Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Кто она, Надежда Атаева? Из ОПГ – в правозащиту

Известный узбекистанский правозащитник Сурат Икрамов говорит, что власть справедливо осудила семью Атаевых за ОПГ и хищения в «Узхлебопродукте», но считает, что срок надо было бы добавить.

Алишер Ильхамов из OSF и Надежда Атаева; фото: Фейсбук Ильхамова
Алишер Ильхамов из OSF и Надежда Атаева; фото: Фейсбук Ильхамова

В преддверии судебного разбирательства в Париже 8 июня по иску президента ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежды Атаевой против известной узбекской правозащитницы Мутабар Таджибаевой Ц-1 приступает к специальному освещению тяжбы и вопросов, поднятых в результате данного противостояния.

Корреспондент Ц-1 обратился к Сурату Икрамову – известному правозащитнику, руководителю Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) – с просьбой поделиться информацией о том, что ему известно о прошлом истицы – Надежды Атаевой.

За последние годы 49-летняя Атаева, проживающая во Франции, завоевала репутацию ведущего правозащитника из Узбекистана и Центральной Азии.

Она выступает с трибун Европарламента, ЕС, в США, сотрудничает с ведущими правозащитными организациями мира, пишет вместе с ними обращения и петиции к мировым политикам и выступает лидером группы, лоббирующей невозвращение в Узбекистан замороженных в Швейцарии с 2012 года средств Гульнары Каримовой в размере более 800 млн долларов США.

Родной Узбекистан Надежда покидала в 2000 году, не имея на то время «регалий правозащитника». Тогда она была дочерью бывшего председателя правления государственной акционерной компании (ГАК) «Узхлебопродукт» Алима Атаева и менеджером фирмы NZI, специализировавшейся на поставках полипропиленовых мешков для предприятий компании отца.

Семья Атаевых бежала из Узбекистана, когда против них было возбуждено уголовное дело о создании организованной преступной группы (ОПГ) для хищения средств и приватизации собственности ГАК «Узхлебопродукт».

В 2013 году Узбекистан, не добившись экстрадиции Атаевых из Франции, провел заочный судебный процесс и осудил Алима Атаева, его дочь Надежду и сына Кахрамона на сроки семь, шесть и девять лет лишения свободы соответственно, признав их виновными в создании ОПГ и нанесении ущерба экономике Узбекистана в особо крупных размерах.

Руководитель ИГНПУ Сурат Икрамов; фото: Ц-1
Руководитель ИГНПУ Сурат Икрамов; фото: Ц-1

«Насколько это дело было сфальсифицированным и насколько справедлив или несправедлив был заочный приговор суда?» – Ц-1 пытается найти ответы на эти вопросы в беседе с Суратом Икрамовым.

– Сурат-ака, вы считаетесь одним из самых авторитетных правозащитников Узбекистана, в курсе всех значимых событий, происходящих в стране. Поэтому скажите, пожалуйста, что вы знаете о деле Атаевых?

– Я проводил мониторинг множества судебных процессов в Узбекистане, но занимался только делами, где власти преследовали правозащитников или лиц, которые изначально были невиновны и нуждались в правовой защите. Честно говоря, Атаевы к таким людям не относились.

Мало того, дело, по которому их судили, относилось к разряду чисто уголовных: речь шла о хищениях чиновниками крупных средств из бюджета Узбекистана. Поэтому мониторинг этого судебного процесса я не проводил.

– А вы знали Алима Атаева и его дочь Надежду Атаеву?

– Нет. О Надежде Атаевой я впервые услышал, только тогда, когда в 2006 году она объявила себя председателем ассоциации «Права человека в Центральной Азии». Вот тогда-то я и занялся изучением этого дела.

Кроме Алима Атаева на скамье подсудимых оказались его сын Кахрамон и дочь Надежда. Кахрамон, в то время 20-летний парень, возглавлял предприятие «Уч Кахрамон Нон», занимавшееся приватизацией и недвижимостью. Надежда руководила фирмой NZI по продаже полипропиленовых мешков.

С подачи их отца Алима Атаева объекты «Узхлебопродукта» приватизировались за гроши частными лицами, а полипропиленовые мешки, наоборот, продавались подразделением этой организации в два раза дороже.

Приговор суда на узбекском языке насчитывает в общей сложности 46 страниц. Приведены показания многих свидетелей. В итоге подсчитано, что Атаев нанес ущерб государству на сумму 634 миллиона сумов (4,6 млн долларов США: по курсу того времени 1 доллар стоил 135 сумов. – Прим. Ц-1).

Алима Атаева заочно приговорили к девяти годам лишения свободы, а его сына Кахрамона Атаева – к семи годам. Вместе с отцом сына обязали выплатить государству в солидарном порядке 32 миллиона сумов.

Надежде Атаевой дали меньший срок: 6 лет лишения свободы. Зато обязали вместе с отцом в солидарном порядке выплатить государству 180 миллионов сумов.

– Сурат-ака, не секрет, что в те времена уголовные дела нередко фальсифицировались, а суды часто выносили приговоры без вины. Может, получилось так, что и в этот раз суд был несправедливым?

– Нет, я уверен, что в данном случае суд был справедливым, а доказательств представлено более чем достаточно. Насколько я знаю, на суде дали показания около 70 человек. Все они обличали коррупционную деятельность семьи Атаевых.

В таких случаях ни следствию, ни судьям фальсифицировать ничего не надо: и так доказательств с лихвой.

– А вы не исключаете такого варианта, что некоторые свидетели могли дать ложные показания?

– Нет. Исключаю. Лично я разговаривал со многими людьми из тех, кто давал показания на суде. Во время разговора со мной они свои показания повторили и были очень сильно возмущены Атаевыми: уж больно много они наворовали.

При этом, как выяснилось, на самом деле Атаевы выкачали из Узбекистана гораздо большую сумму денег, чем было указано в приговоре суда.

– Сурат-ака, на фоне вышесказанного, как вы думаете, имеет ли право Надежда Атаева называться правозащитницей?

– Как я уже говорил, ни в 90-е годы, ни в начале 2000-х я никогда не слышал о ней как о правозащитнице. Получается, что Атаева всю сознательную жизнь только и занималась финансовыми махинациями, обкрадывая государство. Потом она обманула международное сообщество, получив статус беженца, и объявила себя правозащитницей.

Меня поразил тот факт, что Атаева никогда правозащитой не занималась, но почему-то стала председателем правозащитной организации с громким названием ассоциация «Права человека в Центральной Азии».

При этом она продолжила заниматься мошенничеством, как в «Узхлебопродукте», в прямом смысле слова обманывая и «кидая» правозащитников, живущих в Узбекистане.

В частности, обманула меня. Обещала пригласить на встречу в Париж для издания моей книги, но так и не пригласила. В то же время я свои обязательства перед Атаевой полностью выполнил. Считаю, что она поступила очень непорядочно.

Правозащитники Узбекистана недавно даже хотели снять разоблачительный фильм о деятельности Атаевой. Отсняли где-то половину. Всё тогда остановилось только из-за позиции тележурналистки Малохат Эшанкуловой.

Атаева над Малохат посмеялась, когда та серьезно заболела в 2014 году, и Эшанкулова посчитала, что снимать фильм про «такого» человека ниже ее достоинства.

– Как вы думаете, стоит ли правительству Узбекистана требовать экстрадиции Атаевых?

– Думаю, стоит. Против Атаевых надо возбудить еще одно уголовное дело по эпопее, связанной с полипропиленовыми мешками. Добавить срок к тому, который в 2013 году определил суд, и заставить отсидеть его на полную катушку.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Мутабар Таджибаева отправляется в суд Парижа с кипой документов

Посольство Узбекистана во Франции передало правозащитнице Мутабар Таджибаевой пакет документов в помощь перед парижским судом по апелляционной жалобе соотечественницы Надежды Атаевой.

Мир

Официальный Ташкент разоблачает фейкового патологоанатома из Андижана

К разоблачению фейкового отчета президента ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежды Атаевой об Андижанской бойне и внесудебных казнях в Узбекистане подключился Ташкент.

Узбекистан
Права человека

Позор или не позор?! Суд в Париже рассмотрит апелляционную жалобу Надежды Атаевой

В Париже 14 февраля состоится рассмотрение апелляционной жалобы «псевдоправозащитницы» из Узбекистана Надежды Атаевой, требующей удаления разоблачающих ее материалов и выражения о ее отце: «Позор Атаеву!»

Мир

Выбор редактора

Права человека

Джизакский хоким против правозащитника Уктама Пардаева

19 февраля в Джизаке состоится суд в отношении местного правозащитника Уктама Пардаева по иску городской администрации. Активист называет это расплатой за мониторинг хлопковой кампании 2018 года.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Джизакский хоким против правозащитника Уктама Пардаева

19 февраля в Джизаке состоится суд в отношении местного правозащитника Уктама Пардаева по иску городской администрации. Активист называет это расплатой за мониторинг хлопковой кампании 2018 года.

Узбекистан
Политика

Вслед за главой СГБ в отставку отправлен зампредседателя Верховного суда РУз

В Узбекистане с занимаемой должности был освобожден заместитель председателя Верховного суда – его отставку источники Ц-1 связывают с делом бывшего главы СГБ Ихтиера Абдуллаева.

Узбекистан