Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Сергей Дуванов / Как вывести миллион на улицы Казахстана?

Поводом для этого материала послужили слова бывшего министра и банкира, а ныне оппозиционера Мухтара Аблязова: «Если мы выведем миллион на улицы – власть убежит».

Я не собираюсь оспаривать утверждение лидера движения «Демократический выбор Казахстана» Мухтара Аблязова.

Действительно, выведи оппозиция миллион на улицы – этой власти не будет. Думаю, хватит даже 100 тысяч. Но разговор не об этом.

К сожалению, практически вся популяция казахстанских оппозиционеров пребывает в уверенности, что людей именно нужно ВЫВОДИТЬ на улицы.

Они исходят из того, что этот миллион недовольных де-факто всегда присутствует, и главное – суметь это недовольство организационно оформить в публичную протестность. А дальше – вопрос техники.

То, что смена политических режимов возможна через массовые публичные протесты и акции гражданского неповиновения, – это не оспаривается. Это было, есть и будет.

Спорным является то, что должно лежать в основе таких протестов: вывод на улицу человеческой массы по призыву лидеров, проповедников или партий. Или осознанный самоорганизующийся протест граждан, объединенных желанием изменить политическую парадигму власти.

Эти два разных подхода к вопросу о смене власти в авторитарных странах вызваны тем, что в мире происходит трансформация взаимоотношений между обществом и властью.

Идет перманентный процесс превращения подданных в граждан, которые уже не приемлют старых принципов отношений с властью.

Гражданское общество все больше и больше становится самодостаточным и начинает предъявлять свои претензии к власти.

Выводить можно баранов или тех, кто привык подчиняться указаниям властей, вождей и кумиров. Но это вчерашний день. Общество все больше меняется, люди все больше предпочитают выходить на протесты сами, а не по команде авторитетных политиков.

К слову сказать, толку от такого «вывода» людей на улицы мало – в лучшем случае это приводит к механической смене власти, без изменения политической парадигмы.

Но разговор-то идет о замене автократии на демократию, предполагающую смену принципов государственного устройства.

Людей, созревших до высокой гражданственности, предполагающей ответственность за судьбы страны, выводить не надо.

Они сами могут выходить на улицы, чтобы решать проблемы, которые им создает власть. А в случае необходимости – и менять эту власть.

Сегодня это основной политический тренд современности: простые граждане, объединенные общностью интересов, становятся ведущей силой изменения политического устройства страны. Наглядный пример тому – «бархатные революции» в Югославии, Грузии, Украине, Тунисе и Египте.

Заметьте, там не было направляющей роли партий и доминирования харизматических лидеров. Это были исключительно гражданские протесты, в которых профессиональными политиками и не пахло.

В лучшем случае они присоседились к ним и использовали их в своих политических интересах. Но изначально импульс шел снизу, от общества. Оно начинало, оно само организовывалось и оно побеждало. В качестве примеров, где людей вывели на протесты, можно привести Ливию и Кыргызстан.

Отсюда можно сделать вывод: нужны усилия не по выводу людей на улицы, а по формированию такого уровня гражданственности, при которой их выход на публичные протесты становился бы нормой реагирования граждан на действия властей. То есть это вопрос гражданской зрелости общества, его активизации и политизации.

К сожалению, гражданским обществом в Казахстане всерьез никто не занимался. Диссиденты и оппозиция исходили из ложной установки, что народу достаточно открыть глаза на власть, чтобы он возмутился и пошел за теми, кто их возглавит в этом порыве.

Увы, это большое заблуждение, и казахстанская оппозиция им руководствовалась долгое время.

Почему заблуждение? Да потому, что в условиях по сути информационной блокады и ограничений деятельности оппозиции последняя при всем желании не в состоянии «раскрыть глаза» народу, который крепко сидит на информационной игле официальной пропаганды.

Сегодня из каналов воздействия остались Интернет и личное общение.

Условия противостояния – неравноценные и заведомо проигрышные. Нынешнее состояние общественного сознания, преимущественно провластного и вдобавок еще и «ватного», – это реализация формулы: «У кого в руках телевидение, тот и формирует общественное мнение».

О какой гражданской позиции казахстанцев можно говорить, если общество вообще никак не отреагировало на расстрел забастовщиков Жанаозена в 2011 году.

Это показатель полной незрелости и неспособности граждан адекватно реагировать на наступление властей на их права.

В последнее время расширились возможности Интернета. Это не так мало, как кажется на первый взгляд. Если учесть все нарастающее влияние социальных сетей – это подарок судьбы, который грех не использовать.

И оппоненты власти это используют. Однако опять же в основном в части дискредитации власти. В плане политического противостояния это оправданно и дает свои результаты. Однако сама по себе дискредитация власти мало работает на формирование гражданственности.

На одном негативе к власти невозможно вселить в людей уверенность в своих силах, ответственность за происходящее в стране, внутреннюю потребность социальной справедливости и гражданскую смелость в отстаивании своей позиции. Необходимы другие подходы, иной формат работы и принципы мотивации.

То есть эта важнейшая работа по активизации гражданского общества (вне политического контекста) остается вне поля зрения оппонентов власти. Этим никто заниматься не хочет.

К слову, и неправительственные организации сегодня этим тоже практически не занимаются. То есть целенаправленной работы по стимулированию казахстанского гражданского самосознания никто не ведет. Все пущено, что называется, на самотек.

Это не означает, что процесс формирования гражданского общества не идет вовсе. Процесс становления гражданского самосознания казахстанцев идет. Это общий цивилизационный тренд, который существует независимо от политических реалий.

Сегодня это происходит под воздействием как внешних, так и внутренних факторов. Это все увеличивающиеся контакты казахстанцев с гражданами других стран, это общение в социальных сетях, это огромный поток информации через зарубежные СМИ, книги, эстраду и зарубежные фильмы.

Через все это у людей открываются глаза на то, что жизнь, которой они живут, далека от цивилизационных стандартов и что виновата в этом власть.

Однако в таком режиме казахстанскому обществу понадобятся годы, чтобы люди научились открыто выражать свое несогласие и предъявлять свои требования властям, а в случаях нежелания последних реагировать на эти требования – выходить на улицы для демонстрации своего публичного протеста.

Кто-то возразит: мол, а стоит ли все так усложнять? Почему не сделать все проще: вывести, как предлагает Аблязов, миллион или даже 100 тысяч на улицы, и дело сделано – власть сменится.

Да, теоретически можно вывести 100 тысяч даже в стране с недоразвитым гражданским обществом. Были бы деньги, грамотный менеджмент, а еще лучше – плюс харизматичный лидер.

Вон в Кыргызстане хватило и пяти тысяч человек, чтобы власть пала в течение нескольких часов. Однако это только одна сторона вопроса.

Другая, более важная, – это то, что отсутствие сильного, способного контролировать власть гражданского общества позволяет новому руководству быстро прибрать всю полноту власти к рукам и под новыми названиями реанимировать старую автократическую систему.

Что, собственно, и продемонстрировали первая революция в Украине и две революции в Кыргызстане.

Конечно, могут быть и исключения из этого правила: когда во власти оказывается лидер, способный, что называется, скрутить в «бараний рог» всех и вся и сделать страну демократической даже при недостаточно развитом гражданском обществе.

Такой феномен мы имеем на примере Грузии во главе с неистовым Михаилом Саакашвили. Но что-то подсказывает мне, что повторить грузинский опыт в Казахстане маловероятно.

Так что в нынешних условиях при всех допусках и оговорках даже миллион протестующих, выведенных на улицы, абсолютно не гарантирует демократическое будущее Казахстану.

Проблема в том, что тех, кого можно вывести, точно так же можно и обратно загнать. Они – ведомые по определению, и будут делать то, что им внушат их лидеры или новые хозяева.

На мой взгляд, основной акцент в работе на демократию должен быть сделан на очищение мозгов казахстанцев от официальной пропаганды, которой они подвергались последние 20 лет. А это совершенно иные подходы и новые формы работы.

Глупо пытаться привлечь в ряды демократической оппозиции людей, мыслящих категориями патриархального традиционализма, ратующих за многоженство, страдающих антиамериканизмом, поддерживающих путинское мракобесие и воспринимающих европейские демократические стандарты как чуждые национальной ментальности.

С такими сторонниками при всем желании демократии не построишь. Их самих нужно реформировать и переделывать, причем основательно.

Может, стоит этим заняться? А миллион недовольных на улицах – это уже в качестве закономерного результата такой работы.

Сергей Дуванов – журналист, публицист и колумнист Ц-1 в Алматы

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Права человека

Преподаватель, избитый сыном замхокима, обратился к Шавкату Мирзиёеву

Бывший преподаватель из Намангана Сирожиддин Ашуров попросил президента РУз Шавката Мирзиёева помочь в расследовании дела о его избиении группой студентов-двоечников.

Узбекистан
Общество

В Ташкенте осудили пятерых человек за связи с «Хизб-ут-Тахрир»

Сегодня, 9 июля, Ташгорсуд вынес обвинительный приговор двум мужчинам и трем женщинам за «посягательство на конституционный строй» в составе экстремистской группировки «Хизб-ут-Тахрир».

Узбекистан
Досуг

10 причин для узбекистанца выбрать отдых на Иссык-Куле

После ошских событий 2010 года узбекистанцы прекратили поездки на Иссык-Куль. Теперь же туристический поток восстанавливается, и кыргызстанские туроператоры утверждают, что для этого есть причины.

Кыргызстан

Новости из Казахстанa