Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Коканд разоблачает «патологоанатома» Надежды Атаевой

Семья и махалля Умиджона Абдуназарова в Коканде отрицают его арест после Андижанской бойни, а школа № 32 документально подтверждает его работу учителем до и после тех событий.

Галима Бухарбаева

Дом в Коканде, где проживал Умиджон Абдуназаров; фото: Ц-1
Дом в Коканде, где проживал Умиджон Абдуназаров; фото: Ц-1

Нафисахон Абдуназарова, старшая сестра Умиджона Абдуназарова, – сложный собеседник, но она мгновенно теряет свою прежнюю неразговорчивость и подозрительность, услышав вопрос: «Находился ли ее брат три месяца под арестом после Андижанской бойни 13 мая 2005?»

«Кто вам сказал, что он был в заключении? – возмущенно говорит она. – Он никогда не подвергался аресту, он не такой человек, он все время был в Коканде».

«Он ничего не имел общего с Андижаном!» – повышает она голос в ответ на объяснение, что Умиджон проходит в изданном во Франции отчете ассоциации «Права человека в Центральной Азии» как жертва Андижанских событий, находившаяся под арестом все лето 2005 года.

Но ее окончательно выводит из себя вопрос: «Работал ли ее брат патологоанатомом в андижанском морге после освобождения?»

«В морге? Что ему делать в морге? Он вообще никогда не работал в Андижане!» – заявляет она.

Разговор с сестрой заканчивается ее советом приехать в Коканд и узнать всю правду о ее брате, потому что «он не такой человек» и «таких людей он не любит», добавляет она, очевидно, имея в виду участников Андижанских событий. Ц-1 направил в Коканд своего корреспондента.

Дома у Абдуназарова

Ныне 40-летний Умиджон Абдуназаров проживал в жилом массиве «Навои», на окраине Коканда, в стандартной трехкомнатной квартире четырехэтажного дома.

Дверь квартиры номер 15 оказывается наглухо закрытой, она заметно запылилась. На звонок никто не отвечает.

Дверь квартиры, где жил Умиджон Абдуназаров; фото: Ц-1
Дверь квартиры, где жил Умиджон Абдуназаров; фото: Ц-1

От домкома Рано Мелибоевой, проживающей в соседнем подъезде, мы узнаем, что в квартире Абдуназаровых больше никто не живет.

Мать Умиджона – Максуда-опа умерла весной этого года. Сам Умид, по словам домкома, живет во Франции. На вопрос: «Где его семья?» – она отвечает, что его жена и двое сыновей – в Коканде, он их оставил, они в разводе.

«Чем он занимался в Узбекистане?» – домком говорит, что Абдуназаров владел многими иностранными языками – французским, английским, немецким, работал учителем и переводчиком.

На вопрос, когда он уехал из Узбекистана, Мелибоева затрудняется ответить: «2008-й или 2009-й… В общем, скоро будет десять лет, как он уехал».

Домком Рано Мелибоева; фото: Ц-1
Домком Рано Мелибоева; фото: Ц-1

С момента отъезда Абдуназаров ни разу не возвращался на родину, но, по словам домкома, к нему дважды или трижды во Францию ездила мать, в последний раз она гостила у него c мая по август 2016 года.

В махалле

Точное время, когда Умиджон Абдуназаров уехал из Узбекистана, нам удается узнать от председателя махаллинского комитета «Истикбол» Вахиджона Ашурова.

Узнав имя и адрес интересующего нас человека, он просит секретаря заглянуть в бумаги, а затем уверенно сообщает, что Абдуназаров уехал из страны в 2008 году на заработки. По словам Ашурова, его бывший сосед проживает во Франции.

На вопрос: «Находился ли Абдуназаров под арестом в 2005 году и мог ли бежать из страны как беженец?» – председатель махалли отвечает категорическим отрицанием.

Двор дома и махалля Умиджона Абдуназарова; фото: Ц-1
Двор дома и махалля Умиджона Абдуназарова; фото: Ц-1

По словам Ашурова, если кто-то подвергается аресту, то в махаллю в обязательном порядке приходит уведомление. Затем он делится, что из его махалли после Андижана был арестован один человек, и он до сих пор в неволе.

В Узбекистане, по данным работников махалли, Абдуназаров работал учителем. Но затем они услышали от его матери, что во Франции он окончил медицинскую академию и теперь работает там хирургом.

В школе

В кокандской школе № 32, где Умиджон Абдуназаров преподавал, нам с уверенностью подтверждают, что Абдуназаров работал учителем, и мы узнаем, что он преподавал не французский, а предмет «Основы национальной независимости и основы духовности».

Школа № 32 в Коканде, где работал Умиджон Абдуназаров; фото: Ц-1
Школа № 32 в Коканде, где работал Умиджон Абдуназаров; фото: Ц-1

Директор школы Гульчехра Каюмова первоначально отказывалась письменно подтвердить факт работы Абдуназарова в школе, но, услышав, что во Франции он был представлен как медик, подвергшийся аресту после Андижанских событий, а затем вынужденный работать патологоанатомом в морге и осматривать трупы жертв пыток и внесудебных казней, она обомлела и пошла навстречу.

«Это позор для всего Коканда, что Абдуназаров пошел на такую ложь, – возмущалась директор школы, – как можно так врать…»

В итоге она сделала две копии с приказов о зачислении Умиджона Абдуназарова на работу в августе 2004 года и его увольнении с февраля 2006-го. Оба документа Каюмова заверила подписью и печатью от 30 августа 2017 года.

Приказ о принятии на работу Умиджона Абдуназарова в школу № 32 Коканда
Копия приказа о принятии на работу Умиджона Абдуназарова в школу № 32 Коканда
Копия приказа об увольнении Умиджона Абдуназарова с должности учителя в школе № 32 Коканда
Копия приказа об увольнении Умиджона Абдуназарова с должности учителя в школе № 32 Коканда

История учителя в Европарламенте

25 августа Ц-1 опубликовал журналистское расследование «Надежда Атаева – ввергшая правозащиту Узбекистана в грязь», в котором помимо ее финансовых махинаций была раскрыта чудовищная фальсификация свидетельства Андижанской бойни.

Атаева выдала Абдуназарова, выпускника факультета романо-германской филологии, со специализацией «французский язык» Ферганского государственного университета 2003 года, за медика, который случайно оказался в Андижане накануне бойни 13 мая 2005 года.

Затем он был якобы арестован, провел под арестом в Службе национальной безопасности (СНБ) в Коканде более трех месяцев и подвергался жестоким пыткам.

После освобождения в сентябре того же года Абдуназаров якобы был направлен на работу в морг при Андижанской областной больнице в качестве ассистента, а затем патологоанатома, где до февраля 2006 года осмотрел 500 трупов, 300 из них – со следами насильственной смерти, включавшие и огнестрельные ранения.

В мае 2010 года в здании Европарламента в Брюсселе Атаева представила фильм с  участием “патологоанатома», а в апреле 2011-го выпустила доклад, написанный на основе его же показаний: «Наши мучители знают, что не предстанут перед законом…»

С момента публикации расследования Атаева молчит. Она не отвечает на вопросы Ц-1.

Накануне публикации материала ей было послано еще несколько вопросов, среди них: «Кто придумал историю «патологоанатома»? Эта была ее идея и условие для оказания помощи человеку, намеревавшемуся остаться во Франции? Или это был Умиджон Абдуназаров, кто пришел к ней с этой историей?»

Аналогичные вопросы были высланы по электронной почте Абдуназарову, но он тоже не желает открытого разговора с прессой.

Ильхамов не смолчал и замолчал…

Единственным, кто взялся подтвердить подлинность истории «патологоанатома» после разоблачения ассоциации «Права человека в Центральной Азии», стал проживающий в Лондоне Алишер Ильхамов, представитель Фонда Открытого Общества (OSF).

Сразу после опубликования расследования он заявил, что видел диплом «химика-биолога» у источника Атаевой, и пригрозил последствиями Ц-1 за разглашение фамилии «беженца».

screenshot-237

Но сотрудник OSF был тут же опровергнут специалистами из Республиканского патолого-анатомического центра в Ташкенте, заявившими, что с таким дипломом работать патологоанатомом невозможно, а в стране нет ни одного вуза, который выпускал бы «химиков-биологов».

То, что Абдуназаров не был беженцем, утверждают его родные, рассказавшие, что он выехал из Узбекистана в январе 2008 года после получения визы в посольстве Франции в Ташкенте.

Ц-1 направил запрос в дипмиссию Франции в Ташкенте с просьбой уточнить дату получения Абдуназаровым визы, а также обратился к миграционным властям в Париже, чтобы узнать, когда он прибыл на территорию их страны. Как только ответы поступят, они будут опубликованы.

Но ценность вступления в дискуссию Ильхамова заключалась в том, что он подтвердил, что мы говорим об одном и том же человеке – Умиджоне Абдукабировиче Абдуназарове.

А значит, сегодня любой журналист или просто неравнодушный человек, кто не поленится и поедет в Коканд, может узнать всю правду.

Галима Бухарбаева – главный редактор Ц-1

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Криминал

Атаева призывает США не верить реформам Мирзиёева

Перед встречей в США президента РУз и председателя Американо-Узбекской торгово-промышленной палаты Надежда Атаева, разоблаченная в подлоге и коррупции, заявляет о рисках инвестировать в Узбекистан.

Узбекистан
Общество

Коканд: по следам фейкового патологоанатома из Андижана

Правозащитница Елена Урлаева встретилась в Коканде с соседями, родными, коллегами и преподавателями Умиджона Абдуназарова и убедилась, что он не имел никакого отношения к Андижанской бойне.

Узбекистан

Выбор редактора

Общество

Сергей Дуванов / Станет ли национализм политическим трендом в РК?

Наблюдается интересный феномен. Наиболее непримиримые оппоненты в современном общественном казахстанском дискурсе – это «ватники» и националисты. На самом деле это - близнецы-братья.

Казахстан

Новости из Узбекистанa