Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Откровения алматинского театрального фестиваля «Откровение»

«Откровение» в Алматы подарило 37 спектаклей – постановки театра «Ильхом» из Узбекистана и других стран создали атмосферу культурного события. Но всё – на энтузиазме и через организационный «ад»…

Постановка "Аэропорт" театра "Ильхом" в Алматы; фото фестиваля "Откровение"
Постановка «Аэропорт» театра «Ильхом» в Алматы; фото фестиваля «Откровение»

Пятый театральный фестиваль «Откровение» в Алматы состоялся в феврале этого года вопреки всем сложностям.

По итогам прошлого года бьеннале был на грани закрытия: его задолженность составляла 9 млн тенге (порядка 30 тысяч долларов США), которые организатору праздника для театралов Ольге Султановой пришлось погашать за счет собственных средств.

Но в этом году фестиваль даже вырос: за пятнадцать дней ивента было показано 37 спектаклей против 13 в 2017-м. В Алматы приехали театральные труппы из пяти стран – Франции, Германии, Великобритании, Узбекистана и России с восемью спектаклями – в общей сложности свыше ста иностранных гостей (в 2017-м их было 66).

На вопрос: «Зачем увеличивать масштабы фестиваля после сложного прошлого года?»

Ольга Султанова отвечает уверенно: «Фестиваль должен расти. Пять лет подряд показывать 10 казахстанских спектаклей и всего 1 зарубежный – это скучно».

Установка правильная, но каково это – воплощать такие проекты?

Театральный праздник проводить дорого

В прошлом году Султанова подробно рассказывала журналистам о сложностях проекта: девятимиллионная задолженность «Откровения-2017» сложилась наполовину потому, что не были распроданы билеты на один из самых дорогих спектаклей в Государственном академическом театре оперы и балета (ГАТОБ) в Алматы «Балет Москва», таким образом, было потеряно 4,5 млн тенге. Также не удалось найти и планируемых спонсорских средств.

Гонорары международных театров отнюдь не низки, но это далеко не все, потому что статья технических расходов порой превышает гонорары в два раза, особенно если труппа многочисленная, как было в этом году с ташкентским театром «Ильхом», который приехал в составе 28 человек.

Дороговизна организации спектаклей диктует и их небольшое количество – это, как правило, один-два показа, потому что каждый увеличивает смету, а есть еще несколько суток переговоров по технике и монтажу.

В 2018 году преодолеть финансовые сложности и снова организовать праздник для алматинских театралов получилось только благодаря частному софинансированию. Но такое положение дел не может и не должно длиться долго.

Что поможет театральному бьеннале?

Хороший сценарий для успешного развития фестиваля мог бы при условии государственной поддержки в размере 20% от расходов бьеннале; 80% команда могла бы добирать за счет спонсорства, а деньги от продажи билетов шли бы в кассу как чистая прибыль.

«Если вдруг спонсорская помощь не найдена, у тебя есть 20%, и ты сокращаешься до этих денег, – говорит Ольга. – Да, вместо нескольких театров ты везешь один, например, но хоть что-то уже можно делать».

О большем участии государства организатор не говорит – известно по опыту, что больших денег в Казахстане на культурные проекты не выделяют. Однако за пять лет интереса со стороны Управления культуры Алматинского акимата не появилось.

С Ольгой Султановой согласен художественный руководитель ташкентского театра «Ильхом» Борис Гафуров:

«Фестивалю просто необходима поддержка государства, хотя бы для поиска спонсоров. Когда ты приходишь к людям бизнеса и говоришь, что у тебя уже есть что-то, тогда легче с ними разговаривать. И, конечно, роль государства в культурных проектах – создать все условия и законы, чтобы бизнесу было интересно поддерживать искусство».

Духовная пища тоже дорогая

Чтобы фестиваль жил, организаторам приходится преодолевать не только сложности с финансированием.

Недостаточно высокий зрительский интерес, возможно, напрямую коррелирующийся с низким уровнем доходов горожан, тоже очень влияет на успех важного для культуры страны ивента.

Стоимость билетов на казахстанские спектакли – 1 тысяча тенге (3 доллара США), а вот на гостевые спектакли – от 5 тысяч (15 долларов).

Разумеется, для истинных театралов это недорого, как говорит театральный критик и куратор фестиваля 2018 года Ольга Малышева:

«Это минимальная цена, которая позволяет только окупить расходы на привоз театра, и 5–6 тысяч тенге за билет – это весьма бюджетно. Вы не сходите на спектакль Хекера в Берлине за такие деньги или в Эдинбурге на «Тестостерон». Это недорого и в сравнении с убогой антрепризой с участием низкопробных телезвезд, где билеты в партер стоят 25–30 тысяч».

Testostorone Production; Фото: Clay Theatre Company
Testostorone Production; Фото: Clay Theatre Company

С точки зрения расходов – верно, но если учесть сравнительно невысокую потребность в театре у значительной части алматинцев, то возникают сомнения выбора: идти на неизвестную постановку или купить что-то действительно необходимое в период, когда реальная стоимость месячной продуктовой корзины у многих уже перевалила за половину от уровня доходов.

Конечно, когда речь идет о действительно популярных спектаклях и театрах, алматинцы действуют решительнее: например, билеты на спектакль «Аэропорт» театра «Ильхом» были распроданы полностью за считаные дни. «Аэропорт» очень хорошо лег в рамки основной темы фестиваля: «Посмотри своему страху в глаза» – он посвящен страхам и сомнениям, связанным с эмиграцией и жизнью в своей стране, где многие вещи вызывают возмущение или апатию.

Один из самых известных независимых театров приехал в Алматы с гастролями уже во второй раз, и оба раза – благодаря приглашению фестиваля «Откровение».

Борис Гафуров признается, что выступления в Алматы оставили у труппы самые прекрасные впечатления, хоть и прошло все очень быстро.

«Зритель в Алматы прекрасен, нас ждут, любят, встречает полный зал, бурные овации, и это все очень приятно. Это и любовь, и предвзятость к «Ильхому», потому что от него всегда ждут чего-то, а это волнительно, ведь, когда ты на какой-то планке, падать всегда страшнее, – говорит Гафуров. – Я искренне завидую вашему городу, что у вас есть такой фестиваль и такой человек, как Оля Султанова. Сначала я был огорчен, что фестиваль закроется, а теперь удивлен этой женщиной, которая, несмотря на все трудности, продолжает тащить это непростое дело».

И техника…

Немаловажный фактор в организации театральных ивентов – техническое оснащение, и в Казахстане в этом отношении приходится порой заново «изобретать велосипед».

Даже в Алматы, который зовется культурной столицей страны, нет технических специалистов, способных обеспечить процесс всем необходимым.

«Это такие титанические усилия, которые и не надо бы прикладывать, они могли бы решаться сами собой: нужна такая-то аппаратура – отлично, у компаний это есть, ты договариваешься, платишь – все делают, – сетует Ольга. – Но таких специалистов, которые что-то понимают в этом деле, можно пересчитать по пальцам одной руки. У нас огромная необходимость в создании именно театральной прокатной компании и взращивании технических театральных специалистов, потому что сейчас просто какой-то ад».

По словам Ольги, поставщики не отличают нюансов проведения концертов от спектаклей и запросто предлагают воспользоваться неприемлемой аппаратурой, что заставляет художников «бледнеть от ужаса».

Театров в Казахстане стало больше

Несмотря на все трудности, есть что-то кроме радости зрителей, что театральный бьеннале меняет в стране. Некоторые люди искусства отмечают, что именно благодаря «Откровению» в Казахстане произошел количественный рост независимых театров.

«На пятом фестивале из 12 казахстанских спектаклей пять показали театральные команды или проекты, созданные в 2017 году, – это почти половина, и все они независимые», – комментирует Ольга Малышева.

Об этом наслышан и Гафуров. «Еще после первого приезда сюда в 2014 году я слышал, что в Алматы рождаются новые независимые театры, и это прекрасно. Я еще тогда говорил, что, видимо, что-то у вас правильно происходит, потому что у нас в Узбекистане такого, например, нет. За последние 20 лет не родилось ни одного театра».

Есть ощущение, что сама попытка казахстанцев говорить о чем-то важном для страны со сцены – хороший признак смелости и взросления.

Особенно, когда говорят на темы, как, например, в спектакле «86» режиссера Фархата Молдагали. Этот спектакль посвящен декабрьским событиям 1986 года, когда в Алма-Ате случился протест против назначения на пост первого секретаря Компартии Геннадия Колбина.

Кстати, как пишет куратор казахстанской части фестиваля Ольга Малышева, на этот спектакль в Алматы пришли в качестве зрителей несколько десятков «желтоксановцев» – участников событий 1986 года. Для них петропавловский спектакль стал не предметом искусства, а политическим событием, равно как и для большей части аудитории, купившей на показ билет.

И вот что еще интересно: казахстанский шоукейс на «Откровении-2018» на треть состоял из спектаклей на казахском языке, то есть если раньше соблюдались только традиции т.н. русского театра, то теперь казахский театр начал развиваться по своему пути.

В этом году в казахстанском показе были продемонстрированы двенадцать спектаклей, поставленных в театрах Алматы, Астаны и Петропавловска, что тоже явилось количественным прогрессом.

«Больная любовь к театру»

Так называет Ольга Султанова свое отношение к детищу. Еще не все долги 2017 года отданы, в 2018-м заполняемость залов была на уровне 75–80%, были аншлаги и переаншлаги, хоть финансовые итоги еще подводятся.

Пока это детище приносит Ольге и ее коллегам не только радость, но и большие хлопоты, и о том, что будет дальше, можно только высказывать предположения.

Однако Казахстану фестиваль очень нужен, и Управлению культуры уже пора обратить на него внимание. «Замечательный проект, очень рада, что в Алматы он есть, – пишет в Фейсбуке общественник Ажар Джандосова. – Акимату не нужно самому ничего придумывать, у нас много инициативных творческих людей, которым по силам организовывать фестивали, выставки и многие другое! Нужна просто поддержка».

«Прекрасно, что есть фестиваль, который объединяет наши страны», – говорит Борис Гафуров.

«Благодаря Ольге Султановой и ее команде наш город на короткое время становится причастным к интернациональным процессам в искусстве, – комментирует на странице Ольги известная казахстанская художница Елена Воробьева. – Исчезает ощущение культурной провинции. Никакое министерство не создаст эту атмосферу. Ждем следующих «Откровений».

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Диаспора

Каннский фестиваль закроет фильм о жизни в Москве нелегалки из ЦА

Социальная драма режиссера Сергея Дворцевого “Айка” рассказывает о жизни кыргызской нелегалки в Москве. Работа над картиной еще продолжается, но жюри 71-го Каннского фестиваля сделало для него исключение.

Кыргызстан

Выбор редактора

Права человека

Партия «Бирдамлик» просит объяснений от президента Казахстана

Баходыр Хан Туркестон, лидер новой узбекистанской партии «Бирдамлик», попросил президента Нурсултана Назарбаева объяснить причину срыва съезда его организации в РК и депортации соратников.

Казахстан

Новости из Казахстанa

Политика

Сергей Дуванов / Как обрести славу и величие

С завидной периодичностью Нурсултан Назарбаев призывает казахстанцев бороться с коррупцией. Странно это слышать из уст президента, наделенного всеми полномочиями покончить с ней в течение двух-трех лет.

Казахстан
Права человека

Партия «Бирдамлик» просит объяснений от президента Казахстана

Баходыр Хан Туркестон, лидер новой узбекистанской партии «Бирдамлик», попросил президента Нурсултана Назарбаева объяснить причину срыва съезда его организации в РК и депортации соратников.

Казахстан
Права человека

Сергей Дуванов / Откуда в Казахстане берутся недовольные?

Житель Алматинской области Олжас Турысбеков стал инвалидом после пыток в департаменте полиции, куда попал по подозрению в краже скота, а его попытка добиться компенсации от государства уперлась в стену.

Казахстан