Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Компенсация за десять лет произвольного заключения в РУз. Это сколько?

Журналист из Каракалпакстана Салиджон Абдурахманов, чье десятилетнее осуждение было признано ООН произвольным, в интервью Ц-1 говорит, почему Ташкент должен реабилитировать его и других жертв произвола.

Салиджон Абдурахманов в колонии на встрече с правозащитниками в 2016 году; фото: "Эзгулик"
Салиджон Абдурахманов в колонии в Кашкадарье на встрече с правозащитниками в 2016 году; фото: «Эзгулик»

25 сентября этого года официальный Ташкент должен ответить Совету по правам человека ООН по делу 69-летнего журналиста из Каракалпакстана Салиджона Абдурахманова.

Совет ООН постановил, что власти Узбекистана нарушили права Абдурахманова, гарантированные ему Пактом о политических и гражданских правах, когда в 2008 году несправедливо осудили его на 10 лет лишения свободы по сфабрикованному обвинению о попытке сбыта наркотиков.

В итоге журналист провел в неволе девять с половиной лет, выйдя на свободу осенью 2017 года после смены власти в стране.

ООН рекомендовала Ташкенту выплатить компенсацию Абдурахманову за ущерб, нанесенный арестом, несправедливым судом и заключением, а также гарантировать, что больше такой произвол не повторится.

Салиджон Абдурахманов с воодушевлением узнал о решении ООН. В интервью Ц-1 он рассказывает о своих дальнейших действиях и о том, какую компенсацию намерен получить за годы в тюрьме.

– Салиджон, прежде всего поздравляем вас с решением Совета по правам человека ООН, что вы можете сказать по этому поводу?

– Глубоко благодарен за принятое решение. Оно укрепляет веру в справедливость тысяч людей не только в моем родном Узбекистане, но и в других уголках земли. Всем – моя искренняя признательность за понимание и поддержку.

Решение Совета по правам человека – признак того, что ни один человек, поставивший своей целю благополучие и процветание всего человечества, в какой бы стране ни находился, в каких бы условиях ни был, не останется вне поля зрения ООН. Это придает силу и уверенность не только мне, но также тысячам и тысячам других людей в разных частях света в их тяжелой борьбе за осуществление основополагающих принципов ООН.

– Как вам поможет решение Совета ООН?

– Я в жизни всегда был оптимистом и верил, что придет время, и справедливость восторжествует. Но время – понятие относительное. Касательно своего осуждения я всегда говорил, что наступит время, и я буду оправдан.

Я был освобожден из тюрьмы благодаря новому президенту Шавкату Мирзиёеву и надеялся, что реабилитация наступит не позднее, чем в течение года после освобождения. Но этого, несмотря на мои многократные обращения к президенту и Верховному суду, не произошло.

К большому сожалению, это признак того, что на пути осуществления реформ Мирзиёева стоят очень серьезные барьеры непонимания важности момента…

Поэтому принятие Советом ООН решения о моей невиновности и незаконности моего осуждения на долгий срок обязывает меня прилагать все возможности и силы, а также оставшуюся жизнь для борьбы за торжество справедливости, где бы то ни было.

– Какую компенсацию, вы считаете, Узбекистан должен вам оплатить, вы подсчитали расходы?

– Пока есть время поразмыслить. Ведь главное – не материальная сторона. Более того, никакие деньги не могут компенсировать наши потери в тюрьмах. К тому же узбекистанская власть должна высказать свое мнение по части решения Совета.

– Как вы будете действовать теперь, куда и к кому пойдете?

– Пока не намерен идти куда-то. К тому же мое заявление от 26 марта 2019 года в Верховный суд РУз в надзорном порядке остается без ответа.

Хочу который уж раз повторить: меня ни на следствии, ни на судах никто даже не спрашивал об обнаруженных в машине наркотиках. Более того, в уголовном деле нет ни одного вопроса ко мне относительно наркотиков. О своевременном неполучении ответа обратился в приемную президента РУз.

Надеюсь получить ответ. Думаю, этот ответ и будет реакцией на решение Совета. Время покажет.

– Узбекистан уже игнорировал решение ООН по таким политзаключенным, как Мутабар Таджибаева, что если и в вашем случае это произойдет?

– В моем случае этого не должно произойти.

– Почему? Власть Мирзиёева доказывает, что не будет пересматривать политику прежнего президента Ислама Каримова, ни репрессии, ни Андижанскую бойню, ничего…

– Потому что прошло два с половиной года президентства Мирзиёева, и с каждым днем воочию видна невозможность осуществления намеченных планов без соблюдения властями прав человека. Особенно права на справедливость.

Это явно показали события последних дней в Кашкадарье и Хорезме, когда люди вышли на улицы и учинили самосуд за сносы домов. Считаю, Ташкент должен сделать соответствующие выводы в этом плане и оправдать не только меня, но и вернуться к вопросу о Мутабар Таджибаевой и других бывших и настоящих политзаключенных…

Постоянное игнорирование решений ООН не только отдаляет Узбекистан от Организации Объединенных Наций, но очень нежелательно сказывается на умах узбекистанцев, сильно изменившихся за период власти Мирзиёева, – это противоречило бы словам самого президента.

– То есть вы не теряете надежды на справедливость и честность не только ООН, но и Ташкента?

– Команда президента Мирзиёева упускает момент, отложив в долгий ящик вопрос о реабилитации политзаключенных.

Прошедшие почти три года после смерти первого президента Ислама Каримова должны были использоваться Мирзиёевым прежде всего для политических реформ в стране, включая вопрос о реабилитации незаконно осужденных.

К сожалению, этого не произошло. Но узбекистанцы благодаря именно Мирзиёеву взглянули на себя в зеркало жизни и ужаснулись от увиденного. Почти трехгодичное неосознанное ожидание показало, что не хлебом единым жив человек. И народ в разных формах проявил свой протест: где – самосудом над госчиновниками, где – сотнями перекрывая дорогу республиканского значения.

И Мирзиёев к проблеме подошел демократично, не применив силы против протестующих, а встав на путь решения их справедливых требований. Это приближает президента к той точке общественного развития, где обустраиваемые махалли, строящиеся для нуждающихся дешевые дома, новые современные сити ничего не значат без отсутствия элементарной справедливости не только для тысяч и тысяч несправедливо осужденных, но и для одного конкретного человека.

Поэтому ташкентский Оксарой сочтет нужным в ближайшее время заняться вопросом реабилитации несправедливо осужденных. Что касается конкретного решения Совета по правам человека ООН относительно меня, то это решение даст важный импульс Оксарою ускорить вышеназванный процесс.

– Что вы можете сказать всем жертвам несправедливости: бороться или смириться – что делать?

– Абсолютное большинство бывших политических заключенных – это люди, осознанно избравшие путь борьбы против несправедливости. А тюрьмы закалили их еще сильнее. Поэтому они никогда не смирятся перед злом несправедливости.

Сегодняшнее молчание многих – это не признак смирения, не признак их слабости, а результат морально-душевных ран, полученных в тюрьмах. Поэтому даже если они и молчат, то это молчание борьбы с бездействием властей по вопросу их реабилитации.

Это молчание, как мина замедленного действия. И последние события сопротивления масс против власти на местах, без всякого сомнения, ускорят возгорание «бикфордова шнура» пороховой бочки несправедливо осужденных.

Но большого взрыва не будет, ибо у президента Мирзиёева после событий последних дней хватит мудрости выделить для решения из повестки дня наипервейший вопрос – вопрос о реабилитации незаконно осужденных.

И каждый из нас, незаконно осужденных, где бы ни находился, должен бороться с несправедливостью не только по отношению к себе, но также и к другим гражданам. Ибо только совокупность объединения борьбы центральной власти и людей на местах вокруг единой цели даст конкретный и желаемый результат.

– Салиджон, большое спасибо за интервью, мы желаем вам здоровья и много сил, удачи!

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

ООН: Узбекистан должен выплатить компенсацию Абдурахманову

Совет по правам человека ООН установил, что осуждение в Узбекистане журналиста Салиджона Абдурахманова было произволом и нарушением страной Пакта о гражданских и политических правах.

Узбекистан

Выбор редактора

Политика

Стратегия для Гульнары Каримовой: уйти в оппозицию

Власти в Узбекистане, это очевидно, намерены держать дочь первого президента страны Гульнару Каримову в тюрьме до смерти, значит, у нее появился шанс прожить жизнь не зря: уйти в оппозицию и изменить страну.

Узбекистан
Общество

Платный прием детей в школы Ташкента – это конец!..

Сегодняшний мир – мир богатых и бедных, но если расслоение начинается с приема в школу, то это конец – так реагируют родители на попытку властей заработать на льготном приеме в первый класс в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Онлайн-издания в РУз будут отвечать за комментарии читателей

Пресс-секретарь президента РУз Комил Алламжонов, обидевшийся на комментарии к материалу Радио «Озодлик», пригрозил СМИ ответственностью за ненадлежащие статьи и комментарии читателей.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Избитый наманганский преподаватель все еще надеется на президента…

Сирожиддина Ашурова избили больше семи лет назад студенты за плохие оценки – восстановить справедливость не помогли ни органы правопорядка, ни 50 обращений к президенту.

Узбекистан
Политика

Стратегия для Гульнары Каримовой: уйти в оппозицию

Власти в Узбекистане, это очевидно, намерены держать дочь первого президента страны Гульнару Каримову в тюрьме до смерти, значит, у нее появился шанс прожить жизнь не зря: уйти в оппозицию и изменить страну.

Узбекистан