Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Галима Бухарбаева / Когда мужчина борется за хиджаб для женщины

Ни в коем случае не поддерживаю арест блогеров, ратовавших за хиджаб для школьниц Узбекистана. Но делать вид, что они боролись за женские права, не буду: они выступали за свое, мужское, за право подавить и подмять под себя женщину с детства.

Правительство Узбекистана, на мой взгляд, предложило красивую и стильную форму для школьников страны. Она современна, красива и модна. Дети в ней выглядят очаровательно.

Мне нравятся куртка-бомбер для учениц младших классов, плиссированная юбка в клеточку, а также строгие и элегантные костюмы для девушек-старшеклассниц.

Но, как выяснилось, форма пришлась не по вкусу ряду мужчин. Почему? Они усмотрели в ней ущемление конституционных прав девочек и девушек страны, исповедующих ислам, на ношение головного убора – хиджаба.

Оказывается, правительство светской страны должно в угоду одной из религий предложить вариант школьной формы для мусульманок. Между тем в постановлении ни слова не было сказано, что утвержденная форма предполагает запрет на хиджаб.

В узбекской Сети разгорелась дискуссия, которую особо рьяно вели несколько активных пользователей. Они заявляли, что предложенная правительством одежда для школьников стала нарушением прав учениц-мусульманок на свободу религии и совести.

Власть отреагировала: с конца августа в Ташкенте, Ташкентской и Андижанской областях были задержаны как минимум 11 человек, активных блогеров, сообщала Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ). Некоторые из них уже были осуждены по административным статьям на сроки до 15 суток ареста.

Это событие обнажило три важных момента для страны.

Во-первых: правительство Узбекистана испытывает страх перед любой дискуссией, даже в виртуальной Сети, особенно, когда ее участники апеллируют к исламу, и готово, как обычно, пресекать ее силовыми и противоправными действиями.

Во-вторых: публичное мнение в стране все более склоняется к религии, все отчетливее утверждая консервативные исламские принципы как основу общественных отношений.

В-третьих: женские права в Узбекистане определяют, интерпретируют и защищают представители власти и бородатые мужчины в Интернете, но только не сами женщины – их нет, их не видно, их не слышно. В стране нет ни громких женских голосов, ни влиятельных женских организаций, способных высказать свое мнение по поводу развернувшейся дискуссии.

Совершенно понятно, что власть в Ташкенте ни в коем случае не должна была подвергать арестам людей за высказывание мнения в Интернете, как и в любом другом месте, пусть это касается даже желания одеть всех женщин страны в хиджабы.

Но логика действий власти понятна. За подобными дискуссиями идет пропаганда исламского фундаментализма, а при отсутствии сильного светского гражданского общества она непременно выльется в исламизацию страны.

И так уже заметно, что фундамент светскости в Узбекистане, заложенный в СССР, неминуемо смывается. И критерием усиления ислама как раз является положение женщин в стране.

Первое, что делают исламские мужчины, – лишают и ограничивают в правах женщину, устанавливая над ней личный и общественный контроль. Она превращается в собственность отца, брата, мужа, общества, все более теряя свою личность и индивидуальность. А главное – права.

То есть не будем заблуждаться насчет задержанных блогеров. Защищая их право на свободу слова, нужно видеть и понимать, что они бились прежде всего за свои права – за возможность мужчины взять под контроль женщину с раннего детства, прикрываясь при этом Конституцией…

Основной закон РУз, к сведению блогеров, утверждает, что Узбекистан — это светское государство, и «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной» (статья 12), а «женщины и мужчины имеют равные права» (статья 46).

В отношении же действий властей Узбекистана можно сказать лишь следующее: в отсутствие гражданского общества, НПО, независимой прессы им не справиться с исламизацией страны, а их действия всегда будут интерпретироваться как регрессивные, направленные на нарушение прав человека.

Галима Бухарбаева – главный редактор Ц-1

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Выбор редактора

Общество

Татьяна Закирова: «Он мне сказал: «Иди к Путину… Бл.дь, говори по-узбекски…»

Жительница Ташкента Татьяна Закирова, пострадавшая от националистической выходки ректора Университета журналистики РУз Шерзода Кудратходжаева, рассказывает Ц-1 подробности того дня.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Общество

В Узбекистане на общественное обсуждение вынесен законопроект о бытовом насилии

Законопроект «О профилактике бытового насилия» предусматривает введение в Узбекистане охранного ордера и программы коррекции поведения для агрессивных людей.

Узбекистан
Общество

Хокимият Ташкента начал рубить деревья, не дождавшись итогов общественного голосования

24 сентября хокимият Ташкента в Facebook преждевременно снял с голосования вопрос о вырубке 15 многолетних деревьев на пересечении улиц Истирохат и Бешкайрагоч с Малой кольцевой автодорогой.

Узбекистан