Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Диалог с народом в Узбекистане закончился?

Провозглашенный президентом Узбекистана «диалог с народом» закончился после ареста предпринимателя Олима Сулаймонова, и можно ли вообще понять действия властей, рассуждает ташкентский Центр клеветы и оскорбления.

Диалог № 9

Участвуют:
Умида Ахмедова
Алексей Улько
Олег Карпов

Олег Карпов:
Какие-то вещи, которые происходят сейчас, мне очень сильно не нравятся. Более того, смотря на это, я понял, что год диалога с народом закончился. Я даже для себя отметил, какого числа. Это произошло 15 февраля.

Умида Ахмедова:
Когда предпринимателя закрыли.

Олег Карпов:
Да, когда закрыли Олима Сулаймонова. Предприниматель, который по телевизору тогда выступал, апеллировал к Мирзиёеву. Для власти – куда уж лучший символ. Ты объявляешь, что борешься с коррупцией. Из этого можно было сделать такое шоу. Если действительно хоть чуть-чуть собирались бороться с коррупцией. Я понимаю, что это больше заявления. Но можно же было сделать из этого шоу, вытащить опять его в телевизор, даже можно было прокурора временно уволить. Прокуроров же нельзя сажать, наверное. Обычно не сажают.
С другой стороны, выпускают людей, отсидевших 17–18 лет. Из психушки выпустили Джамшида Каримова и почти в тот же день посадили Елену Урлаеву.

Алексей Улько:
Я могу сказать, что мне эти движения не то чтобы не интересны… Я не вижу за ними содержания. Я вижу какие-то перемещения, потому как не в курсе. Этот бизнесмен – кто он: хороший, плохой, взяточник или какой-то удивительный филантроп? Я не знаю. И я не совсем понимаю, как это можно оценить. Я могу предположить, что если у нас есть какая-то бизнес-среда, то в ней можно посадить в принципе кого угодно, и будет за что.

Олег Карпов:
У нас можно любого посадить.

Алексей Улько:
Решение посадить – не посадить диктуется какими-то другими соображениями.

Олег Карпов:
Мне кажется, чисто политическими соображениями.

Алексей Улько:
Может быть, передел собственности.

Олег Карпов:
И это тоже.

Алексей Улько:
Тот же аспект в Украине. Где есть государственное, национальное, а есть где люди просто «пилят бабло».

Олег Карпов:
Идет разговор на уровне символов. Посадили этого – выпустили другого. Вроде бы тенденция к либерализации: выпустили этого, выпустили того. А с другой стороны, так сажаем или выпускаем? Вы уж как-нибудь определитесь!

Алексей Улько:
По-моему, у нас не звучала тема либерализации. Скорее уж была тема: «Давайте наведем порядок».

Олег Карпов:
Понятно, что наведем порядок, но это все равно либерализация.

Алексей Улько:
Порядок обычно связан, наоборот, с закручиванием гаек.

Олег Карпов:
У нас же можно посадить миллион человек. Почему нужно было выбрать крайнего – предпринимателя, который поверил всерьез во все эти декларации.
Я не понимаю этот символический язык: либо впускаем, либо выпускаем. Вы уж там, наверху, как-то определитесь.
С Леной – так это тоже такой вопиющий случай. В день, когда она должна была встретиться с представителем Всемирного банка, ее берут и закрывают в психушке. И почему от них нет никакой реакции, они на чьей вообще стороне? Ну, МОТ понятно, на чьей стороне. После доклада МОТ о хлопке – с ними вообще все понятно. Я бы эту организацию запретил, как террористическую. Это такой же ИГИЛ. Если они на стороне работорговцев.
Всемирный банк тоже сейчас перед выбором, кого поддерживать – Лену, или он всегда с властью, с любой?..

Алексей Улько:
Вот вы сами говорите: непонятный символический язык. Я вообще не уверен, что здесь присутствует символический язык. Мне кажется, что это не языковой момент. Мы можем пытаться интерпретировать эти вещи, но сугубо на свой страх и риск. Так, как мы хотим, но не думаю, что это будет иметь какое-либо отношение к происходящему. Мне представляется, что здесь есть вещи, которые имеют прагматический интерес. Поскольку нет никакой необходимости мобилизовать какую-то точку зрения у народа, то, в принципе, никто и не знает, выпустили там Джамшида или Урлаеву посадили. Кому это интересно? Горстке людей, которые в этой системе варятся и для которых эти люди имеют какое-то значение. Даже для простой нормальной интеллигенции. Я могу сказать, что мне эти имена знакомы, потому что я читаю «Фергану». Но значение этих фигур, так как я не варюсь в этой среде, не совсем понятно. Когда Путин говорил таким-то образом с Бердымухамедовым, для меня это прочитываемо. Я вижу, что здесь происходит.

Олег Карпов:
То есть вы этим языком не владеете, на котором прошли данные послания.

Алексей Улько:
Кого-то задержали, кого-то отправили, мне кажется, здесь больше система, которая занята производством какого-то своего значения. А это значение никак не выражается в этих вот фигурах. Тут кто-то попал, кто-то не попал – это случайность.

Олег Карпов:
Это чисто разговор о языке. Ты китайский понимаешь, а английский – нет или наоборот. То есть на таком языке ты понимаешь, а на таком – нет, а это и не для тебя вообще было сказано. Это для китайцев или для немцев было сказано. Разные языки, разные послания, разные группы.
Есть языки, которыми люди владеют больше или меньше.
Очень, например, народ возбуждает, когда говорят о загранпаспортах и стикерах. Тоже выдуманная проблема, высосанная из пальца. Что стикеры или загранпаспорта? Нет никакой проблемы. Люди говорили: отмените эти хреновы стикеры. У тебя уже есть паспорт, просто в нем не надо ставить одну лишнюю печать и брать за это деньги. О чем тут нужно думать до сентября?

Умида Ахмедова:
Опять будут выдавать их кому хотят, а кому не хотят – не выдавать.

Алексей Улько:
С этими паспортами насколько можно было бы многое упростить с идентификацией, с пересечением границы, ты просто прикладываешь паспорт – вся информация считывается. И не нужно заполнять никакие формы, бланки. Вроде для всего этого существует техническая возможность. Когда они говорят, что через Казахстан будешь ехать и заполнять форму и сдавать ее на выезде, то зачем тогда вся эта электронная информация?

Олег Карпов:
И все эти дискуссии – чисто для отвлечения энергии, государство думает, серьёзная проблема. Нет никакой проблемы.

Алексей Улько:
Раз они считают, что существует какая-то проблема, возможно, она не сводится к техническим моментам.

Олег Карпов:
Проблема сводится совсем к другому: есть у людей право на свободное передвижение или нет. Так как государство не может этого сказать в открытую. А думает оно, что нет у нас такого права. Отсюда прописки и всё такое прочее. Но открыто ты этого декларировать не можешь. Что о нас мир подумает? Мы дикари, да?.. Ну да, дикари, а что поделаешь.
Никто ж не может сказать: «Мы не разрешаем людям свободно передвигаться, ни за границу, ни внутри государства». Нет, мы разрешаем, но у нас есть такие-то проблемы. Нет проблем, только одна: ты в цивилизованном мире живешь или ты дикарь.

Алексей Улько:
Здесь же системная проблема, она выходит за пределы программного обеспечения этих биометрических паспортов. Просто здесь уже сам по себе принцип учета граждан, их перемещения, их местопребывания.

Олег Карпов:
Опять же это только видимость учета, в современном обществе оно уже так не работает. Надо чипы какие-нибудь вживлять людям. Китайцы уже об этом задумались. Нормальная такая чипизация.

comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Урлаева о помещении в психушку, или За что умирал Каримов?

Правозащитница Елена Урлаева рассказывает о своем помещении в психушку, а Центр клеветы и оскорбления в Ташкенте констатирует: ничего не изменилось, за что отдал жизнь Ислам Каримов?

Узбекистан
Общество

А может, образование в Узбекистане совсем отменить?

Преподаватели вузов в Узбекистане получают копейки, дипломы не ценятся, выпускники по специальности не работают. Зачем образование узбекистанцам? – рассуждает ташкентский Центр клеветы и оскорбления.

Узбекистан

Выбор редактора

Экономика

Как украсть миллион под носом Генпрокуратуры Узбекистана

Генеральной прокуратуре РУз непросто: сингапурская компания представила все доказательства, что была ограблена партнером в Узбекистане на миллион долларов, но обвиняемый силен связями…

Узбекистан
Права человека

В Узбекистане у Каримовой – ни адвокатов, ни правозащитников

Государственные адвокаты, назначенные в Узбекистане для осужденной Гульнары Каримовой, однажды были названы «мебелью», но не спешат ей на помощь и независимые правозащитники.

Узбекистан
Политика

Стратегия для Гульнары Каримовой: уйти в оппозицию

Власти в Узбекистане, это очевидно, намерены держать дочь первого президента страны Гульнару Каримову в тюрьме до смерти, значит, у нее появился шанс прожить жизнь не зря: уйти в оппозицию и изменить страну.

Узбекистан
Общество

Платный прием детей в школы Ташкента – это конец!..

Сегодняшний мир – мир богатых и бедных, но если расслоение начинается с приема в школу, то это конец – так реагируют родители на попытку властей заработать на льготном приеме в первый класс в Ташкенте.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Экономика

Как украсть миллион под носом Генпрокуратуры Узбекистана

Генеральной прокуратуре РУз непросто: сингапурская компания представила все доказательства, что была ограблена партнером в Узбекистане на миллион долларов, но обвиняемый силен связями…

Узбекистан
Права человека

В Узбекистане у Каримовой – ни адвокатов, ни правозащитников

Государственные адвокаты, назначенные в Узбекистане для осужденной Гульнары Каримовой, однажды были названы «мебелью», но не спешат ей на помощь и независимые правозащитники.

Узбекистан
Права человека

Избитый наманганский преподаватель все еще надеется на президента…

Сирожиддина Ашурова избили больше семи лет назад студенты за плохие оценки – восстановить справедливость не помогли ни органы правопорядка, ни 50 обращений к президенту.

Узбекистан