Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Сергей Дуванов / В Казахстане пишем «ОПГ» – подразумеваем салафитов

В Казахстане началась операция по обезвреживанию организованной преступной группировки. Из скупой информации прес-службы КНБ вырисовывается следующая картина.

Фото с сайта: altyn-orda.kz
Фото с сайта: altyn-orda.kz

7 декабря спецподразделения Комитета национальной безопасности (КНБ) Казахстана при содействии сотрудников Национального бюро по противодействию коррупции и МВД в ходе спецоперации произвели массовые аресты в Актюбинской и ряде других областей страны.

Салафиты – нефтяники

В результате, по официальной информации, были задержаны члены преступной организации, состоящей из приверженцев радикального салафизма, которые занимались незаконным оборотом нефти и нефтепродуктов.

При чтении между строк официального сообщения выстраивается версия, что некая салафитская организация, контролирующая нефтеперерабатывающий завод в Актюбинской области, реализуя «налево» производимую продукцию, получала коммерческую прибыль, которая шла на развитие этой де-факто подпольной организации.

Понятно, что без поддержки в органах власти этого не могло случиться. Поэтому «разбор полетов» коснется не только религиозных активистов и криминальных авторитетов, но и людей во власти, которые либо за «вознаграждения», либо по идейным соображениям «крышевали» салафитов.

Но попробуем взглянуть на все это с другой стороны! Вряд ли криминал есть в том, что какие-то бизнесмены, имеющие нефтеперерабатывающий завод, отдавали часть своей прибыли какой-то религиозной общине.

Этакие пожертвования от прихожан, от благоверных верующих – в чем пробема? Даже то, что эта организация была салафитской, ничего не меняет: салафиты в Казахстане официально не запрещены.

Правда, негласно салафиты, что называется, в «черном списке», а это означает более чем пристрастное к ним отношение. Одно дело, когда люди просто собираются и молятся, но совсем другое – когда им передаются солидные денежные средства, которые они осваивают, продвигая свои идеи и развертывая масштабную агитационную работу.

Нефть – и правовое основание

Понятно, что это не может не напрягать спецслужбы, заточенные на превентивную борьбу с экстремизмом и терроризмом.
Но, чтобы пресекать, нужны серьезные правовые основания. В данном случае таковыми являются обвинения в незаконным обороте нефти и нефтепродуктов.

Не исключено, что таковые действительно могли иметь место, но все же уверен: в данном конкретном случае главной причиной «наезда» является антитеррористическая составляющая.

Это привычная схема работы наших правоохранительных органов, когда под видом борьбы с неуплатой налогов или коррупцией решаются политические или религиозные вопросы. То есть без ОПГ в этом случае не обойтись. А есть ОПГ – есть повод «мочить» всех и вся.

Как было у других

Вспомним хотя бы историю с отъемом БТА-банка у олигарха Мухтара Аблязова. Формально все было подано как финансовые преступления, как создание ОПГ, хотя все прекрасно понимали, что в основе лежала политика: Аблязов финансировал оппозицию, что, вообще-то, не запрещено законом. Выходит, что в ситуации, что в ситуации с салафитами – та же схема.

Или процесс над организаторами так называемого «земельного протеста» в Атырау, где по вопросу банального митинга упорно притягивали за уши финасовую составляющую в виде сумм, якобы предназначенных на оплату государственного переворота.

В этом плане все спецслужбы предсказуемы: главное для них – это найти повод для «маски-шоу», все остальное – вопрос чисто технический.

Основание – «мочить»

Таким образом, по рассматриваемой спецоперации против ОПГ, «занимавшейся незаконной продажей нефтепродуктов», мы имеем два принципиально важных момента.

Первый – это то, что казахстанские салафиты имеют солидные источники финансирования, которые они используют для развития своей организации.

Второй момент: люди, финансирующие салафитов, делали это с нарушением действующего законодательства, что позволяет привлечь их к уголовной ответственности.

Из этого автоматически вытекает третье – это правовые основания для ликвидации всей структуры, которая была создана салафитами в этом регионе. Чем, собственно, и занимаются сегодня спецслужбы.

Под носом у спецслужб

У этой истории есть и оборотная сторона, касающаяся работы как самого КНБ, так и всего блока правоохранительных органов.

Поражает оперативность и мобильность силовиков во всем, что касается вопросов противостояния различным инициативам гражданских активистов, которых начинают прессовать еще до того, как они соберутся что-то сделать.

Вспомните, как «сработали» правоохранительные органы 21 мая этого года, не допустив проведения мирного митинга протеста против продажи земли иностранцам в Алматы. Блестяще проведенная операция по выкручиванию рук гражданскому обществу, в прямом и переносном смысле.

А как они старательно и скрупулезно «шили белыми нитками» уголовное дело против организаторов митинга протеста в Атырау, пытаясь обвинить их в государственном перевороте и разжигании социальной розни!

Прошляпили…

И при этом у них под носом все это время религиозное подполье осваивало солидные средства, проводя агитацию и укрепляя единство своих рядов. Не в этом ли объяснение роста числа последователей салафизма в Западном Казахстане.

Получается – прошляпили? Как же так вышло, что против граждан, реализующих свое конституционное право на мирные митинги, они – герои и профи, а там, где вопрос касается угроз религиозного экстремизма, – «чайники»?

В этой связи очень интересно узнать, сколько времени данный завод финансировал религиозную оппозицию светскому образу жизни казахстанцев.

На мой взгляд, от этого зависит вывод, который должны сделать в Акорде в части профпригодности тех, кому мы доверили свою государственную безопасность.

Сергей Дуванов – журналист, публицист и колумнист Ц-1 в Алматы

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Казахстанa