Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Необычные места проживания людей в Ташкенте

Не каждый житель в Ташкенте может похвастать собственным жильем. Некоторые находят кров на и мусорных свалках, но не теряют оптимизма.

Домик Сабира Гадаева на мусорке в Ташкенте; фото: Ц-1
Домик Сабира Гадаева на мусорке в Ташкенте; фото: Ц-1

Живут в домиках на помойках Ташкента и следят за их чистотой специальные люди – работники государственного унитарного предприятия «Махсустранс».

Одним из таких людей является Сабир Гадаев. Худощавый 45-летний мужчина живет на помойке, расположенной в Яккасарайском районе Ташкенте по улице Ходжинова, с 2015 года.

Сабир родом из Самарканда, и так как он прописан ни в Ташкенте, ни в Ташкентской области, предприятие «Махсустранс» не платит ему зарплату, но позволяет жить и присматривать за мусоркой.

В доме Сабира Гадаева; фото: Ц-1
В доме Сабира Гадаева; фото: Ц-1

«Живу на то, что убираюсь здесь и сдаю макулатуру, баклажки, металлолом. В месяц в среднем выходит около 800 тысяч сумов (100 долларов). Зарплату не начисляют, но у нас директор хороший – Махмуд Максудович. Он мне всячески помогает, понимающий человек. Также помогают соседи, оставляют ненужные вещи. Некоторые из них я отправляю домой детям», – рассказывает он.

Сабир женат, у него четверо детей. По его словам, в Ташкенте копить деньги проще, так как расходы составляют питание, оплата электроэнергии и холодной воды – по счетчику. Домик Сабира оснащен простым благом цивилизации – туалетом. Однако нет ванны.

В походном домике в Яккасарайском районе городе по улице Шоты Руставели живет семья Робии и Умарсерика Узбековых.

Они переехали жить из города Паркента Ташобласти на столичную помойку в январе 2015 года. В отличие от Сабира, у них есть прописка в Ташкентской области, и это дает небольшие льготы.

Домик Узбековых; фото: Ц-1
Домик Узбековых; фото: Ц-1

Робия работает присмотрщиком в «Махсустрансе» и получает зарплату в 350 тысяч сумов (около 45 долларов). По ее словам, за все это время ей ни разу не подняли зарплату.

Умарсерик, муж Робии, работает разнорабочим и в свободное время помогает жене перебирать отходы людей.

Выручка со сдачи макулатуры и прочих вторичных материальных ресурсов в месяц составляет около 1 млн сумов (125 долларов).

Узбековы также не платят за электроэнергию и холодную воду. Отсутствие отопления в жилищном помещении зимой компенсируется электрическим обогревателем.

В Паркенте у семьи остался 23-летний сын Мадияр. Он следит за хозяйством в доме, а также работает трактористом. По словам Умарсерика, огород, конечно, кормит, но на продаже овощей и фруктов бизнес не построить. Рынок занят, да и урожай небольшой, хватает только поесть.

Без крыши, но со свободной душой

На берегу речки Буржар по улице Чапаната (бывшая Волгоградская) мужчина средних лет сидит на камне и читает книгу «Седовласый с розой в петлице» Рауля Мирхайдарова.

Это 56-летний Олег, человек без определенного места жительства.

В течение восьми лет он живет прямо на берегу речки. Здесь его знает каждая собака. За неимением собственного жилища мужчина спит прямо на земле. В периоды зимних холодов его впускают на обогрев жители соседских домов.

Работает Олег «по случаю». Три-четыре раза в неделю «соседи» приглашают его починить электрику, сантехнику, побелить стены или вскопать огород. По его словам, денег на жизнь хватает, так как он один, и нет никакого налогообложения.

У реки Буржар в Ташкенте; фото: Ц-1
У реки Буржар в Ташкенте; фото: Ц-1

«Я окончил полтора института. Сначала театрально-художественный институт, потом педагогический. Я художник, учился на художественно-графическом факультете. Из театрально-художественного меня выгнали на первом курсе за «поведение, не соответствующее комсомольцу во время хлопкоуборочной кампании». Молодыми были, на хлопке картошкой начали кидаться, а тут к нам декан вошел в комнату, ну я ему и попал вот сюда», – показывает в район плеча.

По окончании института Олег работал художником-оформителем в «Узбытпластике» (ныне «Совпластитал).

«В 1991 году я попал на оформление первого праздника независимости. Тогда проще было: никакой милиции, ходишь туда-сюда без пропуска. А сейчас попробуй подойди», – рассказывает он.

Несмотря на непростое жизненное положение, Олег нисколько не унывает. По его словам, его везде хорошо принимают и поддерживают.

Во всех окрестных магазинах для него почти что неограниченный кредит, потому что он позиционирует себя как человек пунктуальный и своевременно возвращает долги.

Не деградировать и быть свободным

«Деградировать в моих условиях – проще простого. Поэтому я читаю каждый день, тренирую мозг. Главное – бережно относиться к алкоголю, потому что не пить здесь невозможно. У меня много друзей таких же, как я. И многие из них просто не держат себя, опускаются, ходят грязные, немытые», – рассказывает он.

У Олега есть 28-летний сын, он окончил МГУ и сейчас живет в Москве. Они поддерживают связь, но отец не может переехать жить к сыну за неимением никаких документов. По этой же причине он не может попросить социальной помощи у государства.

«Я бы хотел вернуться к социуму и нормально жить, но пока не получается. А вообще, я счастлив. Я свободен в полном смысле этого слова. Я ни от кого не завишу и никому ничего не должен. Не отчитываюсь ни перед кем… Я могу сейчас встать и условно поехать в Париж автостопом. Свободен, словно птица в небесах, как Кипелов пел…» – продолжает бездомный Олег.

Завершая интервью, журналист Ц-1 замечает, что у людей, чей дом нельзя назвать домом, есть хорошее качество: они открыты для диалога, не отчаиваются и верят в то, что и на их улице будет праздник.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Узбекистанa