Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

The Long read: Таджикская семья, ушедшая в ИГИЛ

В таджикском поселке Мехнатобод 11 членов одной семьи уехали в Сирию. Глава семейства Хамза Турабеков рассказал Ц-1, как это случилось.

Хамза Турабеков; фото: Ц-1
Хамза Турабеков; фото: Ц-1

Семья Хамзы Турабекова из приграничного джамоата Мехнатобод Согдийской области на севере страны примкнула к экстремистcкой организации ИГИЛ в Сирии почти в полном составе. Кроме отца, уехали все: жена, трое сыновей, дочь и зять с двумя маленькими внуками, дяди, племянники.

Дорогу к дому Турабековых в Мехнатободе покажет каждый. Внутри – тихо, только слышны звуки просеивания маша через сито. Занятая этим девушка, завидев гостя, сразу встала и позвала отца.

Хамза Турабеков – невысокий мужчина лет пятидесяти, немного сутулится, говорит охрипшим голосом, иногда грустно улыбается.

«Это моя приемная дочь Севара, – представляет ее хозяин дома, не дожидаясь вопроса. – Я знаю, о чем вы спросите, меня полтора года допрашивают, привык уже. Заходите, посидим, попьем чайку».

Приемная дочь Хамзы Турабекова; фото:Ц-1
Приемная дочь Хамзы Турабекова; фото:Ц-1

Старших уже нет в живых

«Двое старших сыновей  — Худоёрбек и Элёрбек — погибли в Сирии, мне сказали, что они стали шахидами, и прислали фото (через «Одноклассники» и «Вайбер». – Ред.), как их хоронят», – Турабеков начал свой рассказ с того, что больше всего болит.

«Все они ушли воевать за идею создания Исламского халифата, называют себя последователями «ахль ас-Сунна ва аль-Джама’а», и законы для них теперь – только Коран и Сунна», – мужчина говорит медленно, часто и надолго замолкает.

«Что они понимают в исламе, в джихаде? Это какие-то игры сильных мира, борьба за нефть, за деньги, а мои дети просто попались», — добавляет он.

Религиозного образования никто из семьи не получил, арабский язык и алфавит не знали.

Старший сын Хамзы Турабекова - единственная сохранившаяся фотка из семейного архива; фото: Ц-1
Старший сын Хамзы Турабекова Худоёрбек — единственная сохранившаяся фотка из семейного архива; фото: Ц-1

С чего все начиналось

По словам Хамзы, их семья жила хорошо, с деньгами проблем не было. У них было 35 гектаров земли, он и сейчас обрабатывает шесть гектаров, выращивает хлопок, пшеницу, овощи.

Его жена – домохозяйка Тулгуной Турабекова была большой поклонницей исламских религиозных книг и DVD-дисков.

Дехканин уверен, что это повлияло на воспитание детей и погубило его семью. Хамза говорит, что не раз сжигал диски и книги, а она в ответ называла его «кафиром» – неверующим.

Листовки запрещенного движения «Хизб ут-Тахрир» с призывами к молитве и исполнению законов шариата стали появляться в джамоате Мехнатобод в начале двухтысячных годов.

Их подбрасывали к воротам и дверям домов, прикрепляли к деревьям. Позже в продаже появились диски с призывом имамов к джихаду, которые крутили даже в маршрутках. С 2011 года распространение подобной информации в Таджикистане запрещено.

Въезд в поселок Мехнатобод, где жила семья Турабековых; фото: Ц-1
Въезд в поселок Мехнатобод, где жила семья Турабековых; фото: Ц-1

В Мехнатободе образовалась ячейка движения «Хизб ут-Тахрир», членами которой были около сотни человек.

Отец Хамзы Джурабек Турабеков в то время был главой села и помог правоохранителям арестовать 25 членов движения – большинство из них оказались за решеткой. Самые молодые позже вышли на свободу по амнистии, многие уехали в Россию и продолжили там создавать ячейки «Хизб ут-Тахрир».

Жители поселка Мехнатобод занимаются сельским хозяйством и животноводством; фото: Ц-1
Жители поселка Мехнатобод занимаются сельским хозяйством и животноводством; фото: Ц-1

«Всю жизнь жена упрекала меня поступком отца, – говорит наш собеседник, – мол, он погубил невинных людей, упрятав их за решетку на 10–12 лет».

Спустя годы мехнатободцы, увлеченные религиозным движением, вышли на свободу, многие из них не оставили своих убеждений и стали собирать команду «своих», чтобы транзитом через Россию уехать в Сирию для поддержки ИГИЛ.

Детей завербовали в России

«Дочь Нодирабегим вышла замуж за парня по имени Ильхом, – вспоминает дехканин. – Потом оказалось, что он вместе с сыном моего дяди Мулло Бахромом и сыном сестры Бобуром Келдиевым были лидерами в группе тех, кто отправлял людей в Сирию».

1-hamza-turabekov

Хамза Турабеков, фото: Ц-1

Сразу после замужества дочь с мужем уехала в Россию, там родила двоих сыновей – Мухаммада Умара и Мухаммада Форуха.

В России с 2012 года работал и старший сын Худоёрбек, позже туда уехал средний – Элёрбек. В итоге все трое детей Турабекова попали под влияние сторонников ИГИЛ.

В 2013 году отец семейства попал в беду: случайно убил человека в дорожной аварии.
Следующие три года он отбывал заключение в вольном поселении, по выходным его отпускали домой.

Во время отсутствия Хамзы жена стала больше общаться с дочерью и зятем. Когда она сказала, что хочет съездить в Россию навестить сыновей, он не заподозрил неладное. Тем более что старший собирался жениться, шла речь о поездке на свадьбу.

Младший сын, 15-летний Асилбек, категорически не хотел ехать с матерью и оставлять отца одного.

«Жена сказала: если сын не поедет, то проклянет его. Подросток не стал перечить матери, отец тоже одобрил его решение, сказав, что нельзя отпускать маму одну.

Они уехали в ноябре 2014-го, продав мебель и всю домашнюю утварь. Приехав в очередной раз на выходные из поселения после их отъезда, отец обнаружил, что дом пуст. Утешал себя мыслью, что жене пришлось все продать, чтобы сыграть сыну свадьбу в России, хотя понимал: она не собиралась возвращаться.

Ворота семьи Турабековых; фото: Ц-1
Ворота семьи Турабековых; фото: Ц-1

«Мы будем ждать тебя здесь»

В феврале 2015-го Хамза получил звонок на мобильный с номера 1111. Удивился, но ответил. В трубке услышал голос среднего сына Элёрбека: «Отец, мы прибыли».

«Прибыли? Куда?» – спросил, думая, что дети и жена находятся в России.

«В Сирию. На джихад и за создание «Исламского государства», – ответил Элёрбек потрясенному отцу. – Не жди нас, мы будем ждать тебя здесь».

Позже отец узнает, что вместе с Турабековыми тогда в Сирию уехали больше сотни таджиков, которые были на заработках в России. А вербовали их свои – тоже граждане Таджикистана, этнические узбеки.

Вскоре в поселке стали говорить о сыновьях Турабекова: молодежь интересовалась их фотографиями и видеороликами, опубликованными в соцсетях. Соседи стали спрашивать, куда подевались родные.

В мае 2015 года на пороге дома Хамзы появились люди в галстуках. Позже в здании Истаравшанского КГБ дехканину показали фотографии бородатых мужчин в военной форме, с пулеметами и автоматами в руках. Отец сразу узнал среди них старшего сына.

«Мне говорили, что он погиб в бою, – говорит Турабеков, – второй – во время теракта в России при взрыве мечети, на него упала стена».

Вернуть хотя бы младшего…

В очередной раз замолчав, добавляет: «Вы не представляете, какое у меня состояние. Помогите, пожалуйста, вернуть младшего сына, я этого уже не выдержу. Он же еще ребенок».

Время от времени младший Асилбек звонил отцу из Сирии, просил его приехать к ним, рассказывал, как они живут. Говорил, что у солдат ИГИЛ – жесткий график, ежедневно – тренировки и боевые учения.

По его рассказам, паспорта у всех членов семьи отобрали сразу после пересечения сирийской границы. Взамен выдали новые – паспорта граждан «Исламского государства». Всем сменили имена. Младший Асилбек получил имя Али ибн Хамза, племянник Бобур Келдиев – Салох-уд-дини Айюби.

Старшим – Худоёрбеку и Элёрбеку даже документы местные не успели выдать – они погибли вскоре после приезда.

С июля 2016-го звонки из Сирии перестали поступать. Но отец не отчаялся, он все еще надеется, что вернется хотя бы младший.

«Государство обещает амнистию и облегчение наказания тем, кто сожалеет и решит вернуться, – рассуждает житель Мехнатобода. – Лучше пусть его осудят за причастность к экстремистским и террористическим движениям, чем убьют там. Он слишком молодой, жалко. Сильно сожалеет, его же обманным путем увезли».

Жизнь с нового листа

 После смерти сыновей Турабеков решил начать новую жизнь. Фотографии прежней семьи он сжег, чтобы стереть воспоминания.

Хамза Турабеков с приемными детьми от второй жены; фото:Ц-1
Хамза Турабеков с приемными детьми от второй жены; фото:Ц-1

Женился на местной жительнице Сайфинисо Содиковой. Трое сыновей и дочь разведенной женщины заменили ему потерянную семью.

В сентябре прошлого года он был амнистирован, недавно у них с новой женой родилась дочь.

Сафринисо Содикова, жена Хамзы Турабекова с их маленькой дочкой; фото: Ц-1
Сафинисо Содикова, жена Хамзы Турабекова с их маленькой дочкой; фото: Ц-1

«Назвал ее Шукронахон, – улыбается собеседник своей печальной улыбкой. – Это означает «благодарю Бога за новую жизнь». Я действительно благодарен за то, что он не дал мне сойти с ума».

Старшие сыновья Сайфинисо работают в России, младший сын Асадбек и дочь Севарахон живут с родителями.

«Шариат ислама гласит, что рай женщины – рядом с хорошим мужем. А Хамза – золотой мужчина», – говорит его новая жена. «Как можно было бросать такого и везти детей на явную смерть?» – недоумевает она.

Турабеков не стал изгоем в своем поселке: его приглашают на свадьбы и поминки, он участвует в пятничной молитве, его уважают земляки. Говорят, он никогда не был пьяницей или бездельником, всегда много работал на поле.

«Во всем виновата жена: разлучила детей с отцом, сама его бросила, – с сожалением говорят жительницы поселка. – Да и какая она мать, если не уберегла детей от дороги к смерти, а напротив, подтолкнула к обрыву».

Больше тысячи таджикистанцев воюют в ИГИЛ

Сегодня в экстремистских и террористических группировках мира состоит больше тысячи таджикистанцев в возрасте от 18 до 25 лет, 80% из них не имеют полного среднего образования. Такие данные в середине января этого года озвучил в одном из выступлений Махмадали Ватанзода, помощник президента Таджикистана по юридическим вопросам.

Таджикистанцы участвуют в боевых операциях в Сирии, Ираке, Афганистане и Пакистане. Уезжают, как правило, через Россию и Турцию. Многие – целыми семьями, берут с собой детей, оставляют без присмотра престарелых родителей. Больше всего сбежавших – узбекоязычные граждане Таджикистана из приграничных с Узбекистаном регионов.

«Только из Согдийской области в Сирию уехали 322 человека, среди них – 39 полных семей, в течение 2016 года 51 человек погиб», – сообщил глава региона Абдурахмон Кодири.

Из Хатлонской области на юге страны воевать в ИГИЛ уехали около двухсот человек, из них 20 – несовершеннолетние.

Таджикистан в 2016 году принял «Стратегию борьбы с терроризмом и экстремизмом до 2021 года».

Согласно документу в стране начнет деятельность Центр борьбы против преступлений, совершенных с использованием информационных технологий и кибертерроризмом.

Предполагается, что таким образом удастся блокировать сайты и программы, используемые радикальными исламистами для вербовки молодежи.

ИГИЛ – «Исламское государство Ирака и Леванта» – незаконное квазигосударственное образование на территории Сирии и Ирака, созданное исламскими экстремистами в июне 2014 года. Сегодня территория ИГ составляет примерно 90 тысяч кв. км, на которой проживают 8–10 миллионов человек.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Таджикистанa