Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Лонгрид: Как помочь психиатрии Казахстана?

Почти половина инвалидов Казахстана – люди с нарушением ментального здоровья, которым едва помогает устаревшая система психиатрической помощи. Специалисты рассказывают, как это исправить.

Решетка в психиатрической больнице Ташкента; фото: Ц-1
Решетка в психиатрической больнице; фото: Ц-1

В Казахстане более 200 тысяч человек страдают психическими заболеваниями и состоят на учете.

Количество же лиц с умственной отсталостью, по данным Минздрава страны за 2016 год, составляет 448,1 на 100 тысяч населения – это один из самых высоких показателей в мире.

Лечение по старинке…

Людей с острыми формами психических расстройств помещают в специнтернаты. Сегодня почти 18 тысяч человек проживают в изоляции в интернатах закрытого типа.

Заведения эти пользуются нелестной славой. Там, конечно, больных не бьют, не сковывают веревками и цепями, как в средние века, однако режим там достаточно жесткий, а все процедуры лечения сводятся к пичканью больных лекарствами, прежде всего аминазином и галоперидолом.

Эти и подобные им препараты вызывают сонливость, вялость, упадок сил, от них теряется координация движений, ухудшается быстрота реакции и т. д.

Аминазин начали использовать в лечении еще с 1952 года, а галоперидол – с 1957-го. По сути, с их помощью просто загружают больного до состояния полного угнетения.

Современные лекарства лишены подобных побочных эффектов, но применяют их ограниченно, в основном по двум причинам: во-первых, они дороже, а во-вторых, казахстанские врачи слабо знакомы с современной фармакопеей и лечат по старинке.

И изоляция

Но кроме методик лечения здесь есть и вторая большая проблема: психиатры сами признают, что жизнь в интернате постепенно приводит больных к утере социальных и трудовых навыков, ведь пациенты практически ничем не заняты.

Кроме того, сама атмосфера таких заведений, переполненных больными людьми, ведет к тяжелейшим стрессам, которые опять же «снимаются» лекарствами.

В архиве президента Ассоциации социальных работников, инвалидов и волонтеров (АСРИВ) Гульнур Хакимжановой немало драматичных исповедей больных и их родных, испытавших на себе методы работы нашей психиатрии. Вот одна из них.

Растить инвалида дома

«Когда моей дочери было 25 лет, я была вынуждена сдать ее в интернат для психохроников, потому что у меня не было другого выхода. Мы с мужем расстались, жили на съемной квартире. (Кстати, типичная ситуация: мужчины, как правило, бросают семьи с психически больными детьми, оставляя весь ком проблем бывшим женам. – Прим. Ц-1).

На пособие по инвалидности не проживешь, есть еще сын-подросток. Зарплаты хватало только на оплату аренды. Мы буквально голодали, хотя я работала весь день, а по вечерам подрабатывала.  Так как присматривать за ней было некому, приходилось запирать ее дома одну. Если здорового человека держать в четырех стенах, он тоже сойдет с ума, деградирует.  Особенно, если это длится годами.

В интернате она не смогла адаптироваться, все время плакала, ей становилось все хуже и хуже. Материнское сердце не выдержало, и я забрала ее обратно. Решила: пусть я буду мучиться физически, чем морально.

…Я знаю, что многие семьи, один из членов которых страдает психическим заболеванием, живут в состоянии хронического стресса, угнетенности и отчаяния…  Отдать в интернат – рука не поднимается… Больные либо сидят взаперти, либо бродят по улицам, попадая под влияние плохих компаний, либо попадают в интернат (куда очередь годами), где они находятся в заточении до конца дней.

…Мы были там, и никому этого не пожелаю. Я не жалуюсь, просто хочу, чтобы люди знали о нас, не отворачивались, не делали вид, что нет проблем, что нас вообще нет».

Больные и бесправные

«Люди с психическими заболеваниями являются у нас самой незащищенной категорией инвалидов, – говорит Бахыт Туменова, президент общественного фонда «Аман-саулык», занимающегося в Казахстане правовой защитой пациентов. – Права этих людей ущемляются во всех сферах – обучения, работы, социальной активности и даже в проживании в собственной семье. Порой они лишены самого необходимого – лекарств».

«К нам в фонд все чаще стали обращаться лица с психическими и ментальными нарушениями и члены их семей с жалобами на перебои в предоставлении жизненно необходимых лекарственных препаратов, получаемых в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП)», – продолжает она.

Такие обращения, по словам Туменовой, поступают из Алматы, Алматинской, Актюбинской и Карагандинской областей. А вынужденный перерыв из-за отсутствия препаратов ухудшает эффективность лечения, приводит к рецидивам, обострениям заболевания, к ухудшению состояния пациентов, негативно сказывается на социальной жизни самих больных и их ближайшего окружения.

Реформа идет… со скрипом

Реформа психиатрической службы, которая предполагает в первую очередь усиление амбулаторного звена, повышение качества фармакотерапии на амбулаторном этапе лечения, принятие мер по социализации, обучению как самих пациентов, так и членов их семей, идет в Казахстане очень трудно.

По мнению директора Республиканского научно-практического центра психиатрии, психотерапии и наркологии Сагата Алтынбекова, ситуация с лекарствами отражает несогласованность во взаимодействии государственных институтов, семей больных и неправительственных организаций.

«Во многих регионах Казахстана попросту плохо планируют объемы закупаемых лекарств, – рассказывает он. – Как показали простые расчеты, объемы нейролептиков в большинстве регионов в рамках ГОБМП покрывают часто не более чем четырехмесячную потребность пациентов».

Так, по его словам, в Восточно-Казахстанской области количество целевых пациентов для рисперидона (2 мг) составляет 77, а количество заявленных упаковок – 281.

Получается, что пациенты, которым необходим рисперидон, смогут получать его 3,6 месяца, а что они будут получать оставшиеся восемь месяцев? В Кызылорде целевые пациенты смогут получать клозапин на протяжении чуть более четырех месяцев. Даже галоперидолом нуждающиеся пациенты обеспечены не более чем на пять месяцев.

Несогласованность и недофинансирование

Алтынбеков считает, что эти факты, сами по себе отражающие плохой менеджмент, в нынешних условиях могут являться поводом для разбирательств, инициированных как родственниками пациентов, так и общественными организациями, поэтому необходимо быть к этому готовыми.

Но дело не только в этом. Конечно, в местных бюджетах есть и недостаток финансирования на данные цели, есть неритмичность поставок лекарств и бюрократические проволочки.

Важнейшим вопросом является качество препаратов, их соответствие современным критериям.

А вот здесь наши психиатры решительно плетутся в хвосте мировой психиатрии, назначая больным чаще всего те лекарства, которые разработаны еще в середине прошлого века. С этим согласен и Сагат Алтынбеков.

«При реформе всей системы нашей психиатрической помощи мы должны решить много задач, – продолжает он. – Одной из них является пересмотр наших взглядов на лекарственное обеспечение амбулаторных больных».

Результаты анализа структуры закупаемых препаратов из списка ГОБМП показывает, что в некоторых регионах основным критерием выбора препарата является его цена, а не его эффективность. До сих пор значительную долю занимает аминазин.

Никто не умаляет его достоинств, но необходимо признать, что он уже не соответствует современной амбулаторной психиатрии. Необходимо помнить, что целью нашего амбулаторного лечения является возврат пациента, в частности с шизофренией, к социально активной и трудовой деятельности, считает специалист.

Новые медикаменты и ранняя выписка

Современные препараты дают и весомый экономический эффект. Например, косвенным показателем готовности амбулаторной службы к длительной работе с хроническим психическим заболеванием, в частности с шизофренией, являются сроки пребывания пациента в стационаре.

В Казахстане, несмотря на позитивную тенденцию к уменьшению, они остаются достаточно длительными. Только в пяти регионах они немного превышают 50 дней. В Акмолинской области, Костанае, Павлодаре, Кызылорде и ряде других регионов они превышают два месяца.

«Психиатрам не следует думать, что страховая медицина никогда не затронет психиатрию, – уверен Сагат Алтынбеков. – Рано или поздно это произойдет, и такие сроки госпитального лечения будут просто разорительными для любого медучреждения и государства».

В настоящее время в условиях объективного прогресса в психофармакологии снятие острых проявлений психического расстройства занимает не более двух-трех недель.

В США и странах Западной Европы, которые применяют такие же, как и в Казахстане, атипичные антипсихотики, сроки пребывания пациентов в стационарах составляют не более 14 дней, после которых больной переводится на амбулаторный этап лечения. Казахстану следует стремиться к этому, убежден Алтынбеков.

Активнее, психиатры!

Об ответственности самих врачей-психиатров за состояние дел в их профессиональном сообществе говорит и Бахыт Туменова.

По ее словам, сегодня многие ссылаются на засилье бюрократизма, некомпетентность и нерадивость чиновников. Это все, конечно, есть. Но ведь и психиатры должны быть более активными!

«Прямая обязанность врачей – добиваться от чиновников, ответственных за поставки лекарств, хорошо налаженной работы. А главное – они должны назначать больным не устаревшие, а новые, современные препараты, эффективные с точки зрения доказательной медицины», – говорит она.

Центральной задачей реформы должно стать преодоление стигмы больных с ментальными нарушениями, возвращение их в общество, формирование нового, толерантного отношения к ним.

И против дискриминации

По словам Сагата Алтынбекова, 90 процентов родственников больных всячески скрывают их диагноз: боятся стигмы и дискриминации.

Для решения этой проблемы Алтынбеков предлагает объединить усилия государства, всего общества и родственников больных. Тогда, на его взгляд, произойдет «перезагрузка» в организации психиатрии Казахстана, и если раньше 70–80 процентов, выделяемых государством средств, шло в стационары, то затем они пойдут на развитие амбулаторной помощи.

Казахстан еще в 2015 году ратифицировал Конвенцию о правах инвалидов, которая закрепляет право всех лиц с инвалидностью, в том числе и с ментальными нарушениями, на получение образования, медицинских, социальных услуг, свободное выражение своих взглядов по всем затрагивающим их вопросам. Она обязательна для исполнения.

Полноценное и бесперебойное обеспечение всех психических больных лекарственными препаратами – это только одна из важных составляющих частей проводимой реформы, которая должна приблизить казахстанскую психиатрию к мировым образцам, но есть и другие нерешенные проблемы.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Казахстанa