Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Чем удивляет иностранцев роскошный и безлюдный Ашхабад

Путевые заметки из Туркменистана: о строгостях в аэропорту, «двух Ашхабадах», ограничениях, гостеприимстве и обилии мрамора даже в телефонных будках.

Ашхабад: центр и спальные районы; фото: tema.ru
Ашхабад: центр и спальные районы; фото: tema.ru

На прошлой неделе украинка Зоя Казанжи побывала в командировке в столице Туркменистана и поделилась впечатлениями от города и его жителей с Ц-1 и на своей страничке в Фейсбуке.

«В Ашхабаде ты все время удивляешься. Это, пожалуй, самая сильная эмоция, — рассказывает наша собеседница. – Зачем такой невиданный размах строительства? Зачем такой ширины улицы, где достаточно мало автомобилей? Как люди переходят проезжую часть, если между подземными переходами – один-два километра? И почему везде в этой красоте так мало людей?»

ашхабад
Перекресток в центре Ашхабада; фото: Tema.ru

«Здесь, как часто принято в Азии, обертке придают большее значение, нежели тому, как живут люди, — считает Зоя. – К примеру, парикмахер в маленьком салоне жаловалась, что стало очень тяжело зарабатывать.  Как никогда, тяжело.  Раньше вместе с ней работали три мастера, сейчас она одна. Объясняет, что все умеет, поэтому сможет выжить.

Если учесть, что предпринимательство – в зачаточном состоянии и практически все принадлежит государству, то понятно, что зарплаты фиксированы, возможности активно увеличивать доход – нет».

При этом на вопросы, как открыть страну, чтобы поехали туристы и привезли сюда свои деньги, люди отвечают, что туристы не очень нужны. Денег в казне достаточно, а туристы привезут сюда все то, что не надо туркменам, – пьянство, вредные привычки, преступность».

Ниже – рассказ Зои Казанжи от первого лица об увиденном в Туркменистане.

Строгость и роскошь в аэропорту

Я прилетела в Ашхабад. Это моя третья поездка сюда. В аэропорту вместе с другими иностранцами иду получать визу. Туркменистан – одна из самых закрытых стран мира. Если не верите, попробуйте получить визу, рассказав, что вы турист и просто хотите посмотреть. В 99 процентах случаев получите отказ.

Но у меня было приглашение, которое вместе с паспортом отдала в окошко. Там тщательно сверили данные, распечатали красивую визу зеленого цвета, аккуратно приклеили в паспорт. Выписали квитанцию на 19 долларов, которую надо оплатить тут же, в отделении Банка Туркменистан.

Всё неспешно, основательно, тщательно. Два часа ночи. Новый, современный, сверкающий огнями, мрамором, хромом и золотом аэропорт раскинулся на 1200 гектарах, напоминает парящего сокола и стоит 2,3 миллиарда долларов.

Аэропорт в Ашхабаде; фото: Pixland.uz
Аэропорт в Ашхабаде; фото: Pixland.uz

Аэропорт попал в Книгу рекордов Гиннесса за самое большое в мире архитектурное изображение коврового орнамента на крыше здания — 705 квадратных метров.

Во всем мощном и громадном аэропорту посреди ночи были только мы, пассажиры единственного рейса в это время.

Вокруг много людей в форме. Они помогают сориентироваться. Например, после получения паспорта с визой надо пройти к терминалу, там ввести свои данные: кто, откуда, каким рейсом, на какой срок, дважды посмотреть в объектив, увидеть свое фото на экране, отсканировать свои пальцы и страницу паспорта…

Затем — пройти к окошечку пограничника, он опять все проверит, снимет отпечатки пальцев, попросит посмотреть еще раз в фотокамеру.

После получения багажа у выхода из аэропорта опять проверили паспорт, внимательно сверили фото. Попросили открыть чемодан полностью и в таком виде его пропустили через камеру.

— У вас есть еда? – спрашивали.

У меня не было еды. Не поверили — попросили открыть. Там был шоколад, я о нём забыла. Но шоколад можно.

— Трамадола нет?

— Нет. У меня вообще нет лекарств.

— Ну и правильно, — сказал строгий молодой парень в форме. И добавил: — За трамадол сразу в тюрьму.

Я рассмеялась, подумав, что это шутка.

Кстати, если планируете пробыть в стране более, чем три дня, надо подать документы на регистрацию. С фото и точным адресом пребывания.

Черный рынок валюты и золота

В отеле прошу дать сдачу манатами. Дают в два раза меньше, чем курс на черном рынке. Да, здесь есть черный рынок валюты. И есть черный рынок золота. На следующий день на Гулистане,  который здесь называют Русским базаром, меня окликали тихо, повторяя: золото, золото, золото… Предлагали купить изделия из туркменского или турецкого золота.

Кстати, на рынке и в магазинах есть разнообразные товары – не изобильно, но и не скудно.  Продается молоко из Литвы, например, масло из Беларуси. На Русском базаре вперемешку с местными товарами, специями, травами много глянцевых импортных фруктов.

В торговом центре, например, продают современную и модную одежду, отшитую в Турции.  Правда, недешево: полотняные брюки можно купить за 80 долларов. В частных магазинах  охотно берут доллары, чего раньше не было, хотя это и рискованно.

Переходить дорогу — опасно

Утром отправилась на прогулку по городу. Сложно переходить дорогу на пешеходных переходах. Они есть, но их никто из водителей «не видит». Я наловчилась примыкать к стайке женщин в длинных национальных платьях и вместе с ними перебегать по пешеходному переходу, который совершенно не гарантирует остановку машин.

На улицах много молодых девушек в одинаковых платьях красивого красного цвета. Позже водитель такси объяснил, что это форма студенток. В таких же платьях, но зеленого цвета, ходят школьницы.

Кстати, туркменки очень красивые. Стройные, точеные фигуры, красивые лица. Подавляющее большинство в национальных платьях до пола, в платках, искусно наверченных на головах.

А в текстильном магазине видела белые школьные фартуки, которые я носила в школе в 1975 году. Они здесь есть. Даже фасон прежний.

Лепешка для гостьи

Кофе из кофеварки в первый день так и не удается выпить. Только растворимый.

Зато подали изумительную баранину и очень вкусный овощной салат. Вместо хлеба попросила лепёшку.

Официантка ушла за стойку и говорит в телефонную трубку, стараясь не быть услышанной:

«Нет, не хлеб, она не хочет хлеба, хочет лепёшку или что-то типа лепёшки. Нет, не хлеб. Лепёшка. Ну, какую ты приготовишь, такая и будет. Да, она ждёт. Ну придумай что-нибудь. Да, это гостья. Я не знаю, откуда, но гостья. А ты что, не понял, что это гостья?! Ну давай, ждём».

Принесли ароматную лепёшку, по ней течёт горячее сливочное масло. Я – гостья, мне положена самая прекрасная лепёшка, тающая во рту.

Телефонная будка в белом мраморе

Роскошный пятизвездочный отель «Йылдыз» – самое высокое здание в Ашхабаде, построенное в форме ограненного алмаза. 24 этажа, более 50 тысяч квадратных метров, 155 номеров, оборудованных по последнему слово дизайна и технологий. Стоимость строительства не разглашается.

Из последнего этажа открывается сумасшедше красивый вид на город. Темнеет, зажигаются огни. Здесь вообще много мрамора, стекла, позолоты, подсветок.

Ночной Ашхабад; фото: Tema.ru
Ночной Ашхабад; фото: Tema.ru

Ашхабад входит в Книгу рекордов Гиннесса, как город, в котором самая большая площадь стен, покрытых белым мрамором, — 4,5 миллиона квадратных метров. Нахожу уличную телефонную будку, покрытую мрамором. Белым. Красиво, конечно. Но зачем?!

Телефонная будка в Ашхабаде; фото: Tema.ru
Телефонная будка в Ашхабаде; фото: Tema.ru

Ездила в Мавзолей Сапармурата Ниязова, первого президента Туркменистана, Туркменбаши. Это 15 километров от Ашхабада. Рядом построена самая большая в мире однокупольная мечеть и крупнейшая в Центральной Азии. Строительство обошлось туркменским налогоплательщикам в 100 миллионов долларов.

Сейчас все силы брошены на подготовку 5-х Азиатских игр в закрытых помещениях и по боевым искусствам. Открытие состоится 17 сентября. Здесь строится неимоверное количество олимпийских объектов. Общая стоимость Олимпийского городка из 30 объектов — пять млрд долларов.

Бердымухамедов – везде

Туркмены мне всякий раз напоминали, что их страна, как Швейцария – нейтральна. И что вся эта красота стала возможна благодаря мудрости единственного человека — Гурбангулы Бердымухамедова, нынешнего президента Туркменистана.

Бердымухамедов здесь везде. Изображение второго президента Туркменистана можно увидеть во всех учреждениях страны, на плакатах, в кабинах автомашин и внутри такси, на первых полосах газет, на всех праздниках, здесь даже школьная линейка не начинается без проецирования портрета президента на экране.

Два года назад был открыт конный монумент «Аркадаг» — это 21-метровая статуя, покрытая 24-каратным золотом. А молодожены во всех загсах теперь фотографируются на фоне портрета Гурбангулы Бердымухамедова.

Один из многих монументов первого президента Туркменистана Сапармурата Ниязова в Ашхабаде; фото: Tema.ru
Один из многих монументов первого президента Туркменистана Сапармурата Ниязова в Ашхабаде; фото: Tema.ru

По всему Туркменистану установлено более 14 тысяч памятников и бюстов Туркменбаши. Установлено несколько золотых статуй Ниязова, среди которых выделяется огромная 14-метровая вращающаяся вслед за движением Солнца скульптура в Ашхабаде стоимостью 10 миллионов долларов.

Памятник Сапармурату Ниязову, который вращается вслед за солнцем; фото: Tema.ru
Памятник Сапармурату Ниязову, который вращается вслед за солнцем; фото: Tema.ru

Интернет – есть, соцсетей – нет

Я не была здесь несколько лет. Многое изменилось. Например, есть роуминг и Интернет (хотя и очень медленный). Правда, Facebook, Twitter, Youtube, Viber, Whatsapp, Facetime, Messenger, Telegram заблокированы. Суть такого блокирования не очень понятна. Но здесь мне объясняют: чтобы «не было плохого влияния». В старой части города (в новой есть кабель, IP-TV) все дома утыканы спутниковыми антеннами, и можно смотреть все, что угодно.

Типичные многоэтажки, в которых живут жители Ашхабада; фото: Tema.ru
Типичные многоэтажки, в которых живут жители Ашхабада; фото: Tema.ru

Популярностью пользуются Одноклассники – к ним есть доступ, и Мой мир на mail.ru. В 2013 году здесь появилась своя социальная сеть — Arzuw (social.arzuw.tm). Но зайти в нее за пределами Туркменистана сложно.  В 2015 году запущена cоциальная сеть yanlyk.com. Она позиционируется как молодежная.

Кстати, если вы захотите прочитать что-то, кроме официальных вещей о президенте в Интернете, то на территории Туркменистана ни один сайт с «ненужной» информацией не откроется.

Здесь есть два Ашхабада

Один – для избранных. Там всё красиво, стильно, мраморно. И есть другой город – с советскими многоэтажками, крыши которых утыканы спутниковыми антеннами.

Ашхабад "нарядный" и будничный; фото: Tema.ru
Ашхабад «нарядный» и будничный; фото: Tema.ru

Новый город — практически пуст. Есть только машины и милиционеры. Они здесь везде — запрещают фотографировать почти всегда, как только вскидываешь руку с фотоаппаратом или с телефоном. Просят вытереть. На все вопросы отвечают упрямо: «Не положено».

Улица, ведующая к президентскому дворцу; фото: Tema.ru
Улица, ведующая к президентскому дворцу; фото: Tema.ru

Преступности практически нет. Наркомании и, следовательно, наркоманов — тоже. Однажды из города исчезли все, кто торговал дурью. Получили по 25 лет тюрьмы, вернутся не скоро.

В Туркменистане очень дешевый бензин – всего четыре цента за литр. Коммунальные услуги в месяц обходятся в два-три доллара максимум. Электричество никто не экономит. Все горит и сверкает. Так и с водой — здесь ее тоже не сильно берегут.

У страны есть большие запасы природных ископаемых. Тратят, как умеют. В основном строят гигантские здания и делают дороги. Вдоль идеальных дорог – идеальные остановочные комплексы, внутри которых ТВ-плазма и кондиционеры.

Расслабленность и любопытство

Тут мало кто с вами будет откровенничать, но невозможно не заметить, что сейчас в Ашхабаде появилась какая-то расслабленность, любопытство к внешнему миру, они спорят и втягиваются в дискуссии.

Два года назад разрешена приватизация жилья, теперь можно взять ипотечный кредит. Отменены десять странных законов, принятых при Ниязове (запрет на ношение бороды, золотых зубов, обучение в школе только девять лет и два года в вузе и прочее).

Водитель, с которым мы едем, вдруг говорит мне: «Здесь можно жить, но надо немного отпустить нас, не так давить. Надо дать немного свободы».

Улетая, опять прохожу сложную процедуру идентификации. На протяжении 50 метров у меня  пять раз смотрят паспорт. И желают приятного полета. Возможно, когда-нибудь я сюда вернусь.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Таджигуль Бегмедова / Повернется ли Ашхабад лицом к своим диссидентам?

С непередаваемыми чувствами наблюдаю за происходящими в эти дни событиями в Узбекистане: за намерением пламенной активистки Мутабар Таджибаевой, журналисток Галимы Бухарбаевой и Матлюбы Азаматовой посетить родину.

Туркменистан
Общество

Причиной суицида 12-летнего туркменского школьника мог стать призыв на хлопок

В Лебапском велаяте Туркменистана 12-летний школьник свел счеты с жизнью. Родные требовали от него отправиться на сбор хлопка для небольшого заработка, сообщает Радио «Азатлык».

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан
Криминал

Примет ли генпрокурор Узбекистана обманутого индийского инвестора?

Мохамед Прем Назир 4 октября ожидает приема у генпрокурора РУз, первую попытку встретиться с ним сорвали сотрудники прокуратуры, по мнению инвестора, – в интересах обманувшего его партнера.

Узбекистан
Политика

Галима Бухарбаева / Ухаживания закончились, начались будни…

Красивые слова и обещания, а также ряд послаблений во внутренней и внешней политике позволили Шавкату Мирзиёеву упрочиться во власти в Узбекистане, теперь же в Ташкент возвращаются глухота и жесткость.

Узбекистан

Новости из Туркменистанa

Политика

Таджигуль Бегмедова / Повернется ли Ашхабад лицом к своим диссидентам?

С непередаваемыми чувствами наблюдаю за происходящими в эти дни событиями в Узбекистане: за намерением пламенной активистки Мутабар Таджибаевой, журналисток Галимы Бухарбаевой и Матлюбы Азаматовой посетить родину.

Туркменистан