Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Черный валютный рынок Узбекистана ослаб, но действует

Со дня начала валютной либерализации в Узбекистане прошло полгода, но черный рынок не побежден. На то есть три основные причины.

Доллары и сумы; фото: Ц-1
Доллары и сумы; фото: Ц-1

C 1 апреля 2018 года клиенты коммерческих банков Узбекистана смогут снимать иностранную валюту с международных конверсионных карт VISA.

Такую альтернативу банки страны предложили вместо свободной продажи наличной иностранной валюты, которую ожидают больше полугода, фактически ставшую символом забуксовавшей валютной реформы.

Для получения наличности придется открыть пластиковую карту VISA, купить иностранную валюту за сумы (это может занять до трех дней), а уже затем обратиться в банкомат.

К тому же на конверсионных картах есть так называемая несгораемая сумма, которую нельзя потратить. Как правило, это 25–50 долларов.

При снятии валюты банк удерживает 1% от суммы. Кроме того, снятие наличных будет производиться в пределах лимита, установленного банками, сказано в проекте постановления, который вынесен на общественное обсуждение.

С учетом бюрократических преград, лимита на получение наличных денежных средств, процентов за обслуживание и нехватки банкоматов, принимающих международные карты VISA, законодательные дополнения попросту скрасят впечатления от сохранившихся ограничений при покупке инвалюты.

На этом фоне воспрянули духом валютчики, которые, судя по всему, не останутся «без хлеба» и в нынешних реалиях.
Ц-1 опросил валютного менялу, предпринимателя и рядового ташкентца и составил топ-3 причин, почему черный рынок останется на плаву.

Купля-продажа имущества

По законодательству все финансовые операции между физическими лицами на территории Узбекистана осуществляются исключительно в национальной валюте.

На практике такие крупные сделки, как купля-продажа дома или автомобиля, заключаются при оплате в иностранной валюте, а именно – наличными в долларах США. Даже на сайтах объявлений в «Узнете» цены на имущество указываются в основном в долларах.

Граждане Узбекистана хранят капитал в долларах, держа в уме многолетнюю и стабильную девальвацию национальной валюты – сума. Естественным образом, в республике высок спрос на наличные доллары. Но по сей день их нельзя легально купить. На выручку приходят валютные менялы, курс у которых зачастую выгоднее, чем в коммерческих банках.

Но если раньше это были организованные преступные группы со своими кураторами, то теперь черный рынок состоит из продавцов, перекупщиков, фермеров и т. п.

Продавец с юнусабадского рынка «Ахмад Дониш» на правах анонимности согласился рассказать, что случилось с черным рынком после либерализации валютного рынка и ареста известных менял.

По его словам, раньше точку на рынке неофициально «крышевали» оперативники одного из силовых ведомств.

До 5 сентября 2017 года, когда в Узбекистане сравнялись государственный и неофициальный курсы валют и банки начали скупать валюту у населения, на входе в торговые ряды стояли атлетичные молодые люди. Они меняли крупные и небольшие суммы, не давая работать мелким валютчикам.

После 5 сентября они постепенно пропали. По слухам, некоторых из них посадили. А на рынке остались продавцы, которые продолжили менять валюту «по-мелкому».

«Продаю одежду, заодно меняю деньги: доллары, тенге, рубли. Евро не беру: их подделывают часто, – говорит собеседник. – Менять приходят гораздо реже, чем раньше, но приходят. В основном покупают доллары. Кто-то копит, кому-то нужно на подарок. Я не знаю, да и не спрашиваю».

На вопрос, может ли он поменять крупную сумму денег, продавец отвечает отрицательно, но добавляет, что это возможно в «махалле валютчиков» («Заркайнар») в Старом городе. Он утверждает, что сейчас менять деньги намного безопаснее, так как органы внутренних дел, по-видимому, считают, что победили черный рынок.

Банки не меняют валюту соседних стран

С приходом к власти Шавката Мирзиёева Узбекистан сделал шаг навстречу соседним странам.

Наладились отношения с Казахстаном и Туркменистаном, есть прогресс в двусторонних связях с Кыргызстаном и Таджикистаном. Мирзиёев был в каждой из республик, а также совершил прорывной визит в Россию.

Вырос уровень деловых связей и туризма с соседними странами. Глава государства приглашает иностранных инвесторов и туристов. Но практически для ведения бизнеса зарубежными инвесторами не создано никаких условий.

В Узбекистане нет ни одного обменного пункта, который бы принимал казахские тенге, российские рубли или таджикские сомони. Хотя в банках такую возможность анонсировали еще с 1 октября 2017 года.

Туристы, которые приезжают в Узбекистан, вынуждены везти с собой иностранную валюту либо нарушать закон, меняя банкноты на черном рынке.

В Старом городе поменять тенге можно у входа на рынок «Чорсу». Именно сюда съезжаются ташкентские «челноки», регулярно отправляющиеся за продуктами и бытовой химией в Казахстан.

Курс почти такой же, как и по ту сторону границы. К слову, в Казахстане поменять сумы на тенге можно как у частных менял, имеющих лицензию, так и в обменных пунктах.

Контрабандисты из Узбекистана везут с собой в Казахстан, в том числе и в зону беспошлинной торговли – Хоргос на границе с Китаем, именно наличные доллары. Аналогично поступают и рядовые узбекистанцы, отправляющиеся на выходные на шопинг в Шымкент.

«За определенную сумму вам (в Узбекистан из соседних стран) могут привезти технику, лекарства, электронику», – говорит Ким Валерий, регулярно выезжающий в Шымкент за товаром.

По его словам, шопинг с доставкой также поддерживает черный рынок в Узбекистане.

Импортозамещение и взятки

Больше полугода тому назад отечественные бизнесмены получили возможность покупать инвалюту для импорта товаров и продуктов.

Огромные суммы денег, фактически лежавшие мертвым грузом на банковских счетах из-за невозможности легально обналичить и купить инвалюту, пошли в оборот.

Но в феврале Мирзиёев раскритиковал правительство за провал плана по сокращению импорта. Он поручил Генпрокуратуре, другим ведомствам и министерствам следить за «бесконтрольной утечкой валютных средств» из Узбекистана, сократить импорт и перейти к импортозамещению. Фактически в стране вновь вводится монополия на импорт.

Как это связано с черным рынком?

Дело в том, что мелкие бизнесмены, реализующие на местном рынке товары и услуги, вновь начали работать с оптовыми поставщиками импортных товаров по «серой схеме».

То есть они расплачиваются с оптовиками наличными долларами – так выходит дешевле, чем национальной валютой в безналичной форме. А оптовики, в свою очередь, используют «нал» для взяток чиновникам, чтобы быть в числе избранных, кому открыта дорога к импорту.

Об этом Ц-1 рассказал один из столичных бизнесменов, занимающийся установкой и обслуживанием систем слежения из Китая.

Собеседник заявил, что из-за спроса на наличные ценники на товары по безналичной оплате выросли на 5–10%, в ряде случаев – на 20%.

Конечно, можно сказать, что недавние действия правительства по сокращению импорта не причиняют много неудобств рядовым гражданам, по сравнению с каримовской эпохой финансовый сектор страны вовсе переживает ренессанс.

Однако упрямая политика импортозамещения и страх перед утечкой валюты за рубеж в среднесрочной перспективе могут привести к удорожанию товаров и услуг, а также к новому застою, ведь именно с этим была связана отмена валютной конвертации в 1996 году.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Экономика

Запоздалая коммунальная реформа в Узбекистане

Новая власть РУз расхлебывает последствия отказа Ислама Каримова от коммунальной реформы, теперь же перевод теплоэнергетического комплекса на рыночные отношения будет осуществляться в условиях разрушенной экономики.

Узбекистан
Политика

Салиджон Абдурахманов / Узбекистан отходит от слепоглухонемоты

Изменения в Узбекистане под управлением Шавката Мирзиёева касаются прежде всего экономики, образования и других сфер общественной жизни, но о свободе слова президент пока говорит вполголоса.

Узбекистан

Выбор редактора

Новости из Узбекистанa