Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Откровения алматинского театрального фестиваля «Откровение»

«Откровение» в Алматы подарило 37 спектаклей – постановки театра «Ильхом» из Узбекистана и других стран создали атмосферу культурного события. Но всё – на энтузиазме и через организационный «ад»…

Постановка "Аэропорт" театра "Ильхом" в Алматы; фото фестиваля "Откровение"
Постановка «Аэропорт» театра «Ильхом» в Алматы; фото фестиваля «Откровение»

Пятый театральный фестиваль «Откровение» в Алматы состоялся в феврале этого года вопреки всем сложностям.

По итогам прошлого года бьеннале был на грани закрытия: его задолженность составляла 9 млн тенге (порядка 30 тысяч долларов США), которые организатору праздника для театралов Ольге Султановой пришлось погашать за счет собственных средств.

Но в этом году фестиваль даже вырос: за пятнадцать дней ивента было показано 37 спектаклей против 13 в 2017-м. В Алматы приехали театральные труппы из пяти стран – Франции, Германии, Великобритании, Узбекистана и России с восемью спектаклями – в общей сложности свыше ста иностранных гостей (в 2017-м их было 66).

На вопрос: «Зачем увеличивать масштабы фестиваля после сложного прошлого года?»

Ольга Султанова отвечает уверенно: «Фестиваль должен расти. Пять лет подряд показывать 10 казахстанских спектаклей и всего 1 зарубежный – это скучно».

Установка правильная, но каково это – воплощать такие проекты?

Театральный праздник проводить дорого

В прошлом году Султанова подробно рассказывала журналистам о сложностях проекта: девятимиллионная задолженность «Откровения-2017» сложилась наполовину потому, что не были распроданы билеты на один из самых дорогих спектаклей в Государственном академическом театре оперы и балета (ГАТОБ) в Алматы «Балет Москва», таким образом, было потеряно 4,5 млн тенге. Также не удалось найти и планируемых спонсорских средств.

Гонорары международных театров отнюдь не низки, но это далеко не все, потому что статья технических расходов порой превышает гонорары в два раза, особенно если труппа многочисленная, как было в этом году с ташкентским театром «Ильхом», который приехал в составе 28 человек.

Дороговизна организации спектаклей диктует и их небольшое количество – это, как правило, один-два показа, потому что каждый увеличивает смету, а есть еще несколько суток переговоров по технике и монтажу.

В 2018 году преодолеть финансовые сложности и снова организовать праздник для алматинских театралов получилось только благодаря частному софинансированию. Но такое положение дел не может и не должно длиться долго.

Что поможет театральному бьеннале?

Хороший сценарий для успешного развития фестиваля мог бы при условии государственной поддержки в размере 20% от расходов бьеннале; 80% команда могла бы добирать за счет спонсорства, а деньги от продажи билетов шли бы в кассу как чистая прибыль.

«Если вдруг спонсорская помощь не найдена, у тебя есть 20%, и ты сокращаешься до этих денег, – говорит Ольга. – Да, вместо нескольких театров ты везешь один, например, но хоть что-то уже можно делать».

О большем участии государства организатор не говорит – известно по опыту, что больших денег в Казахстане на культурные проекты не выделяют. Однако за пять лет интереса со стороны Управления культуры Алматинского акимата не появилось.

С Ольгой Султановой согласен художественный руководитель ташкентского театра «Ильхом» Борис Гафуров:

«Фестивалю просто необходима поддержка государства, хотя бы для поиска спонсоров. Когда ты приходишь к людям бизнеса и говоришь, что у тебя уже есть что-то, тогда легче с ними разговаривать. И, конечно, роль государства в культурных проектах – создать все условия и законы, чтобы бизнесу было интересно поддерживать искусство».

Духовная пища тоже дорогая

Чтобы фестиваль жил, организаторам приходится преодолевать не только сложности с финансированием.

Недостаточно высокий зрительский интерес, возможно, напрямую коррелирующийся с низким уровнем доходов горожан, тоже очень влияет на успех важного для культуры страны ивента.

Стоимость билетов на казахстанские спектакли – 1 тысяча тенге (3 доллара США), а вот на гостевые спектакли – от 5 тысяч (15 долларов).

Разумеется, для истинных театралов это недорого, как говорит театральный критик и куратор фестиваля 2018 года Ольга Малышева:

«Это минимальная цена, которая позволяет только окупить расходы на привоз театра, и 5–6 тысяч тенге за билет – это весьма бюджетно. Вы не сходите на спектакль Хекера в Берлине за такие деньги или в Эдинбурге на «Тестостерон». Это недорого и в сравнении с убогой антрепризой с участием низкопробных телезвезд, где билеты в партер стоят 25–30 тысяч».

Testostorone Production; Фото: Clay Theatre Company
Testostorone Production; Фото: Clay Theatre Company

С точки зрения расходов – верно, но если учесть сравнительно невысокую потребность в театре у значительной части алматинцев, то возникают сомнения выбора: идти на неизвестную постановку или купить что-то действительно необходимое в период, когда реальная стоимость месячной продуктовой корзины у многих уже перевалила за половину от уровня доходов.

Конечно, когда речь идет о действительно популярных спектаклях и театрах, алматинцы действуют решительнее: например, билеты на спектакль «Аэропорт» театра «Ильхом» были распроданы полностью за считаные дни. «Аэропорт» очень хорошо лег в рамки основной темы фестиваля: «Посмотри своему страху в глаза» – он посвящен страхам и сомнениям, связанным с эмиграцией и жизнью в своей стране, где многие вещи вызывают возмущение или апатию.

Один из самых известных независимых театров приехал в Алматы с гастролями уже во второй раз, и оба раза – благодаря приглашению фестиваля «Откровение».

Борис Гафуров признается, что выступления в Алматы оставили у труппы самые прекрасные впечатления, хоть и прошло все очень быстро.

«Зритель в Алматы прекрасен, нас ждут, любят, встречает полный зал, бурные овации, и это все очень приятно. Это и любовь, и предвзятость к «Ильхому», потому что от него всегда ждут чего-то, а это волнительно, ведь, когда ты на какой-то планке, падать всегда страшнее, – говорит Гафуров. – Я искренне завидую вашему городу, что у вас есть такой фестиваль и такой человек, как Оля Султанова. Сначала я был огорчен, что фестиваль закроется, а теперь удивлен этой женщиной, которая, несмотря на все трудности, продолжает тащить это непростое дело».

И техника…

Немаловажный фактор в организации театральных ивентов – техническое оснащение, и в Казахстане в этом отношении приходится порой заново «изобретать велосипед».

Даже в Алматы, который зовется культурной столицей страны, нет технических специалистов, способных обеспечить процесс всем необходимым.

«Это такие титанические усилия, которые и не надо бы прикладывать, они могли бы решаться сами собой: нужна такая-то аппаратура – отлично, у компаний это есть, ты договариваешься, платишь – все делают, – сетует Ольга. – Но таких специалистов, которые что-то понимают в этом деле, можно пересчитать по пальцам одной руки. У нас огромная необходимость в создании именно театральной прокатной компании и взращивании технических театральных специалистов, потому что сейчас просто какой-то ад».

По словам Ольги, поставщики не отличают нюансов проведения концертов от спектаклей и запросто предлагают воспользоваться неприемлемой аппаратурой, что заставляет художников «бледнеть от ужаса».

Театров в Казахстане стало больше

Несмотря на все трудности, есть что-то кроме радости зрителей, что театральный бьеннале меняет в стране. Некоторые люди искусства отмечают, что именно благодаря «Откровению» в Казахстане произошел количественный рост независимых театров.

«На пятом фестивале из 12 казахстанских спектаклей пять показали театральные команды или проекты, созданные в 2017 году, – это почти половина, и все они независимые», – комментирует Ольга Малышева.

Об этом наслышан и Гафуров. «Еще после первого приезда сюда в 2014 году я слышал, что в Алматы рождаются новые независимые театры, и это прекрасно. Я еще тогда говорил, что, видимо, что-то у вас правильно происходит, потому что у нас в Узбекистане такого, например, нет. За последние 20 лет не родилось ни одного театра».

Есть ощущение, что сама попытка казахстанцев говорить о чем-то важном для страны со сцены – хороший признак смелости и взросления.

Особенно, когда говорят на темы, как, например, в спектакле «86» режиссера Фархата Молдагали. Этот спектакль посвящен декабрьским событиям 1986 года, когда в Алма-Ате случился протест против назначения на пост первого секретаря Компартии Геннадия Колбина.

Кстати, как пишет куратор казахстанской части фестиваля Ольга Малышева, на этот спектакль в Алматы пришли в качестве зрителей несколько десятков «желтоксановцев» – участников событий 1986 года. Для них петропавловский спектакль стал не предметом искусства, а политическим событием, равно как и для большей части аудитории, купившей на показ билет.

И вот что еще интересно: казахстанский шоукейс на «Откровении-2018» на треть состоял из спектаклей на казахском языке, то есть если раньше соблюдались только традиции т.н. русского театра, то теперь казахский театр начал развиваться по своему пути.

В этом году в казахстанском показе были продемонстрированы двенадцать спектаклей, поставленных в театрах Алматы, Астаны и Петропавловска, что тоже явилось количественным прогрессом.

«Больная любовь к театру»

Так называет Ольга Султанова свое отношение к детищу. Еще не все долги 2017 года отданы, в 2018-м заполняемость залов была на уровне 75–80%, были аншлаги и переаншлаги, хоть финансовые итоги еще подводятся.

Пока это детище приносит Ольге и ее коллегам не только радость, но и большие хлопоты, и о том, что будет дальше, можно только высказывать предположения.

Однако Казахстану фестиваль очень нужен, и Управлению культуры уже пора обратить на него внимание. «Замечательный проект, очень рада, что в Алматы он есть, – пишет в Фейсбуке общественник Ажар Джандосова. – Акимату не нужно самому ничего придумывать, у нас много инициативных творческих людей, которым по силам организовывать фестивали, выставки и многие другое! Нужна просто поддержка».

«Прекрасно, что есть фестиваль, который объединяет наши страны», – говорит Борис Гафуров.

«Благодаря Ольге Султановой и ее команде наш город на короткое время становится причастным к интернациональным процессам в искусстве, – комментирует на странице Ольги известная казахстанская художница Елена Воробьева. – Исчезает ощущение культурной провинции. Никакое министерство не создаст эту атмосферу. Ждем следующих «Откровений».

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Диаспора

Каннский фестиваль закроет фильм о жизни в Москве нелегалки из ЦА

Социальная драма режиссера Сергея Дворцевого “Айка” рассказывает о жизни кыргызской нелегалки в Москве. Работа над картиной еще продолжается, но жюри 71-го Каннского фестиваля сделало для него исключение.

Кыргызстан

Выбор редактора

Права человека

Сбор хлопка в РУз проходит с использованием принудительного труда

Правозащитница Елена Урлаева в ходе мониторинга хлопковой кампании в Узбекистане выявляет факты массового привлечения граждан к сбору урожая в принудительном порядке...

Узбекистан
Права человека

В Бухаре ищут «убийцу»… живого человека

C мая этого года Дилсара Турсунова ходит по инстанциям в Ташкенте, пытаясь доказать, что милиция Бухары зря объявила ее брата Жобира в розыск за ДТП со смертельным исходом: якобы умерший – жив и претензий не имеет.

Узбекистан

Новости из Казахстанa

Политика

Сергей Дуванов – об очередном Послании президента Казахстана

Нурсултан Назарбаев 5 октября выступил с ежегодным Посланием народу Казахстана – известный журналист Сергей Дуванов анализирует, почему «захватывающее видео» не внушает оптимизма.

Казахстан