Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

В Ташкентском ботаническом саду снова рубят деревья

Ботанический сад в Ташкенте переименовали, и он больше не носит имя основателя – Федора Николаевича Русанова. А сейчас, как и по всему Узбекистану, там рубят деревья.

Вход в ботанический сад в Ташкенте; фото: Ц-1
Вход в ботанический сад в Ташкенте; фото: Ц-1

Это тот самый Русанов, к которому неоднократно рано утром приезжал первый секретарь ЦК Компартии УзССР Шараф Рашидов. Он любил гулять по ботаническому саду и всегда сам спрашивал Русанова, чем можно помочь?

Вместе с именем забыто и само предназначение ботанического сада.

Его новое название: Государственное научно-исследовательское, культурно-просветительское предприятие «Ташкентский ботанический сад» при Институте генофонда растительного и животного мира АН РУз.

На огромной территории Ташкентского ботанического сада расположены пять участков (ботанических коллекций): «Северная Америка», «Европа–Крым–Кавказ», «Восточная Азия», «Центральная Азия», «Дальний Восток».

Этой осенью в ботаническом саду снова рубят деревья.

В ботаническом саду Ташкента; фото: Ц-1
В ботаническом саду Ташкента; фото: Ц-1

По инициативе журналистов и общественности в ноябре состоялся совместный с сотрудниками Госкомэкологии осмотр территории.

Вырубка редких деревьев в ботаническом саду Ташкента; фото: Ц-1
Вырубка редких деревьев в ботаническом саду Ташкента; фото: Ц-1

На осмотренном участке насчитали около тридцати свежих пней. Администрация разрешения на рубку не представила. Отмечались и другие нарушения природоохранного законодательства.

На уникальных заморских деревьях краской и ножами запечатлены имена мародеров вместе с их жестокими сердечками.

Фото: Ц-1
Фото: Ц-1

Никакой научной и селекционной работы, как раньше, не ведется.

В оранжерее из тысячи растений осталось всего триста.

Специалистов нет.

На весь ботанический сад всего два дендролога.

Одна из них – Атыргуль Халмурзаева. Работает в ботаническом саду с 1980 года. Болеет душой. А зарплата действительно маленькая – 800 тысяч сумов (около 100 долларов США).

Но она, будучи на пенсии, продолжает работать: «Боюсь бросать свое детище: без нас здесь всё придет в запустение…»

Но погоду делают не специалисты, а администрация.

До сих пор вспоминают старого директора, по приказу которого сдирали кору с дубов для производства коньяка.

Фото: Ц-1
Фото: Ц-1

А сейчас на территории сажают чеснок, райхон (базилик) и другие растения, не имеющие отношения к научной работе. Мотивируют эти посадки маленькими зарплатами работников ботанического сада.

Этим аргументом можно объяснить и несанкционированную вырубку деревьев.

Карта ботанического сада; фото: Ц-1
Карта ботанического сада; фото: Ц-1

Как остановить «топор дровосека»?

Рубят все, рубят везде. На мебель, на дрова.

Как остановить этот варварский процесс?

Правительству необходимо требовать исполнения своих решений.

Прокуратуре, как положено, – осуществлять надзор за исполнением законодательства.

Госкомэкологии – договориться с органами МВД о контроле над рубкой деревьев (участковые должны требовать копии разрешения на бланках от хокимиятов, согласованных с органами охраны природы).

Госкомэкологии – не принимать на работу кого попало (взяточников и некомпетентных лиц, не болеющих за природу).

Госкомэкологии (уполномоченный орган) – вести реестры разрешений на вырубку деревьев, чтобы каждый человек в Интернете мог проконтролировать, что рубят у его дома.

Жителям – не проходить мимо.

Фото: Ц-1
Фото: Ц-1
Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Политика

Сергей Дуванов / Политические риски китайских кредитов для Казахстана

Я не буду говорить о том, что рост казахстанского долга Китаю – серьезная проблема национальной безопасности. Скоро кредитор потребует возвратить долги, а отдавать-то нечем. Это к вопросу о земле и экономической кабале.

Казахстан

Новости из Узбекистанa