Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Амири Замон /Активное меньшинство Кыргызстана – пример для всей ЦА

События в Кыргызстане, связанные с арестом оппозиционного политика Омурбека Текебаева, демонстрируют пример той гражданской активности, в которой остро нуждаются и другие страны Центральной Азии.

Омурбек Текебаев - лидер старейшей оппозиционной партии КР "Ата Мекен"; kabarlar.kg
Омурбек Текебаев — лидер старейшей оппозиционной партии КР «Ата Мекен»; kabarlar.kg

Омурбек Текебаев, лидер социалистической партии «Ата-Мекен» в Кыргызстане и депутат парламента, 26 февраля был задержан по прибытию в аэропорт «Манас» представителями силовых структур республики.

Он обвиняется Государственным комитетом национальной безопасности (ГКНБ) в получении взятки в размере одного миллиона долларов от российского предпринимателя взамен на допуск к управлению ЗАО «Альфа Телеком», в бытность заместителем председателя Временного правительства Кыргызстана в 2010 году.

Для тех, кто наблюдал за политическими процессами в Кыргызстане, этот арест стал логическим продолжением противостояния оппозиционера с президентом, началом которого была инициатива президента изменить Конституцию в пользу увеличения полномочий премьер-министра за счет парламента.

Текебаев, будучи по праву самым опытным государственным деятелем в Кыргызстане и автором постреволюционной Конституции, усмотрел в стремлениях президентской команды попытку разрушения существующего баланса и создания условий для преемственности уходящей власти, из-за чего занял жесткую антипрезидентскую позицию.

В последнее время на своих пресс-конференциях Текебаев открыто ставил под сомнения прозрачность доходов Атамбаева и высказывал намерения добиться объявления импичмента президенту.

В данной ситуации вне зависимости от обстоятельств, дело Текебаева можно считать политически мотивированным.

Молниеносная реакция

Для других стран Центральной Азии политические события в соседней стране должны быть примечательными не только внутриполитической борьбой отдельных групп, но примером активности гражданского общества, которая не наблюдается ни в одной другой стране региона.

Реакция на арест видного оппозиционного деятеля последовала молниеносно. Политика поддержали не только его сопартийцы, но и представители самых разных групп, начиная от простых граждан и заканчивая его бывшими политическими оппонентами.

Конечно, говорить о массовой поддержке политика со стороны населения не приходится, но факт наличия активного меньшинства, непрекращающиеся попытки защиты оппонента власти и бурное обсуждение данного вопроса в парламенте говорят о достаточно зрелой гражданской позиции определенной части населения.

Для Кыргызстана подобная активизация политических сил не является новшеством. Эти процессы начинались со времени обретения независимости этой республики и продолжаются по сей день.

Поэтому и вызывают у аполитичной части населения немало раздражений. Политических активистов называют «бездельниками», «грантоедами» и другими нелестными выражениями.

Однако на практике именно благодаря их усилиям сдерживаются политические аппетиты правящей группы.

Существующие прецеденты сопротивления со стороны гражданского общества, даже обусловленные отчасти клановой разрозненностью кыргызов, будут и дальше играть роль механизма демократизации политической системы в этой стране, пусть в ее совершенно специфической форме.

Обратная картина

Совершенно противоположную картину тому, что происходит в Кыргызстане, можно наблюдать на примере современного Таджикистана, где все существующие политические институты замыкаются только на одном человеке.

Этот человек – президент республики Эмомали Рахмон. Он же является главой правительства, он же контролирует парламент через свою партию, следовательно, полностью влияет и на судебную власть.

Президент Рахмон, в отличие от президента Атамбаева, не имеет политических оппонентов внутри страны. Все они либо сидят в тюрьме, либо находятся далеко за пределами страны. Президентская власть – абсолютна.

В этих условиях любые попытки демонстрации самостоятельности, инициативности и политической активности строго пресекаются силовыми структурами.

Самой показательной карательной акцией в стране, которая во многом схожа с делом Текебаева, можно считать дело экс-министра промышленности Таджикистана Зайда Саидова.

Экс-министр промышленности Таджикистана Зайд Саидов; официальное фото
Экс-министр промышленности Таджикистана Зайд Саидов; официальное фото

Вознамерившись создать партию в 2013 году, он лишился не только многомиллионного имущества, но и был приговорен к 26 годам лишения свободы.

Саидов являлся депутатом городского парламента и был задержан так же, как Текебаев, у трапа самолета с обвинениями в финансовых махинациях. Но резонанс по его делу ограничился сочувствующими комментариями в социальных сетях.

Губительная пассивность

Пассивность еще существующей на тот момент оппозиции и отсутствие адекватной реакции со стороны гражданского общества по делу Саидова окончательно запустили «репрессивную машину», находящуюся в руках таджикских властей.

В дальнейшем жертвами этой репрессии в физическом и психологическом смысле стали все, и в первую очередь инакомыслящие слои.

Была ликвидирована главная оппозиционная партия (Партия исламского возрождения Таджикистана – ПИВТ). Все ее политическое руководство было приговорено к длительным срокам лишения свободы.

Отсутствие оппонентов расширило круг возможностей Рахмона. Непотизм официально превратился в метод управления государством. Президентская дочь возглавила президентскую администрацию, а президентский сын стал мэром столицы, и это только начало длинного списка…

Исторически известно, что подобная политика не имеет благополучного исхода.

Поэтому, сравнивая эти события в двух соседних республиках, необходимо признать, что активное гражданское общество в Кыргызстане имеет очень важное значение для будущего этой страны.

Под постоянным давлением масс власть невольно будет становится прозрачнее и ответственнее. Как и в экономике, спрос будет рождать предложение.

К сожалению, путь к демократизации является тернистым, и Кыргызстан все больше это демонстрирует.

Таджикское общество же должно больше обращать внимание на политические процессы кыргызских соседей, изучать их опыт и методы противостояния произволу.
Не стоит утешать себя стабильностью, самое стабильное место – на кладбище, но, к сожалению, там не существует жизни.

Амири Замон – псевдоним автора Ц-1 из Таджикистана

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Права человека

Дресс-код: в Узбекистане декан колледжа подстриг студента и порезал брюки

Вопиющий случай произошел в Ташкентском юридическом колледже № 1 – группу студентов прилюдно подстригли. Учителя советуют будущим юристам: не пытайтесь жаловаться.

Узбекистан

Новости из Таджикистанa