Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Сергей Дуванов / Так и сказал: «Вела себя агрессивно, требовала адвоката»

C теми, кто мешает власти в Казахстане всегда расправлялись, не очень-то заморачиваясь на закон. Помнится, Нурбулата Масанова, собирающегося идти на митинг, забетонировали в квартире, насыпав под дверь бетон.

Меня арестовали, обвинив в педофилии, за сутки перед вылетом в Нью-Иорк, где я собирался рассказывать о ситуации с правами человека в Казахстане.

Амиржана Косанова просто избили «за все оппозиционно хорошее», подкараулив возле его дома. Владимира Козлова «упекли» за решетку аж на 7 лет за оппозиционную деятельность. Акежана Кажегельдина, посмевшего бросить вызов Назарбаеву на выборах, осудили на 10 лет.

Другой политик – Заманбек Нуркадилов, став оппозиционером, вдруг «самозастрелился». А Алтынбека Сарсенбаева – лидера оппозиции 2000-х, демонстративно убили вместе с его охранниками.

В принципе, все, кто хоть как-то оппонировал власти, сталкивались с действиями неправового характера, исходящими либо от правоохранительных органов, либо от неустановленных лиц.

Это уже стало неотъемлемой стороной существования казахстанского инакомыслия: не согласен с властью – жди неприятностей.

Уже без оппозиции

Сегодня в стране уже нет оппозиции – вывели начисто. Нет партий и организаций, открыто оппонирующих политическому режиму президента Нурсултана Назарбаева.

Закрыты или заблокированы все неугодные газеты и сайты. Все оппонирующие режиму персоны вынуждены иммигрировать за границу. В стране остались три реально оппозиционные газеты. И вот, похоже, взялись и за них.

Редактору оппозиционной газеты «Трибуна» предъявлено обвинение в «отмывании» денег Мухтара Аблязова – злейшего оппонента президента Назарбаева. Самого Аблязова, несмотря на все усилия прокуратуры, спецслужб и казахстанской дипломатии, Акорда достать так и не смогла.

Он в Европе, которая выдавать его не собирается. Зная, что у него есть деньги, которых при желании хватит и на три «Майдана», люди во власти очень озабочены настроем Мухтара на дальнейшую борьбу с политическим режимом Назарбаева.

Это их конкретно напрягает, и поэтому они тщательно зачищают казахстанское политическое и гражданское поле от всех, кто, на их взгляд, может сотрудничать с Аблязовым.

Скоро – без независимой прессы

Такой союз для них представляется крайне опасным, и поэтому спецслужбами отслеживаются все протестно настроенные инициативы, заявления отдельных граждан и деятельность общественных организаций.

Сегодня пришел черед «Трибуны», на очереди – «Дат» и «Уральская неделя».

И без гражданских активистов

Но это еще не все. Совершенствуются технологии давления на гражданских активистов, которые нынче в основном обитают в виртуальном пространстве Фейсбука, периодически пытаясь как-то себя проявить в реальной жизни.

Любые попытки этих активистов перетащить фейсбушную протестность в казахстанскую действительность встречают мощное противодействие со стороны полицейских, которые под чутким руководством кураторов из КНБ пресекают даже намеки на любые публичные акции со стороны оппонентов власти.

Если раньше это касалось организаторов и участников митингов, которых задерживали прямо при выходе их дома, то сегодня аналогичный прием применяется уже и к блогерам, которые освещают события подобного рода.

В качестве наглядного примера приведем один день.

Задержание по дороге

23 февраля гражданский активист Ерлан Калиев сообщил в социальных сетях, что собирается устроить пикет возле здания КНБ в Алматы против давления, оказываемого на журналиста Жанболата Мамая, находящегося в СИЗО.

Полицейские тут же отследили и задержали Калиева по дороге к месту пикета, что само по себя является грубейшим нарушением прав человека. Никто не имеет права препятствовать гражданину реализовывать право на выражение своего несогасия с чем-то, если оно не представляет опасности для окружающих.

Что касается закона, запрещающего любые протестные акции без разрешения властей, то даже этот закон не предполагает превентивных запретительных мер в отношении его нарушителей.

Закон распространяется только на тех, кто совершил указанное действие, но никак не на тех, кто их замышляет. Так что, строго говоря, полицейские нарушили один из основных принципов Пакта о гражданских и политических правах, который ратифицировал Казахстан.

Фотографировать тоже нельзя

В этот же день были задержаны еще два активиста – Галым Агелеуов и Асхат Берсалимов, подтянувшиеся к зданию КНБ.

Они пришли, чтобы заснять на камеру акцию Калиева и выставить это в Фейсбук. Им этого не позволила полиция, без всяких правовых оснований воспрепятствовавшая гражданам реализовывать свое право на получение и распространение информации.

Грубейшее нарушение прав человека, безусловно, заслуживающего осуждения со стороны омбудсмена при президенте РК, …если, конечно, у него есть совесть.

Одновременно другую гражданскую активистку – блогера Жанару Ахмет, ехавшую заснять другую акцию протеста, задержали непосредственно возле ее дома. Вдобавок к этому при изъятии у нее мобильного телефона она была избита сотрудником полиции.

«Призывала на митинг»

Понятно, что у полицейских не было оснований для осуждения человека, выходящего из своего дома и собирающегося поснимать на камеру. Поэтому предварительно кем-то неустановленным аккаунт Жанары был взломан, и от ее имени был выставлен пост с призывом к митингу. Удалить его она уже не могла, так как телефон у нее был изъят полицейскими.

Сняв скан этого поста, полицейские предъявили его в суде в качестве основания для задержания. Мол, она призывала к несанкционированному митингу и на этом основании было проведено задержание.

Суд, откровенно подыгрывая полицейским, не захотел принимать во внимание информацию о взломе аккаунта и спешно вынес обвинительное решение. Это к вопросу об оперативности принятия карательных решений казахстанского правосудия по политическим делам. Прокуррор, как в таких случаях и водится, тоже счел вину активистки полностью доказанной.

«Требовала адвоката!»

Шедевром на суде стала фраза майора Данияра Елеубаева, участвовавшего в задержании активистки, который, искренне возмущаясь, высказал откровенно убойную фразу, характеризующую правовой нигилизм казахстанской полиции:

«Ваша честь, гражданка Ахметова вела себя агрессивно, требовала адвоката». В этой фразе – вся наша полиция.

Как видим, по всем трем случаям задержания – сплошные нарушения прав человека. А в отдельных случаях спецслужбы не гнушаются и организациями откровенных провокаций.

И все это ради того, чтобы выполнить спущенную сверху установку ограничить в правах граждан, а зачастую и даже привлечь к ответственности невиновных людей.

Вообще-то, это уже тянет на должностное преступление и должно караться по всей строгости закона.

Ужасает то, что суды и прокуратура выступают здесь в качестве подельников в наказании человека, строго следующего принципам и нормам международного права, которое, согласно Конституции в случае подписания соответствующих конвенций, имеет приоритетное право перед местными законами.

Что это! Вопиющая безграмотность полиции, судей и прокуратуры или целенаправленное игнорирование норм ООН?

Кстати, о полиции

Что касается нашей полиции, то у меня плохое предчувствие. Они реально собрали на себя весь негатив и озлобленность в обществе. Я не встречал вокруг себя людей, положительно воспринимающих полицейских и доверяющих им.

«Алматинский стрелок» Руслан Куликбаев, убивавший полицейских, – это первый звоночек, говорящий, что озлобленность, формируемая полицейским произволом, достигла критического состояния и в любой момент может выплеснуться наружу.

Самое время об этом подумать, чтобы потом не прятать фуражки и не прятаться самим.

Сергей Дуванов – журналист, публицист и колумнист Ц-1 в Алматы

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Казахстанa