Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Мухаммад Бекжан осваивает новые технологии и хочет написать книгу

Журналист Мухаммад Бекжан, освобожденный из узбекской тюрьмы после 18 лет заключения, рассказывает о первых трех месяцах на свободе, ставшей возможной, по его словам, благодаря смене власти в стране.

Мухаммад Бекжан дома в Хорезме; фото: архив Бекжана
Мухаммад Бекжан дома в Хорезме; фото: архив Бекжана

63-летний Мухаммад Бекжан вышел на свободу 22 февраля 2017 года, а был заключен в неволю в феврале 1999 года.

Формальной причиной осуждения Бекжана, его братьев – Рашида и Камила, а также товарищей стало якобы их участие в организации взрывов, прогремевших в Ташкенте 16 февраля 1999 года, в исполнении которых власть обвинила оппозицию и исламистов.

Бекжан в то время проживал с семьей в Украине, но был схвачен по запросу властей из Ташкента и передан в Узбекистан.

Но на протяжении всего длительного и порой безнадежного заключения Бекжана никто не сомневался в истинной причине его заточения.

Все знали, что он, несмотря на работу главным редактором партийной газеты «Эрк» и собственную оппозиционность, на самом деле отбывал наказание за брата – лидера «Эрка» Мухаммада Салиха, которого не смог заполучить для расправы президент Ислам Каримов.

Именно смерть Каримова и приход к власти нового лидера – Шавката Мирзиёева, по словам Бекжана, сделали возможным его освобождение.

Бекжан откровенно рассказывает, что пока не может назвать себя на 100% свободным. На протяжении года он будет находиться под надзором, а это значит, что он не имеет права покинуть Хорезмскую область Узбекистана, где проживает в доме у брата.

Бывший узник немного расстраивается, что до сих пор не увидел своих дочерей, которые живут в США и пока не добились получения визы в Узбекистан, но рад тому, что может общаться с ними через различные мессенджеры, на освоение которых у него ушел месяц.

К Бекжану из США приехала супруга Нина, теперь он имеет возможность заняться здоровьем и намерен написать книгу.

Дальнейшие подробности новой жизни Мухаммада Бекжана в интервью Ц-1.

Мухаммад Бекжан в колонии-сангород в Ташкенте в 2003 году; фото: Галима Бухарбаева
Мухаммад Бекжан в колонии-сангород в Ташкенте в 2003 году; фото: Галима Бухарбаева

– Уважаемый Мухаммад, расскажите, чем вы занимались первые три месяца на воле?

– После выхода из тюрьмы за мной установлен год надзора – в это время я не могу выехать не только из страны, но и из Хорезма.

Радуюсь, что ко мне приехала жена Нина из Америки – дочкам пока не дают визу.

Месяц назад мне провели операцию, сейчас я прохожу реабилитацию.

Очень хотел бы съездить в Ташкент и встретиться со знакомыми. Мечтаю вернуть дом в Сергелях – его конфисковали после ареста.

Буду писать в виртуальную приемную президента, чтобы вернули мой дом и ташкентскую прописку.

Очень хотелось бы наведаться в Самарканд и Бухару.

– Свое будущее вы связываете с США или Узбекистаном?

– Конечно, с Узбекистаном – это моя Родина. В США я хотел бы съездить, чтобы обнять дочерей и внуков, посмотреть, как они живут.

– Вспоминаете ли вы время, проведенное в тюрьме?

– Я только начал его забывать и не хочу вспоминать весь ужас, в котором провел последние 18 лет. Могу только сказать, что выжить в узбекской тюрьме мне помогли терпение и стойкость.

Самыми сложными были первые и последние пять лет. Первую пятилетку казалось, что кошмар никогда не закончится.

После того как мне добавили новый срок, я гнал от себя мысль, что проведу в тюрьме остаток жизни (в 2012-м срок заключения Бекжана был продлен на 4 года и 8 месяцев. – Прим. Ц-1). Меня спасла смерть Каримова.

– Как вы узнали о его смерти и как вообще узнавали новости в тюрьме?

– Вокруг заключенных образовывается информационный вакуум. Новости мне чаще всего сообщали родственники или жена во время редких визитов.

Еще несколько раз в год приносили по три-четыре письма. Только после выхода из тюрьмы я узнал, что мне журналисты, правозащитники и просто люди со всего мира написали тысячи писем поддержки.

Интересно, что о смерти Каримова мы узнали только 3 сентября (Ислам Каримов, по официальной версии, умер 2 сентября 2016 года. – Прим. Ц-1) – нам отключили новости с 27 августа.

Но я почувствовал, что что-то случилось. После похорон президента отношение ко мне со стороны тюремной администрации резко улучшилось.

– Какую тюрьму в Узбекистане вы считаете самой страшной?

– На первом месте – «Жаслык» (расположена на севере Каракалпакстана, открыта для политузников в 1999 году – Прим. Ц-1) и 46-я колония в Навои.

Мне поломали ноги в подвале МВД в Ташкенте, а в «Жаслыке» – добавили.

Если вы меня спросите, кто меня избивал, я вам даже не скажу: в «Жаслыке» нельзя поднимать голову – все заключенные смотрят только вниз.

Последние пять лет я провел в Зарафшанской тюрьме. В ней получше условия, но там меня держали в информационной изоляции.

– Как бы вы предложили реформировать узбекские тюрьмы?

– Первым делом нужно существенно уменьшить зоны, выпустив политзаключенных.

Так, в тюрьмах еще остаются журналисты Юсуф Рузимуродов, Агзам Тургунов и Салиджан Абдурахманов. И, конечно же, закрыть «Жаслык» как символ человеческого горя и несправедливости.

– Вы помните, как вас выкрали из Украины?

– Да, очень хорошо помню. Единственный, кто поднял шум в 1999 году, – лидер Народного Руха Украины Вячеслав Черновил.

Подозреваю, что он погиб из-за нас. После того как нас вывезли в Узбекистан, он собирался сделать заявления в Риме на международном совещании. Но не успел: его машине преградил путь грузовик – и он погиб.

Со мной в Украине был еще один журналист – Мухаммад Раджаб, которого также выкрали, и он все еще в тюрьме.

Кучма (Леонид Кучма – президент Украины с 1994 по 2005 год. – Прим. Ц-1) через год, отвечая на вопрос украинских журналистов, почему отдали политзаключенных Узбекистану, ответил, что не знал, и попросил прощения.

– Что вас больше всего поразило на воле?

– Изменения, которые произошли в информационной сфере. Я не знал, как обращаться с сенсорным мобильным телефоном, как пользоваться Интернетом, Скайпом и т. д. Целый месяц разбирался и наверстывал упущенное.

– Вам положена пенсия?

– Уже три года, как положена. Сейчас собираюсь заняться оформлением, правда, мне говорят, что я могу рассчитывать только на минимальную в размере 150 тысяч сумов (18 долларов по курсу черного рынка).

– Что вы думаете о стране, новой власти и президенте?

– Я вижу изменения, правда, их пока немного. Но я выхожу на улицу и вижу, что люди свободнее общаются, говорят о недостатках власти. При режиме Каримова такое трудно представить.

Если бы не Шавкат Мирзиёев, я бы до сих пор сидел в тюрьме и ждал третьего срока.

Надеюсь, что и остальных политзаключенных выпустят до конца года.

Мирзиёеву досталось очень сложное наследство Каримова, в том числе и его команда, которая часто мешает, а не помогает.

– Общаетесь ли вы с братом – Мухаммадом Салихом? Не обижены на него?

– Чего мне на него обижаться? Он всё правильно сделал: если бы он встал на колени перед Каримовым – я бы его не простил. Меня не раз просили его оклеветать, обещая свободу. Я отказался – лучше умереть в тюрьме. Если бы мы оклеветали его, все равно Каримов нас бы не выпустил.

– Большое спасибо вам, Мухаммад, за интервью, всего вам хорошего, будьте здоровы!

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Узбекистан и правозащитные игры Запада. Что делать…

Накануне президентских выборов в Узбекистане, намеченных на 24 октября, наблюдается активизация правозащитных организаций Запада: включилась стандартная, отработанная не на одной стране мира, кампания давления…

Узбекистан
Права человека

Алимардон Султанов – первое судебное дело о коронавирусе в Узбекистане

В Элликалинском районе Каракалпакстана 28 октября продолжится суд над врачом и активистом Алимардоном Султановым за распространение «не соответствующих действительности сведений» о коронавирусе.

Узбекистан
Права человека

Воскресный пикет в Ташкенте лишил прокуроров выходного

Около 2000 человек в Узбекистане заявляют о мошенничестве консалтинговой группы ICG, работавшей с разрешения Минюста РУз, – отчаявшись вернуть свои деньги, десятки обманутых людей вышли на пикет у Генпрокуратуры в Ташкенте.

Узбекистан
Люди

Мать Гуландон Дадабаевой: «Мы никакой помощи не получили…»

О смерти наманганки Гуландон Дадабаевой, умершей в результате самосожжения, сказали и глава Сената Узбекистана, и дочь президента, но спустя 10 дней после трагедии семья погибшей не получила никакой помощи от властей…

Узбекистан

Выбор редактора

Политика

Кто «заказал» мир? Богатейшие семьи и их фирмы: Vanguard и BlackRock

Кто стоит за «пандемией» – невиданной попыткой истребления и порабощения человечества? Это те, кто владеет почти всем, что едят, носят, смотрят, читают, используют и принимают по назначению врачей миллиарды людей на планете, – фирмы Vanguard group и BlackRock.

Мир
Общество

Галима Бухарбаева. Письмо читателям

Да, на Ц-1 будет много о «пандемии», «великой перезагрузке», то есть о планах тех, кто контролирует финансовые потоки в мире, а сегодня открыто заявил о своих претензиях на весь мир, на каждого из нас… потому что я – против, а вы?

Узбекистан
Права человека

Узбекистан и правозащитные игры Запада. Что делать…

Накануне президентских выборов в Узбекистане, намеченных на 24 октября, наблюдается активизация правозащитных организаций Запада: включилась стандартная, отработанная не на одной стране мира, кампания давления…

Узбекистан
Безопасность

Герт Ванден Бош: «Из безобидного вируса – в биологическое оружие…»

Массовая вакцинация против коронавируса превратит относительно безобидный вирус в монстра, который уничтожит значительную часть человеческой популяции, предупреждал бельгийский вирусолог Герт Ванден Бош, – и это уже происходит…

Мир
Политика

Нобелевский лауреат Люк Монтанье о вакцинации: «недопустимая ошибка»

Лауреат Нобелевской премии Люк Монтанье объясняет появление новых штаммов коронавируса и рост смертности следствием вакцинации от Covid-19. «Вакцины не останавливают вирус, они «питают» его», – не устает повторять он.

Мир

Новости из Узбекистанa

Общество

Галима Бухарбаева. Письмо читателям

Да, на Ц-1 будет много о «пандемии», «великой перезагрузке», то есть о планах тех, кто контролирует финансовые потоки в мире, а сегодня открыто заявил о своих претензиях на весь мир, на каждого из нас… потому что я – против, а вы?

Узбекистан
Права человека

Узбекистан и правозащитные игры Запада. Что делать…

Накануне президентских выборов в Узбекистане, намеченных на 24 октября, наблюдается активизация правозащитных организаций Запада: включилась стандартная, отработанная не на одной стране мира, кампания давления…

Узбекистан
Политика

Правозащитники в Узбекистане призывают поддержать Трампа

Активисты Правозащитного альянса Узбекистана провели акцию у посольства США в Ташкенте в защиту и поддержку президента Дональда Трампа, противостоящего сегодня попытке госпереворота.

Узбекистан