Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Депутат Жогорку Кенеша: «Референдум поставил под вопрос легитимность власти Кыргызстана»

Чолпон Джакупова, депутат парламента Кыргызcтана, объяснила Ц-1, чем опасно изменение Конституции и почему она в знак протеста сдаст мандат.

Депутат Жогорку Кенеша во время беседы с Ц-1; фото:Ц-1
Депутат Жогорку Кенеша Чолпон Джакупова во время беседы с Ц-1; фото:Ц-1

Референдум в Кыргызстане, прошедший 11 декабря, ознаменовался рекордно низкой посещаемостью. На участки пришло чуть более 40 процентов избирателей.

Главный идеолог конституционной реформы – президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев в день голосования признался, что он молится Богу, чтобы явка избирателей превысила порог в 30 процентов и референдум был признан состоявшимся.

Пассивность избирателей стала для властей не единственным неприятным сюрпризом. Не менее обсуждаемой темой в Кыргызстане стал демарш депутата Жогорку Кенеша (парламент Кыргызстана) Чолпон Джакуповой, объявившей о том, что с 1 января 2017 года сдаст свой мандат в знак протеста против проведения референдума.

Популярный политик рассказала Ц-1 о причинах своего неординарного шага.

– Почему вы сдаете мандат?

– Это произошло не в порыве эмоций. Это продуманный шаг. Давления со стороны власти, со стороны членов моей фракции «Бир бол», поддержавших изменение Конституции, не было.

Я глубоко убеждена, что в политике можно состояться только, если у тебя есть принципы.  Если ты в состоянии отстаивать их и можешь ради них чем-то жертвовать. Я – юрист и ставлю закон превыше всего.

Во время обсуждения проекта Конституции я заявила, что те органы власти, полномочия которых будут изменены, потеряют свою легитимность.

– Какие именно?

– Президент, парламент, премьер-министр. Их полномочия меняются: в чем-то увеличиваются, где-то уменьшаются. По нашему законодательству даже в случае изменения структуры правительства парламент отправляет его в отставку, затем утверждает новый Кабинет министров.

«Легитимность Конституции – под вопросом»

– Президент говорил, что в старой Конституции заложены некие мины, которые могут взорваться в любой момент. Есть ли мины в новой редакции?

– В принятой Конституции много коррупционных ловушек. У следователей появилась возможность применить нормы уголовного права в отношении тех, кто проходит по гражданско-правовым делам, и лишить человека свободы.

За несвоевременный возврат кредита заемщика могут посадить. За свою свободу люди отдадут следователю последние копейки. Для следственных органов, включая Генеральную прокуратуру, учитывая степень их коррумпированности, эта статья в законе станет просто Клондайком.

Президент на эти мелочи не обращает внимания. Он не юрист. Атамбаеву важно было перераспределить полномочия между ним и премьером.

– Поэтому оппозиция говорила об узурпации власти командой Атамбаева?

– В части законодательной инициативы – да, это попытка подмять под себя парламент. Фактически внесение изменений в Конституцию инициировал президент. Атамбаев и не скрывает этого. Однако президент  не имеет права законодательной инициативы. В данном случае он вышел за рамки конституционных полномочий.

И только после того, как я привлекла к этому внимание общественности, под проектом Конституции появились 86 подписей депутатов – якобы инициаторов изменений. Подписи насобирали путем «выкручивания рук». В кулуарах коллеги рассказывали, какому давлению они подвергались, когда их заставляли подписываться под документом.

– А можно было вносить в Конституцию положение о том, что назначенные сегодня чиновники будут действовать до окончания срока своих полномочий? Речь идет о генеральном прокуроре, председателях Верховного суда, Центризбиркома, Счетной палаты.

– Подобная практика была введена в 2010 году, когда Конституция принималась в условиях чрезвычайной ситуации. Тогда необходимо было срочно легитимизировать институты власти. В тех условиях Временное правительство создало некие нормы, которые, на его взгляд, разрешали ситуацию.

В 2010 году революционеры снизили порог явки на референдум с 50 до 30 процентов, потому что тогда действовал режим чрезвычайного положения. В то время по действовавшей Конституции, как и в соседних странах, для проведения референдума явка должна была составлять не менее 50 процентов. Референдум есть референдум.

Я спросила у отца прежней Конституции, депутата Омурбека Текебаева: «Сегодня это привело к тому, что один миллион явившихся на референдум граждан определили судьбу других пяти миллионов. Причем из этого миллиона избирателей 16% выступили против изменений Конституции, 6% испортили бюллетени. Это нормально?». Нет. Это позор, что Конституцию одобрила лишь малая часть населения. Возникает вопрос о легитимности властей Кыргызстана и принятой Конституции.

«Кыргызстан может стать изгоем»

– Как отнеслись международные демократические институты к желанию властей Кыргызстана изменить Конституцию?

– Я знаю, что первый вариант поправок, а их у нас было два, был направлен для экспертизы в Венецианскую комиссию Совета Европы, оценка была разгромная. После этого власти побоялись отправить второй вариант. Надо признать, оба варианта документа – просто ужас.

В преамбуле Конституции, действовавшей до 11 декабря, Кыргызская Республика провозглашалась как суверенное и независимое государство. Авторы новой Конституции написали, что мы находимся только на пути к строительству независимого государства. То есть фактически мы отказались от своей независимости, мы к ней только стремимся.

А ведь именно в преамбуле излагаются основные правовые и духовные ценности государства и народа. Наши горе-реформаторы изменили характер государства и даже не заметили этого. Не обратили внимания на принципиальную разницу и рядовые граждане.

– Какие последствия может иметь тот факт, что в новой Конституции убрали приоритет международного законодательства над национальным в части защиты прав человека?

– Мы являемся членами Венской конвенции о международных договорах и не должны устанавливать свои правила. Кыргызстан был обязан, особенно в области прав человека, выполнять рекомендации соответствующего Комитета ООН.

Сейчас такого пункта в Конституции нет. Получается, что Кыргызстан должен выйти из Венской конвенции. Кыргызстанцы могут, конечно, и сейчас обращаться в международные органы за защитой, но государство теперь подумает, исполнять или не исполнять полученные рекомендации.

– К чему это приведет?

– Кыргызстан станет государством-изгоем. Государству, не исполняющему принятые международные обязательства, просто не будут доверять. Мы взяли на себя обязательства, присоединившись к этому договору, а теперь говорим: хочу – выполняю, хочу – не выполняю.

comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Политика

С Новым Годом! За 2022 год! За СССР!

Дорогие товарищи, Движение народовластия Узбекистана «ПАХТА» желает вам свободы и справедливости, человечности и доброты, светлого и надежного будущего, а значит - возвращения к себе, домой, в наш великий и могучий Советский Союз.

Узбекистан
Криминал

Джизак: дома снесли, а построить ничего не сумели

Власти Джизака и бизнес, не церемонясь сносили дома граждан на улице Навои в 2018 году, взамен намереваясь построить «элитные квартиры», и, ничего, стройка уже стоит, рассказывает одна из жертв сносов Феруза Норкузиева.

Узбекистан

Новости из Кыргызстанa

Политика

Аплодисменты Сооронбаю Жээнбекову, не стрелявшему в свой народ…

Не могу судить, каким был президентом Сооронбай Жээнбеков, мог ли он быть лучше, но я благодарна, что он ни на минуту не рассматривал возможность стрелять в свой народ, как это сделал Ислам Каримов в Андижане.

Кыргызстан
Политика

Посадят ли экс-президента КР Алмазбека Атамбаева, что ждет страну?

В Кыргызстане завершилось следствие против Алмазбека Атамбаева, обвиняемого по 14 статьям УК КР; что будет с ним и страной? – своим мнением с Ц-1 делится директор клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков.

Кыргызстан
Политика

Хотел ли Алмабзек Атамбаев крови?

Экс-президенту Кыргызстана грозит пожизненное лишение свободы: помимо коррупции он был обвинен в убийстве, захвате заложников, организации массовых беспорядков и применении насилия в отношении представителей власти.

Кыргызстан