Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Как Салих упек в турецкую тюрьму активистку из Хорезма

Истерика охватила узбекского оппозиционера Мухаммада Салиха, когда у его дома в Турции появилась Нафосат Оллошукурова и спросила за развязанную против нее клеветническую кампанию.

Галима Бухарбаева

Мухаммад Салих - несменяемый лидер партии "Эрк" и НДУ; фото: Википедия
Мухаммад Салих — несменяемый лидер партии «Эрк» и НДУ; фото: Википедия

Конфликт между лидером так называемого Народного движения Узбекистана (НДУ) и демократической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом и активисткой и блогером из Хорезмской области Нафосат Оллошукуровой — теперь уже должен разрешить турецкий суд.

Как рассказала Ц-1 Оллошукурова, 34-летняя мать двоих детей, известная в соцсетях под именем Шабнам, в настоящее время она находится в Турции и ожидает начала судебного процесса по поданному ею иску против Салиха.

Активистка из Хорезма хочет привлечь 72-летнего оппозиционера к ответственности за продолжительную клеветническую кампанию, которая велась против нее на Интернет-ресурсах Салиха. А после личной встречи с ним она была вынуждена добавить к своим претензиям и нанесение физического и морального ущерба, от чего пострадали и ее пятилетние дочери-близняшки.

«В Узбекистане, несмотря ни на что, во время наших протестов и других выступлений местные власти находили в себе силы нас выслушать, мы могли хотя бы высказаться, — говорит Оллошукурова, — в случае же с Салихом его терпения едва хватило на минуту, он начал кричать и говорить на повышенных тонах с первой секунды своего появления, а затем бросился на меня, чтобы вырвать и разбить мой телефон…»

По словам Нафосат, она держала в руке телефон, чтобы показать Салиху фотокопии клеветнических статей и просто грязи, которая печаталась о ней на сайте партии «Эрк», — это были прямые доказательства и факты…

Но седовласый оппозиционер, «борец за демократию» в Узбекистане, не хотел честного разговора и выяснения отношений, что называется, по-мужски… Он предпочел насилие и донос: как кошка бросился на телефонный аппарат и растерзал его, а затем побежал «стучать» в полицию.

«Салих поранил мою руку, не скажу, что до травмы, но было больно, он испугал моих дочек, они обе бросились ко мне и начали плакать», — рассказывает активистка.

Затем по вызову «борца за демократию» прибыла турецкая полиция, и Нафосат с маленькими девочками были задержаны и отправлены в изолятор временного содержания для иностранцев в Стамбуле, по сути в тюрьму, где им пришлось оставаться 20 дней.

Нафосат (Шабнам) Оллошукурова с дочками; фото предоставлено Ц-1
Нафосат (Шабнам) Оллошукурова с дочками; фото предоставлено Ц-1

Эти события произошли 1 марта этого года в городке Шиле, провинции Стамбула, где уже много лет во внушительном особняке под опекой турецких властей проживает «неизменный лидер узбекской оппозиции», один из основателей Народно-демократической партии Узбекистана «Бирлик», а затем партии «Эрк» Мухаммад Салих.

Испытывает ли он угрызения совести по поводу того, что сдал в полицию и упек в тюрьму мать с двумя малолетними детьми, известную активистку, свою землячку, в конце-концов (Салих тоже уроженец Хорезма), которая лишь хотела честного разговора лицом к лицу? — ответ отрицательный.

Мухаммад Салих подал встречный иск, и по давно заведенной им традиции обвиняет Нафосат Оллошукурову в работе на спецслужбы Узбекистана, что она якобы вторглась в его дом (с двумя малышками) с целью его физического устранения.

А еще не так давно Салих восхищался Нафосат, искал с ней связи, хотел подружиться и переманить в свой лагерь, писал, что она должна стать примером для всего Узбекистана, как человек незаурядной смелости и принципиальности.

Заочное знакомство оппозиционера и активистки произошло в 2019 году и причиной тому стало дело хорезмского журналиста Махмуда Раджабова.

В апреле того года Раджабов возвратился в Узбекистан из Турции, где встречался с Мухаммадом Салихом и вез домой подарки от оппозиционера — книги.

Во время осмотра его багажа в аэропорту Ташкента эти книги привлекли внимание, в итоге у журналиста были изъяты 26 единиц печатной продукции, а также ноутбук и телефон.

Когда Раджабов добрался до своего дома в Гурленском районе Хорезмской области, то узнал, что сведения о нем уже были переданы в органы внутренних дел по месту жительства и против него возбуждено уголовное дело по статье «Контрабанда».

Нафосат Оллошукурова, проживавшая в соседнем Багатском районе, хорошо знала журналиста, и не могла не прийти к нему на помощь, узнав, что он находится под следствием и ему угрожает тюремный срок.

Махмуд Раджабов категорически отрицал свою вину, указывал на то, что следствие не может привести доказательств того, что конфискованные у него книги являются экстремистскими и запрещенными в Узбекистане.

Положение журналиста на протяжении нескольких месяцев держало в напряжении и страхе всю его семью, родные с ужасом воспринимали каждый его вызов на допрос, боясь, что домой он не вернется.

Махмуд Раджабов 20 сентября 2019 года в Хорезме отказывается идти на допрос; скриншот
Махмуд Раджабов 20 сентября 2019 года в Хорезме отказывается идти на допрос; скриншот

Когда 20 сентября 2019 года в их дом снова пришли сотрудники милиции и попытались забрать Раджабова на допрос, то его молодая невестка с двухмесячным ребенком на руках схватила баклажку с бензином и пригрозила самосожжением, если они не оставят ее тестя в покое.

После этой трагической сцены Махмуд Раджабов и его родные, а также друзья и товарищи решили устроить марш на Ташкент, пройти более чем 1000 километров, чтобы лично встретиться с главой МВД Узбекистана Пулатом Бабаджановым, поговорить с ним начистоту и поставить точку в этом вопросе.

Марш начался 21 сентября, вместе с Махмудом в походе участвовали около 30 человек, среди них его родные, а также коллеги и соратники, как активистка и блогер Нафосат Оллошукурова.

Акция транслировалась через социальные сети, репортажи с места события вела Нафосат. В это время, по ее словам, она получила смс-ку от Мухаммада Салиха, который, заполучив от кого-то номер ее телефона, выразил поддержку участникам похода.

На второй день, когда ходоки из Гурлена уже миновали столицу Хорезмской области город Ургенч, к ним подъехали милицейские машины и один автобус. Это были представители начальника милиции Хорезмской области генерала-майора Даврона Назармухамедова.

Махмуд Раджабов говорит начальником Управления внутренних дел (УВД) Хорезмской области генерал-майором Давроном Назармухамедовым; скриншот
Махмуд Раджабов говорит начальником Управления внутренних дел (УВД) Хорезмской области генерал-майором Давроном Назармухамедовым; скриншот

Днем ранее сам Назармухамедов пытался отговорить Раджабова и его сторонников от похода, но поскольку не мог обещать, что дело против журналиста о контрабанде будет прекращено, то марш на Ташкент продолжился.

Во второй раз власти не церемонились. Они напали на идущих людей, силой затолкали всех в автобус и доставили в Управление внутренних дел (УВД) Хорезмской области.

Затем последовал скорый суд, который приговорил журналиста Махмуда Раджабова и активистку Насофат Оллошукурову к 10 суткам ареста, остальных ходоков отправили по домам.

Нафосат рассказывает, что во время ареста ее били, несколько раз ударили в живот, и причиной такого обращения стали три смс-ки от Салиха, которые он послал ей до, во время и после похода.

По словам активистки, о третьем сообщение от лидера НДУ она и не знала, так как ее телефон был конфискован, но прочитавшие смс-ку сотрудники милиции получили, по их мнению, явное свидетельство того, что участники марша на Ташкент действовали по указке засевшей за бугром оппозиции…

«Эти смс-ки от Салиха оказали мне медвежью услугу, — делится Нафосат, — я не была знакома с ним, никогда не общалась, и вдруг меня бьют и требуют признаний, что мы участники заговора, чуть ли не госпереворота».

От избиений состояние Оллошукуровой резко ухудшилось, и даже милиция поняла, что содержать ее в следственном изоляторе становится опасно, девушка может скончаться. И тогда ее перевели… в психбольницу.

В областной психиатрической больнице в городе Ургенче Нафосат проведет следующие три месяца. Все это время, ее по словам, ее лечили принудительно, ежедневно вводили в организм по пять различных медикаментов, от которых она впадала в состояние полного транса, не могла двигаться, мыслить, говорить.

«Я просто лежала, я не могла ничего делать, меня отключали, превращали в овоща, инвалида», — рассказывает она.

Нафосат Оллошукурова - учитель английского языка, активист и блогер из Хорезма, Узбекистан
Нафосат Оллошукурова — учитель английского языка, активист и блогер из Хорезма, Узбекистан

Выйти на свободу и вернуться к своим в то время двухлетним дочерям Нафосат Оллошукурова смогла лишь 28 декабря 2019 года. Почти месяц ей потребовался, чтобы прийти в себя, избавиться от последствий психотропного лечения.

На свободе она узнала, что пережитое возымело эффект — дело против журналиста Махмуда Раджабова было прекращено, ее же саму уволили с работы, будучи выпускницей Института иностранных языков в Ташкенте, она работала учителем английского в колледже Олимпийского резерва в Ургенче.

Косо и с подозрением на Нафосат стали смотреть в махаллинском комитете, где она проживала, молодая женщина чувствовала, что ее не оставят в покое, не позволят жить спокойно и содержать своих детей.

В итоге Нафосат оказалась перед дилеммой: оставаться в Узбекистане, где ее занесли в «черные списки» и лишили средств к существованию, или же последовать советам сочувствующих из-за границы и выехать из страны?

В итоге 18 января 2020 года вместе с дочками она вылетела на Украину, где находились некоторые представители узбекской оппозиции и гражданского общества, обещавшие встречу и помощь.

На Украине Оллошукурова подала документы в Управление Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) с просьбой о предоставлении убежища в третьей стране. Международная организация, зарегистрировав ее и детей в качестве ищущих убежища, начала оказывать помощь.

Проживание на Украине, как рассказывает Нафосат, сблизило ее с находившимися там выходцами из Узбекистана, а особенно — с представителями узбекского гражданского общества и оппозциии.

Она регулярно общалась с журналисткой Малохат Эшонкуловой, которая сотрудничала с Мухаммадом Салихом и некоторыми узбекскими активистами, проживающими в Европе.

К сожалению, делится Оллошукурова, близкое знакомство с оппозицией вызвало в ней больше разочарования, чем уважения и желания более тесной совместной работы.

«Там не было идей и целей, желания помогать людям в Узбекистане, ничего плодотворного, а больше конфликтов, грязных сплетен и другой позорной возни», — рассказывает Нафосат.

К ней, как к хорошо пишущему автору и блогеру, обратились с заказом написать несколько критических, а если быть точными, клеветнических материалов о некоторых видных активистах Узбекистана, с которыми конфликтовал Салих, но она отказалась.

«Я ответила, что будь я таким человеком, который выполняет заказы, продается и пишет под диктовку клевету и грязь, я могла бы жить припеваючи в Узбекистане Шавката Мирзиёева, но это не про меня, я за правду», — говорит Нафосат.

Отказ Оллошукуровой от сотрудничества на таком уровне очень скоро превратил ее саму в мишень для нападок со стороны Мухаммада Салиха и своры его сторонников.

В 2021 году на сайте партии «Эрк» и соцсетях Салиха начали регулярно появляться публикации или упоминания о Нафосат, что она является засланным шпионом со стороны узбекских властей, что она работает на Службу государственной безопасности (СГБ) Узбекистана.

При этом, делая подобные заявления, Салих и его люди ни разу не удосужились привести хоть какие-то доказательства предъявленных обвинений. Нет, они просто рубили с плеча, при этом, не видя и не понимая, что оскорбляют человека, делают больно патриоту своей страны, молодой женщине, матери, перенесшей и потерявшей так много за последние пару лет.

Нафосат Оллошукурова вместе с дочками требует на Украине помощи и убежища...
Нафосат Оллошукурова вместе с дочками требует на Украине помощи и убежища…

Но худшей подлостью по словам Нафосат стало письмо Мухаммада Салиха в УВКБ ООН. Нафосат узнала о нем, когда 28 октября 2021 года получила отказ Миграционной службы Украины на предоставление ей убежища.

Как оказалось, седовласый оппозиционер посчитал, что клеветнических и оскорбительных материалов о Нафосат Оллошукуровой недостаточно, за неподчинение и отказ прислуживать ему он решил наказать ее по полной программе.

Нафосат рассказывает, что в Миграционной службе Украины ей позволили взглянуть на письмо Салиха, прочесть его с компьютера, в нем он призывал не верить Оллошукуровой, не предоставлять ей убежища, отказать в любой помощи.

Украинские власти, конечно же, не хотели разбираться в хитросплетениях этого случая. Оллошукуровой посоветовали не обращаться в суд, так как она его проиграет, но «заработает» постановление о депортации.

Лучшее же в ее случае, пока у нее незапятнанные документы, выехать с Украины в любую страну, где не требуется получение визы, ей рекомендовали Грузию или Турцию.

На собранные ее родными и знакомыми деньги Нафосат с двумя дочками 12 января прибыли в Стамбул. Там ей удалось снять небольшую квартиру, восстановить онлайн-уроки по английскому языку, чтобы иметь небольшой заработок.

Нахождение в Турции, неподалеку от городка, где проживает Мухаммад Салих, не могло не зародить в голове Нафосат Оллошукуровой мысль о том, что ей следует навестить этого «демократа», спросить у него, глядя прямо в глаза, почему он клеветал на нее, почему разрушил возможность получить убежище ей и ее детям в безопасной для них стране?

В конце февраля она отправилась в городок Шиле, чтобы найти дом Салиха. По словам Нафосат, у нее были снимки его особняка, они были опубликованы в Интернете. Она показала фото местным таксистам и описала проживающего там хозяина, очень скоро ее доставили прямо к порогу салиховского дома.

Но идти к нему напрямик активистка сразу не решилась. Она посчитала, что будет правильнее сначала обратиться в местный отдел полиции, что и сделала.

«Я рассказала в полиции, что проживающий в их районе человек регулярно публикует клевету и всякую грязь в мой адрес, что его ложь лишила меня возможности получить убежище через УВКБ ООН», — говорит Нафосат.

Заявление было принято, и, как продолжает Нафосат, ей обещали в течение пяти дней с ней связаться и рассказать о результатах. Но пять дней миновали, ей никто не звонил, никаких сообщений не было.

Тогда, 1 марта, Нафосат вместе с двумя дочками решила снова ехать в Шале, чтобы лично встретиться с Салихом и высказать ему в лицо свои претензии и призвать к ответу.

Когда она оказалась у дома Салиха, то открывший ей дверь мужчина попросил ее войти внутрь и подождать, Нафосат отказалась, сказав, что боится оставаться в закрытом помещении, желает говорить во дворе или на улице.

Через мгновение появился сам Салих, рассказывает Нафосат, его лицо было перекошено от гнева, он сходу начал кричать: «какая еще провокация, какая клевета!» Приблизившись к Оллошукуровой, он продолжал орать, вопрошая, чего она от него хочет?

Нафосат пыталась говорить спокойно, она сказала, что пришла, чтобы спросить, почему он публикует о ней всякие гадости, ложь и клевету, что она ему сделала плохого? Затем показала на свой телефон, что в нем сохранены все копии клеветнических материалов, она может ему показать, если у него есть желание во всем честно разобраться.

«В это время Салих бросился на меня, начал драться за телефон, в конечном итоге сумел его вырвать и со всей силой бросить на землю», — рассказывает Нафосат. — Мои дочки испугались, бросились ко мне, стали плакать, сам Салих побежал в дом, как выяснилось позже, чтобы вызвать полицию».

Что было дальше, нам известно. Нафосат Оллошукурова, чей первый арест, заключение, а затем принудительное лечение в психбольнице в Ургенче в 2019 году — случились с подачи Мухаммада Салиха, — отправится теперь уже в турецкую тюрьму, но не одна, а с малышками-дочками: месть и подлость «демократа», «лидера узбекской оппозиции» не знает границ…

Галима Бухарбаева — главный редактор Ц-1

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Люди

Оллошукурова и Салих: «Говорить в лицо» против «Бить в спину»

Способность личности идти вперед с открытым забралом, добиваться разговора лицом к лицу - то, что привлекло Мухаммада Салиха к активистке из Хорезма Нафосат Оллошукуровой, а затем заставило ее возненавидеть.

Узбекистан
Политика

Даешь права и свободы! Бороды и очки!

Будь я мужчиной, сегодня же начала бы отпускать бороду и хотела бы видеть бородатыми все мужское население Узбекистана, включая прыщавых подростков. Женщины, чтобы запутать «интеллектуальные камеры» МВД РУз, должны надеть очки…

Узбекистан

Выбор редактора

Здоровье

«Пандемическое соглашение» с ВОЗ — это государственная измена

Итальянский католический священник Карло Мария Вигано, не раз разоблачавший планы глобальной элиты, призывает страны не отдавать им контроль над здоровьем граждан, не совершать госизмены.

Мир
Политика

США как властелин инфекций, вирусов и пандемий

Чего хотят от мира США? Предложенные ими поправки в Международные медико-санитарные правила превратят ВОЗ в надзорный и карательный орган над странами без единого суверенитета в области здравоохранения.

Мир
Права человека

Вопиющее нарушение прав женщины и матери в Узбекистане

Обращение в международные и национальные организации было направлено в связи насилием над жительницей Джизака со стороны ее свекрови - члена Сената РУз и замхокима Джизакской области.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Вопиющее нарушение прав женщины и матери в Узбекистане

Обращение в международные и национальные организации было направлено в связи насилием над жительницей Джизака со стороны ее свекрови - члена Сената РУз и замхокима Джизакской области.

Узбекистан
Экономика

Навоийский «Кызылкумцемент» в условиях капитализма

Рабочие АО «Кызылкумцемент» в Навоийской области РУз лишись профилактория, молочных продуктов «за вредность», а вставшая на их защиту врач подверглась травле - с «пережитками советской эпохи» там покончено.

Узбекистан
Общество

В Каракалпакстане начался суд над врачом и исламским активистом

Дело против Алимардона Султанова рассматривает Элликалинский районный суд Каракалпакстана, врач-травматолог обвиняется в разжигании национальной розни и религиозном экстремизме, сообщает ПАУ.

Узбекистан
Права человека

Джизакская милиция темнит с похищением сына правозащитника

Ни одна из камер в Джизаке не зафиксировала 15-летнего Тимура Пулатова ни в момент похищения, ни оставления на заправке в соседнем Фаришском районе, утверждает джизакская милиция.

Узбекистан