Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Абдували кори Мирзаев – 24 года со дня похищения в Ташкенте

Что случилось с андижанским имамом Абдували кори Мирзаевым? Он исчез в аэропорту Ташкента 24 года назад, и власть до сих пор не может ответить: где он?

Абдували кори Мирзаев
Абдували кори Мирзаев

29 августа 1995 года авторитетный андижанский имам Абдували кори Мирзаев в сопровождении спутника – предпринимателя Рамазана Маткаримова вылетал на конференцию в Москву.

Как вспоминает сегодня один из его последователей – имам Мухаммадсалих Абутов, проживающий в изгнании в Швеции, в тот день Мирзаев изменил своей обычной привычке путешествовать через соседний с Андижаном кырызстанский Ош и решил лететь через Ташкент.

Имама и его товарища проводили близкие до аэропорта, ожидая вскоре услышать об их благополучном приземлении в Москве.

Но через несколько часов из российской столицы стали поступать тревожные звонки, что ни Мирзаева, ни Маткаримова среди прибывших пассажиров нет.

Они исчезли. Вся информация, связанная с их перелетом, мгновенно оказалась засекреченной: авиакомпания не могла сказать, были ли эти люди на борту самолета, органы внутренних дел Узбекистана на вопросы об их исчезновении тоже не отвечали.

Мухаммадсалих Абутов говорит, что удалось по крупицам собрать свидетельства некоторых пассажиров, также андижанцев, которые видели, как Мирзаева и его спутника после регистрации из зала ожидания попросили пройти во внутреннее помещение аэропорта – оттуда они не вернулись…

Абутов, сам политический беженец, проведший в Узбекистане за свои религиозные взгляды несколько лет за решеткой, сегодня с иронией вспоминает, как писал письма президенту Исламу Каримову, собирал подписи под обращением к лидеру страны с просьбой посодействовать в поисках имама.

Спустя какое-то время, по его словам, в Узбекистане начали задерживать и осуждать на долгие сроки тех, кто подписывал эти обращения, а у него не осталось сомнений, что за похищением имама стояла сама власть в Ташкенте.

Конец 80-х и начало 90-х годов, когда в СССР началась перестройка, а затем Узбекистан переживал первые годы независимости, как вспоминает сегодня Абутов, стали временем, когда страна после десятилетий атеизма переживала возрождение интереса к исламу.

«Нам было интересно узнать о своей религии, открывались новые медресе, закрывшиеся мечети, из подполья выходили люди, как выяснилось, знавшие Коран и ислам», – рассказывает Абутов.

Мухаммадсалих, в то время молодой человек 22 лет, будучи родом из каракалпакского Турткуля, учился в Андижане в суфизском медресе.

Там, по его словам, он впервые услышал об имаме Абдували кори Мирзаеве, который проповедует в старинной мечети «Джами».

Она действовала в Андижане еще до советской власти, а затем была превращена в склад при ближайшем заводе. Во время горбачевской перестройки у андижанцев появилась возможность снова открыть мечеть «Джами».

Интерес Абутова к Мирзаеву появился после того, как суфизский учитель предостерег его от проповедей в «Джами», сказав, что тамошний имам не всё верно толкует, поэтому к нему лучше не ходить.

Мухаммадсалих вскоре отправился в мечеть «Джами». Он вспоминает, что там увидел невысокого, плотного мужчину – имама, у которого, как рассказывает, было очень светлое, лучезарное лицо.

В его проповеди Абутов не услышал ничего радикального, противоречащего тому, что он знал и во что верил. После проповеди молодой человек решился зайти к имаму и попросил его благословения.

«Я был одет в белую суфизскую одежду, и Мирзаев знал, что суфии отрицательно относятся к нему, но он не сказал ни слова об этом, ничего в адрес своих противников, а благословил меня, пожелав, чтобы Аллах направил меня на путь праведников», – рассказывает Абутов.

Вскоре молодой Мухаммадсалих стал частым слушателем проповедей Мирзаева и все больше постигал истинное содержание Корана, хадисы пророка Мухаммада.

По его словам, «официальные» имамы в Узбекистане всегда говорили на такие общие темы, как «уважение к старшим», «помощь бедным», но никогда не затрагивали политику. Мирзаев же рассказывал, что история пророков – это и борьба с правителями.

Он также выступал за «чистый» ислам, то есть освобожденный от наростов в виде обычаев, взятых из традиционной культуры, призывал к тому, чтобы люди не создавали идолов, а поклонялись только Аллаху, был против памятников на могилах и других объектов, объявленных святыми.

В конце 1991 года, перед первыми в Узбекистане президентскими выборами, в Намангане вспыхнули протесты под зеленым флагом ислама, их организатором стал молодой Тахир Юлдашев, который в будущем прославится как лидер Исламского движения Узбекистана.

Юлдашев и его сторонники бросили вызов Каримову, требуя от него объявления Узбекистана исламским государством. Каримов бесстрашно вступил с ним в переговоры, но, по словам Абутова, Абдували кори Мирзаев тоже сыграл свою роль в утихомиривании толпы: он просил людей разойтись.

Мухаммадсалих Абутов говорит, что события в Намангане навсегда остались травмой в душе Каримова, который увидел в исламистах своих главных врагов. В то же время его задело влияние и авторитет среди людей новых исламских проповедников, среди которых был и Мирзаев.

Уже вскоре в Узбекистане начались гонения против религиозных людей, многие были вынуждены бежать из страны, часть –арестована.

Судьба же тех, кто исчез, а таких в Узбекистане больше двадцати, по мнению Абутова, самая незавидная.

Наиболее громким исчезновением после Мирзаева стало похищение весной 2004 года в Ташкенте ряда исламских деятелей, среди которых был сын известного имама Обида кори Назарова – Хуснуддин.

Сам имам Назаров, проживающий с 2006 года в Швеции, в 2012-м в шведском городке пережил покушение на жизнь: ему прострелили голову в подъезде дома – он выжил, но стал инвалидом.

Абутов убежден: власть Шавката Мирзиёева в Ташкенте обязана дать ответ, что случилось со всеми исчезнувшими, где они, а если эти люди живы – необходимо вернуть их родным и близким.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Вопиющее нарушение прав женщины и матери в Узбекистане

Обращение в международные и национальные организации было направлено в связи насилием над жительницей Джизака со стороны ее свекрови - члена Сената РУз и замхокима Джизакской области.

Узбекистан
Общество

В Каракалпакстане начался суд над врачом и исламским активистом

Дело против Алимардона Султанова рассматривает Элликалинский районный суд Каракалпакстана, врач-травматолог обвиняется в разжигании национальной розни и религиозном экстремизме, сообщает ПАУ.

Узбекистан
Права человека

Джизакская милиция темнит с похищением сына правозащитника

Ни одна из камер в Джизаке не зафиксировала 15-летнего Тимура Пулатова ни в момент похищения, ни оставления на заправке в соседнем Фаришском районе, утверждает джизакская милиция.

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Мутабар Таджибаева: «Народ не требовал изменений Конституции»

Известная правозащитница Мутабар Таджибаева в интервью Ц-1 говорит, что поправки в Конституцию Узбекистана - авантюра властей, народ же хочет соблюдение хотя бы действующего закона.

Узбекистан
Политика

Закат власти президента Узбекистана Шавката Мирзиёева

Приторная улыбка Шавката Мирзиёева сменилась кровавым оскалом, на горизонте траурное знамение… Авантюра с продлением президентского срока и расстрел каракалпаков - открыли ему врата в бездну, стали началом конца.

Узбекистан
Безопасность

Ташкент «лепит» из каракалпаков «красных», «наркоманов» и «террористов»

Власти Узбекистана начали фабрикацию своей версии произошедшего в Каракалпакстане, согласно которой протесты были организованы «красными», «наркоманами» и «террористами».

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Мутабар Таджибаева: «Народ не требовал изменений Конституции»

Известная правозащитница Мутабар Таджибаева в интервью Ц-1 говорит, что поправки в Конституцию Узбекистана - авантюра властей, народ же хочет соблюдение хотя бы действующего закона.

Узбекистан
Политика

Закат власти президента Узбекистана Шавката Мирзиёева

Приторная улыбка Шавката Мирзиёева сменилась кровавым оскалом, на горизонте траурное знамение… Авантюра с продлением президентского срока и расстрел каракалпаков - открыли ему врата в бездну, стали началом конца.

Узбекистан
Безопасность

Ташкент «лепит» из каракалпаков «красных», «наркоманов» и «террористов»

Власти Узбекистана начали фабрикацию своей версии произошедшего в Каракалпакстане, согласно которой протесты были организованы «красными», «наркоманами» и «террористами».

Узбекистан