иными словами, использовать любые сведения о каком-то лице – без его согласия – становится незаконным.

Правда, в статье 9 предусматривается сбор и обработка персональных данных в случае осуществления законной деятельности журналиста или СМИ, но здесь же есть многозначительная оговорка: «при условии требований законодательства Республики Казахстан по обеспечению прав и свобод человека и гражданина».

А так как сам гражданин определяет, нарушены его права или нет, то журналист или СМИ может попасть под суд за любое упоминание каких-то фактов, которые этот гражданин отнесет к своим личным или семейным тайнам.

Наказание будет в любом случае

По этому закону получается, что, если какие-то негативные факты о каком-то казахстанском государственном чиновнике – или экс-чиновнике и бизнесмене – без его письменного согласия опубликует газета или телекомпания, или сайт в интернете, к ним может прийти прокурор и открыть уголовное дело – за нарушение личных данных, которые тот относит к своей частной семейной жизни.

Газета и журналист могут быть подвергнуты очень большим штрафам, которые их просто разорят, или даже тюремному заключению с конфискацией имущества.

Нужно добавить, что в законодательстве Казахстана есть еще статья Уголовного кодекса о клевете. Так что, если журналист неправ, и у чиновника, к примеру, нет дорогой недвижимости в США – журналист сядет в тюрьму за клевету.

Если же журналист сказал правду, и такая недвижимость, которую чиновник героически купил за скромную зарплату, все же имеется – журналист будет отбывать срок за разглашение персональных данных.

О том, что все это – не пустые угрозы, свидетельствует принятие в то же время изменений и дополнений в другие законодательные акты РК. Например, в Уголовный кодекс.

Например, в статье 142 УК указывается, что «незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо причинение существенного вреда правам и законным интересам лица в результате незаконного сбора и (или) обработки иных персональных данных» наказывается штрафом в размере от 400 до 700 месячных расчетных показателей.

Это миллионные штрафы, которые будут не по карману даже успешному и богатому СМИ.

Но это еще «цветочки». Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или для других лиц и организаций, а равно распространение сведений в средствах массовой информации, наказываются штрафом в размере от тысячи до двух тысяч месячных расчетных показателей, либо лишением права занимать определенные должности, либо заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества, являющегося орудием или средством совершения преступления, либо без таковой.

Вот такой «намордник» на прессу был благополучно создан властями несколько лет назад.

Против СМИ всех видов создана постоянная и очень реальная угроза в виде нового Закона, позволяющего самым жестоким способом перекрывать каналы «нежелательной информации».

Чиновники себя обезопасили полностью

Нельзя сказать, что общество в Казахстане целиком не понимало, к чему ведут такие действия властей. Правозащитники били тревогу, юристы доказывали, что принятые нормы закона противоречат Конституции.

К примеру, Сергей Дуванов, эксперт Казахстанского бюро по правам человека, правозащитник и публицист, писал, что теперь «любая критика власти запрещается. Упоминание имени и фамилии в СМИ или публичном выступлении – уже повод для судебного преследования».

Далее Дуванов писал: «Стоит упомянуть имя чиновника в негативном аспекте – и он получает полное юридическое правило получить «сатисфакцию». Вы, конечно, можете говорить и публиковать, что такой-то чиновник имеет недвижимость или счета за рубежом, но расплата будет жестокой: многомиллионные штрафы или тюрьма.

Это самоубийство для журналистики. Этот закон куда более радикально решает вопрос запрета на нежелательную властям информацию. А то, что власть апеллирует к правам и интересам граждан – дымовая завеса, чтобы скрыть карательную сущность закона.

Во всем мире есть такое понятие: публичная деятельность. Если ты чиновник или политик – забудь о своей личной жизни, она вся постоянно будет находиться под пристальным вниманием общественности и прессы. Публичные деятели обязаны быть открытыми – это принцип, обеспечивающий оздоровление общества от коррупционеров и тех, кто нарушает кодекс поведения госслужащих. А у нас власть, чиновники полностью обезопасили себя».

Сегодня, когда мы видим, что случилось в Казахстане с популярнейшими изданиями Ratel.kz и Forbes – что можно добавить к этим словам?

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Казахстан и Туркменистан определились с государственной границей

Глава Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов побывал в Казахстане с государственным визитом, стороны подписали Договор о стратегическом партнерстве и Соглашение о демаркации границ.

Казахстан

Выбор редактора

Новости из Казахстанa

Политика

Казахстан и Туркменистан определились с государственной границей

Глава Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов побывал в Казахстане с государственным визитом, стороны подписали Договор о стратегическом партнерстве и Соглашение о демаркации границ.

Казахстан