Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Туркменский оппозиционер: «Бердымухамедов наберет на выборах 92%»

В Туркменистане 12 февраля состоятся президентские выборы, лидер оппозиционной Республиканской партии объясняет, почему Гурбангулы Бердымухамедов их выиграет в третий раз.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов; фото с сайта: rezonans.kz
Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов; фото с сайта: rezonans.kz

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов может не беспокоить себя участием в президентских выборах: еще в сентябре 2016 года в Конституцию страны были внесены поправки, согласно которым он «может оставаться у власти на неопределенный срок».

Тем не менее он вновь, в третий раз, баллотируется на высший пост в стране, при этом санкционировав участие в них кандидатов от зарегистрированных политических партий.

Бердымухамедов правит в Туркменистане с 2007 года, заступив на пост после смерти президента Сапармурада Ниязова, одного из самых одиозных диктаторов мира. Но его приход и прошедшие с начала его правления десять лет не изменили страну.

Нурмухаммед Ханамов, экс-посол Туркменистана в Турции, проживающий в изгнании в Австрии, откуда руководит оппозиционной Республиканской партией, в интервью Ц-1 говорит, что его страна сравнялась с Северной Кореей, а Бердымухамедов оказался не лучше своего предшественника.

Нурмухаммед Ханамов - лидер опозиционной Республиканской партии Туркменистана
Нурмухаммед Ханамов — лидер опозиционной Республиканской партии Туркменистана

Предстоящие же выборы 72-летний оппозиционер, на родине приговоренный к пожизненному заключению за якобы покушение на жизнь Ниязова в ноябре 2002 года, называет «ширмой», но при этом видит в их проведении некий смысл.

— Господин Ханамов, чем отличаются выборы в 2017-м от предыдущих, в которых принимал участие Бердымухамедов?

– Когда Бердымухамедов в 2003-м заступал на президентский пост, он обещал провести реформы в образовании, в соцсфере и пенсионном обеспечении. Оппозиция почти год его не критиковала: ждали результатов. Но потом оказалось, что это все – косметический марафет, и ничего до конца не было доведено.

На выборах 2012-го мы заявили о своем намерении баллотироваться, но при наличии гарантий со стороны международного сообщества и отмены наших пожизненных приговоров, которые вынесли суды при Ниязове.

Власть не пошла на эти условия. Все заявления Бердымухамедова о допуске оппозиции к выборам – пыль в глаза. Сейчас он ничего такого не обещает. Понял, что невыполненные обещания оборачиваются недоверием мирового сообщества.

— Были ли попытки международных структур стать посредником возможного участия оппозиции в президентских выборах?

– Мы всегда делали ставку на Запад, надеясь, что нам помогут внедрить демократию в стране. Сейчас положение в Туркменистане мало отличается от положения в Северной Корее.

Западным политикам затуманивают глаза экономические интересы и поиск альтернативных России источников природного газа, которым владеет Туркменистан. И поэтому поддержка оппозиции минимальна.

— В 2013 году в парламенте страны впервые появился депутат от Партии промышленников и предпринимателей Туркменистана, сейчас кандидатов в президенты могут выдвигать три партии, в том числе и недавно созданная Аграрная партия. Можно ли считать это позитивным признаком?

– Это карманные политсилы, созданные для одобрения инициатив президента. Но меня радует даже факт их появления. В Турции во времена Ататюрка была единая партия, а потом он разрешил создать еще одну политсилу, которую возглавил друг президента. Это был первый шаг к демократизации. Сегодня в Турции – много партий, и они могут влиять на политику.

Республиканская партия, которую я возглавляю, вынуждена действовать в подполье. Партийцы могут разве что комментировать события и участвовать в мероприятиях ОБСЕ.

В итоге на ежегодную конференцию ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве начали ездить и представители официального Туркменистана.

— Что вы можете сказать об остальных кандидатах в президенты? Чем они знамениты?

– Этих людей выдвигают для создания видимости альтернативы Бердымухамедову от партий и регионов. Кандидатов не знают в стране, но они бойко призывают голосовать за действующего президента.

В итоге соперники наберут по паре процентов, а Бердымухамедов победит с результатом в 92%.

Знаю, что многих участников выборов в 2007 году пересажали. А кандидаты, которые баллотировались в 2012-м, после выборов получили повышения.

— Как вы можете охарактеризовать Бердымухамедова, который уже десять лет находится у власти?

– Когда все ходили под колпаком Ниязова, все были шелковыми. Бердымухамедов еще в статусе министра здравоохранения демонстрировал самолюбие, обидчивость, все время становился в позу.

Во времена моей работы послом в Турции планировался его визит. Но я не мог сопровождать министра здравоохранения: в тот же день приехал и вице-премьер Туркменистана.

Министра отвезли в отель – он страшно обиделся. Ниязов вокруг себя держал полуумков, а толковые или сидели в тюрьмах, или высылались из страны. Меня отправили послом в Турцию, но это больше напоминало ссылку – по приезде в Ашхабад всегда первым делом меня спрашивали, когда я возвращаюсь назад.
— Какие меры должен принять президент, чтобы выйти из кризиса, в котором оказалась страна?

– У Бердымухамедова нет программы выхода из кризиса. Все его заявления – пустые слова, а программа напоминает набор лозунгов времен СССР с общими фразами «укрепим», «внедрим», «откроем», «улучшим». Как это будет реализоваться – ни слова.

Хотел бы остановиться на некоторых моментах программы. Например, Бердымухамедов обещает построить вдоль коллекторов, ведущих к Туркменскому озеру, села со всеми удобствами.

Коллекторы – это искусственные каналы, куда в Туркменистане сбрасывают отходы после промывания соленой почвы, а также гербициды и пестициды с хлопковых полей.

Несколько лет назад создали озеро в середине Каракумской пустыни, и эти коллекторы объединили в единое русло. Как можно строить села при отсутствии чистой воды? Но этот вопрос мало заботит президента – даже в Ашхабаде из крана течет нефильтрованная вода из каналов.

Нелепым кажется и пункт о том, что уровень жизни в селах приблизят к городским условиям. Туркменские села полуразрушены. При СССР еще были какие-то условия, а сейчас у людей нет денег сделать элементарный ремонт.

Но в Туркменистане бюджет расходуется не на людей, а на строительство нерентабельных помпезных дворцов и стадионов. Все действия Бердымухамедова – показуха. Все, кто приезжает в Ашхабад, сначала охают и ахают, а потом удивляются, почему в 20 часов на улицах – ни души.

— Как укрепилась власть президента в стране, много ли его родственников заняли ведущие посты во власти?

– У Бердымухамедова большая семья: три дочери, сын и три родные сестры. Сын Сердар в прошлом году стал депутатом Меджлиса – очевидно, к чему-то готовится. Но чаще всего с Бердымухамедовым замечают старшего внука – 14-летнего Керимгулы.

Похоже, Бердымухамедов считает, что до ста лет будет президентом и сможет передать власть даже внуку. Зятья и сестры президента контролируют целые отрасли туркменской экономики. Одна из его сестер отвечает за вузы, и все деньги за поступления или продажу должностей идут ей.

— Как вы оцениваете предыдущие два президентских срока Бердымухамедова? Каким будет третий?

– Он довел до абсурда многие начинания Ниязова. Например, первый президент Туркменистана имел проблемы с сердцем и приказал бороться с курением, запретив дымить в общественных местах.

Бердымухамедов пошел дальше: запретил свободную продажу сигарет. Дошло до того, что сигареты стали дефицитом, а женщинам их продают по справке из наркологической клиники.

В свой третий срок он будет продолжать ту же политику и, конечно же, лелеять свое главное детище – курорт «Аваза».

Построить отель на море – недостаточно для создания «мирового центра туризма». Какой курорт, если в Туркменистан турист не может добраться из-за визового режима!

Да и нет в стране специалистов, способных предоставить туристам нужный уровень сервиса, – в стране перебои с продуктами, а большинство овощей и фруктов закупаются в Иране.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Таджигуль Бегмедова / Повернется ли Ашхабад лицом к своим диссидентам?

С непередаваемыми чувствами наблюдаю за происходящими в эти дни событиями в Узбекистане: за намерением пламенной активистки Мутабар Таджибаевой, журналисток Галимы Бухарбаевой и Матлюбы Азаматовой посетить родину.

Туркменистан

Выбор редактора

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан
Криминал

Примет ли генпрокурор Узбекистана обманутого индийского инвестора?

Мохамед Прем Назир 4 октября ожидает приема у генпрокурора РУз, первую попытку встретиться с ним сорвали сотрудники прокуратуры, по мнению инвестора, – в интересах обманувшего его партнера.

Узбекистан
Политика

Галима Бухарбаева / Ухаживания закончились, начались будни…

Красивые слова и обещания, а также ряд послаблений во внутренней и внешней политике позволили Шавкату Мирзиёеву упрочиться во власти в Узбекистане, теперь же в Ташкент возвращаются глухота и жесткость.

Узбекистан

Новости из Туркменистанa

Политика

Таджигуль Бегмедова / Повернется ли Ашхабад лицом к своим диссидентам?

С непередаваемыми чувствами наблюдаю за происходящими в эти дни событиями в Узбекистане: за намерением пламенной активистки Мутабар Таджибаевой, журналисток Галимы Бухарбаевой и Матлюбы Азаматовой посетить родину.

Туркменистан