Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Сергей Дуванов / О бодании теленка с либерализмом дуба

В последнее время стало модно говорить о кризисе либерал-демократической идеологии. Но противники либерализма хоронят его с завидным постоянством.

Большой дуб; фото: nashzeleniymir.ru
Большой дуб; фото: nashzeleniymir.ru

Правда, ничего нового и оригинального в этом нет.

Традиция каркать о неминуемой гибели либерализма идет со времен появления теорий о кризисе и загнивании капитализма.

Сдается, что это стало своеобразной молитвой для всех замшелых традиционалистов, воинствующих мракобесов и сторонников «твердой руки».

Если вести отсчет с пророчества Карла Маркса, то либерализм и буржуазную демократию хоронят уже более 150 лет.

И все это время либеральная демократия победно шествует по планете, заключая в свои объятия все новые и новые страны.
Именно в них сегодня самый высокий уровень качества жизни и социальной защищенности, соблюдение прав и свобод человека.

То же самое с оценкой «самый» можно сказать и о развитии науки и техники, искусства. Лучшие результаты у этих стран в области освоении океана, космоса, защиты экологии развития новых технологий и т. д. и т. п.

Нет смысла перечислять все сферы человеческой жизни, в которых сообщества, руководствующиеся либерально-демократическими принципами, достигли больших высот, чем страны, живущие в иных идеологических парадигмах.

Это самый убойный аргумент в споре с противниками либерал-демократии.

Казалось бы, зная все это и видя, насколько ущербно выглядят на фоне либерализма все остальные политико-экономические системы, самое разумное – это тихо стоять в сторонке и глотать авторитарные и тоталитарные слезы и сопли.

Но не такие они – оппоненты либерал-демократии.

Здесь, видимо, срабатывает механизм самооправдания, предполагающий особую логику, работающую по принципу «мы охотно верим тому, чего желаем». И начинается поиск аргументов, призванных доказать обреченность либеральной демократии, ее неминуемую гибель. Каждый ищет там, где ему удобнее.

Одни видят это в падении нравов, в духовной деградации людей, находящихся в комфортных условиях либерализма.

Аргументы откровенно несерьезные: распущенность нравов, легитимация однополых браков, проституция, преступность, отсутствие общей идеологической заданности и тому подобное. Эти примеры деградации вообще можно оставить без комментариев – здесь деградация скорее в головах тех, кто об этом говорит.

Другие апеллируют к экономическим проблемам Запада. Так, экономический кризис 2008 года породил целую волну эсхатологических предсказаний конца западной цивилизации и либеральных идей.

Мол, закончилась эпоха доллара, а вместе с ним кончается и эра либеральной демократии.

Кое-кто на этой волне даже кинулся продвигать идею замены доллара на новую мировую валюту – акметал. Можно, конечно, порассуждать и об этом, но какой смысл: доллар остается долларом и продолжает демонстрировать свою несокрушимость.

Да, сегодня экономика Запада переживает кризис. К слову сказать, кризисы были и раньше, и всякий раз они заканчивались, а либерализм благодаря этим встряскам очищался от того, что препятствовало его развитию, и становился все прочнее и совершеннее. Вопрос в том, как этот кризис воспринимать.

Либо с позиции простого человека, для которого потеря работы, закрытие бизнеса, уменьшение зарплаты воспринимаются как жизненная катастрофа. Соответственно, это может выплескиваться в гражданском протесте против властей, не сумевших это предотвратить.

Либо кризис оценивается с позиции идеологических оппонентов, которые, радостно потирая руки, видят в этом начало краха всей либеральной цивилизации. Соответственно, активизируется пропагандистская работа на антилиберальном фронте, что прежде всего на руку тем элитам, которые держат свои народы на авторитарном пайке.

Либо рассматривать кризис, с точки зрения социокультурной системы в целом. В этом случае кризис воспринимается как сугубо экономическая проблема в развитии системы, что предполагает определенные усилия элит и время для ее разрешения.

Для наглядности можно представить кризис как болезнь либерального организма, возникшую вследствие нездорового образа жизни.

В этом случае глупо заявлять о несовершенстве либерализма как такового, достаточно начать вовремя ложиться спать, ограничить прием спиртного, бросить курить и делать по утрам зарядку.

Проблема решается, и все, что для этого нужно, – правильный диагноз и политическая воля для выправления ситуации.

Третьи в качестве доказательств нарастающего кризиса либерализма теоретизируют, предлагают различные схемы, призванные методологически обосновать этот крах.

Как правило, все эти теории высосаны из пальца, поэтому не стоят и выеденного яйца.

Иногда для придания весомости аргументации даже привлекаются высказывания видных идеологов либерализма о кризисе системы. В частности, часто используются высказывания Фрэнсиса Фукуямы, выражающего тревогу в отношении неоконсервативного курса современных либералов США и Европы. Дескать, смотрите, сами идеологи либерализма признают кризис своих идей.

Не считаю необходимым полемизировать по первым двум направлениям критики либерализма, так как они откровенно конъюнктурны и поверхностны.

А вот о третьем концептуальном направлении дискредитации идей либерализма стоит поговорить.

Прежде всего необходимо отметить наличие разночтений самого понятия «кризис».

У либералов кризис либерализма – проблемная ситуация, свидетельствующая о том, что система достигла некоего порогового значения, требующего структурных изменений, которые бы обеспечивали дальнейшее развитие системы.

Это понимание наиболее полно соответствует изначальному значению слова «кризис» (от греч. Κρίσις – решение, поворотный пункт).

У их противников «кризис либерализма» – это в лучшем случае свидетельство несовершенства либеральных принципов как таковых, в худшем – доказательство его умирания.

Такое разночтение очень принципиально, так как изначально задает совершенно разные подходы в оценке ситуации. В одном случае разговор идет о проблеме, мешающей системе полноценно развиваться, в другом – о системе, исчерпавшей себя.

Конечно, идеологические противники либерал-демократии имеют право ставить вопрос о системной несостоятельности либерализма. Ради бога!

Но, во-первых, нужна серьезная аргументация. Нужны доказательства того, что процессы приняли необратимый характер. Нельзя же, основываясь на легализации геев и временных проблемах в экономике, заявлять о том, что либерализму приходит кирдык.

Согласитесь, это несерьезно!

Главным аргументом в этом споре остаются уровень социально-экономического совершенства системы и оптимальность ее политической организации. При всех недостатках и проблемах в странах либеральной демократии этот уровень, безусловно, выше. Всё!

Остальные доводы и придирки – из области ловли блох. Можно набрать сколько угодно много, но принципиально это ни о чем не говорит.

Второй момент – предметная ущербность позиций тех, кто выступает против либерал-демократии. У них нет достойной и привлекательной альтернативы. Каким бы плохим ни оказался либерализм со слов его противников, но лучше его человечество ничего не знает.

Я понимаю логику бывшей советской идеологической пропаганды, которая строила критику и отрицание «загнивающего капитализма» на противопоставлении пусть и придуманных, но «достижениях социализма».

Да, почти все оказалось мифом, но в тот момент важно было то, что это конкретная альтернатива. Был выбор между плохим капитализмом и хорошим социализмом. Что сегодня может предложить вся эта разношерстная компания противников либеральной демократии?

Что можно ждать от идей коммунистов, исламистов, нацистов и разных авторитарных правителей?

Все, на что способны, они уже показали: Советский Союз, фашистская Германия, теократический Иран, коммунистическая Северная Корея, автократические Туркменистан и Узбекистан.

Если это альтернативы либеральной демократии, то давайте сравнивать и делать выводы. Если есть что-то другое – покажите! Обсудим.

Еще один принципиальный момент: нельзя отделять либерализм от демократии. Нужно исходить из того, что либерализм – это идеология, основой которой является право человека распоряжаться своей свободой и собственностью с наименее возможными ограничениями.

Поэтому в принципе не может быть авторитарного либерализма. Либерализм может быть только демократическим.

Представление о Казахстане, где якобы господствуют либеральные принципы, – от недопонимания.

Казахстанская государственность не может считаться либеральной, пока там нет политических свобод, ограничения власти государства со стороны общества, верховенства закона и свободы частного предпринимательства.

Наличие рыночных отношений в экономике – еще не есть либерализм в чистом виде, это всего лишь заявка на него.

Рынок без политической демократии, без уважения прав и свобод человека, без господства закона – на самом деле базар: грязный, дикий, без строго установленных правил игры.

Отсюда вывод: в Казахстане не рыночная, а базарная экономика со всеми вытекающими из этого рецидивами автократии.

И последнее соображение. О тупике, в котором якобы сегодня оказались казахстанские либералы. На мой взгляд, нет никакого тупика.

Есть слабость либеральной традиции и неорганизованность самой оппозиции.

Самый расхожий упрек – в отсутствии новых идей и кризисе старых. Полная чепуха!

Нет никакого кризиса идей.

Либеральные идеи, воплощенные в жизнь различных стран, остаются притягательными для большинства населения планеты, что проявляется в желании самых мобильных людей перебраться туда на ПМЖ. Так что в этом плане либеральные идеи, напротив, живут и побеждают.

И, что характерно, побеждают они помимо усилий наших либерал-демократов. Процесс идет сам собой: казахстанцы, которым надоедает автократический маразм, перестают голосовать за него, и выборах начинают «голосовать ногами» за либерализм. Это один момент.

Другой упрек – это то, что казахстанским либералам нет большой нужды агитировать за свои идеи и придумывать что-то оригинальное.

Агитация идет сама собой: люди ездят в Европу, Америку, смотрят фильмы, телепрограммы, читают книги, журналы, пользуются Интернетом – в результате, даже если их и устраивает нынешняя жизнь, формируется понимание, что при демократии жить лучше.

Через это люди постепенно впитывают либеральные идеи. С точки зрения процесса формирования в стране либерально-демократических настроений – это тоже результат.

Так что процесс либерализации казахстанского общества идет, может быть, незаметно, может быть, не так быстро, как хотелось бы, но вектор определен, и его уже не изменить.

Всякий раз, когда я слышу о кризисе либеральных идей, о том, что либералам нечего предложить, мне хочется смеяться.

Очень забавно видеть, как люди, давно уже живущие по западным (читай – либеральным) экономическим, политическим, социальным и культурным стандартам, пыжатся от этого откреститься.

Люди, воспринявшие западные стандарты жизни, пользующиеся достижениями либерально-демократической цивилизации, зависящие от ее инвестиций и помощи, а некоторые и обязанные либерализму независимостью своей страны, упорно пытаются доказать несостоятельность и ущербность данной цивилизации.

Ладно, когда этим занимаются пропагандисты, работающие на власть, можно понять: у них – вполне конкретный шкурный интерес. Как говорится, ничего личного (и идейного) – только бизнес.

Но когда им подпевают те, кто к данной власти не имеет никакого отношения, более того, оппонирующие ей, то это уже из сферы иррационального, не поддающегося объяснению с позиций здравого смысла.

Я это называю мировоззренческой неадекватностью сознания.

Сергей Дуванов – публицист и колумнист Ц-1 в Алматы

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Казахстанa