Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Заврались. Кризис оппозиции Узбекистана

Все, что ранее считалось альтернативой режиму в Узбекистане, на поверку оказалось ее зеркальным отражением: ложь и круговая порука стали сутью оппозиции, правозащитников и журналистов, включая иностранных, долгие годы критиковавших власть в Ташкенте.

Фото: Facebook - Ozodlik
Фото: Facebook — Ozodlik

Галима Бухарбаева

Гротеск? Пародия? Деградация? Колхоз? Последнее мне лично больше нравится, но я считаю, что общество и руководство Узбекистана должны найти слова и оценку той лжи, которой оплела страну так называемая оппозиция. И продолжает делать это без капли смущения и стыда…

Огласка методов работы журналистов Узбекской службы радио «Свобода» («Озодлик»), давно знакомых мне Шухрата и Хурмата Бабаджановых, стала последним выплеском из болота, в которое уже давно превратилось сообщество узбекистанских оппозиционеров и диссидентов.

Оно смердит давно. Просто говорила об этом малая горстка людей, и только на одном журналистском сайте – Ц-1.

СМИ в Узбекистане по-прежнему не могут освещать деятельность оппозиции и международных игроков, а так называемые «независимые» голоса за границей – это давно уже сбитый «междусобойчик», где «ворон ворону глаз не выклюет».

Шухрат Бабаджанов, в прошлом художник, неординарный человек, диссидент по духу – таким я его знала много лет назад, стал представляться сотрудником СГБ (Служба государственной безопасности РУз, читай – ненавистного ему с советских времен КГБ) для получения малозначащей информации.

С такой же легкостью переступает порог морали и журналистской этики его младший брат Хурмат Бабаджанов: он тоже использует карательную историю СГБ для удовлетворения своих интересов, пусть и профессиональных…

Эти проступки братьев Бабаджановых – лишь очередное свидетельство давно сложившегося феномена: отсутствие системы контроля и баланса, с одной стороны, и недоверие ко всему, что связано с официальным Узбекистаном, – с другой, испортили и развратили его критиков. Безнаказанность привела к их профессиональному разложению и грозит распадом.

Это как минимум. Шухрату Бабаджанову, к примеру, я не стала бы выдавать иммунитет от подозрений в продвижении своей политической повестки, он не репортер без амбиций, а стратег, не забывший, что возглавлял избирательный штаб лидера партии «Эрк» Мухаммада Салиха на выборах президента РУз в 1991 году.

В любом случае врать в оппозиции Узбекистана и с трибун зарубежных радиоголосов стало совсем легко. Врать начали все: и оппозиция, и правозащитники, и журналисты. Каждый по-своему и в своих целях.

А когда их ложь выходила наружу, то «междусобойчик» блокировал распространение правды, оказывая всю информационную поддержку «запалившемуся» собрату, даже если она включала очередную ложь и клевету.

Как результат – вокруг Узбекистана начала формироваться параллельная реальность, куда не просачиваются альтернативная информация, лица из «черного списка», события, подрывающие монополию на оппозиционность, правозащиту и т. д.

Как информационно-правозащитный «междусобойчик» работает, можно было наблюдать, к примеру, на прошлой неделе.

15 мая суд во французской столице – Париже вынес более чем значимое для Узбекистана решение. Он во второй раз отклонил иск Надежды Атаевой, президента базирующейся во Франции ассоциации «Права человека в Центральной Азии» о клевете и оскорблении против известной правозащитницы Мутабар Таджибаевой.

Основой для судебной баталии Атаевой стало ее разоблачение в фальсификации свидетельства об Андижанской бойне 13 мая 2005 года, выпуск ею в 2010 и 2011 годах фейковых фильма и отчета об Андижане и якобы происходивших в стране после кровавого события массовых внесудебных казнях.

В основу фильма и отчета Атаевой вошли показания выдуманного патологоанатома, за которого был выдан учитель из Коканда Умиджон Абдуназаров (благодаря этой ложной истории он получил убежище во Франции).

Мутабар Таджибаева – не последний человек в Узбекистане, бывшая политзаключенная и жертва пыток, она является лауреатом огромного количества международных премий в области прав человека.

Андижан – самая кровавая трагедия в истории современного Узбекистана, правда о которой до сих пор не сказана, а ее жертвы до сих пор не получили заслуженного признания, в том числе – освобождения из тюрем страны.

Рассмотрение иска Атаевой во французском суде стало вторым громким процессом в Париже, связанным с Узбекистаном, после дела младшей дочери первого президента РУз Ислама Каримова – Лолы Каримовой-Тилляевой, пытавшейся засудить издание во Франции за эпитет «дочь диктатора» и огласку суммы, которую она заплатила за компанию кинозвезды на ее мероприятии.

А главное, и Атаева, и Таджибаева, – это лица, которые называют себя правозащитниками. А Надежда, в отличие от Мутабар, все еще остается признанным экспертом «Озодлика».

Но подобный суд по этому вопросу с участием таких лиц не стал поводом для материала для Узбекской службы «Свободы». Тема разоблачения Атаевой – табу для «Озодлика», а также для Узбекских служб Би-би-си и «Голоса Америки», сайта «Фергана» и других участников «междусобойчика».

Но в тот же день, когда Парижский суд вторично отклонил иск Атаевой, «Озодлик» нашел повод для публикации другого материала с участием проигравшей истицы.

Он дал сообщение о призыве Атаевой и ряда ее партнеров из международных организаций к властям Узбекистана прекратить якобы имевшие место в стране преследования бывших политузников Агзама Тургунова и Дильмурода Сайида.

По всем канонам профессиональной и честной журналистики «Озодлик», прежде чем предоставлять Атаевой трибуну, должен был задать ей вопросы о проигранном суде, о более чем веском обвинении в фабрикации свидетельства об Андижанской бойне, чтобы аудитория радио знала всю подноготную этого эксперта и не была ею обманута.

Или же «Озодлик» должен был доказать необоснованность предъявленных Атаевой обвинений, фактами и доказательствами оправдать своего эксперта.

Но журналисты данного радио предпочитают делать вид, что ничего не случилось, а в самые тяжелые для Атаевой моменты переводят внимание на другие события, продолжая обеспечивать ей публичность и безнаказанность.

«Озодлик» в этом далеко не одинок. Узбекская служба Би-би-си разделяет такой подход к освещению событий в Узбекистане и вокруг него, придерживаясь одинакового со «Свободой» «черного списка» людей и табуированных тем.

Когда в октябре 2018 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев совершал визит во Францию, то в материал журналиста Би-би-си Ибрата Джумабоева попал лишь пикет Надежды Атаевой, устроенный ею в Париже, но не сенсационный диалог, начавшийся между Ташкентом и Мутабар Таджибаевой, проживающей неподалеку от французской столицы.

Можно допустить, что Би-би-си вправе выбирать своих героев, но я никогда не поверю, что этика британских журналистов могла позволить замолчать тот факт, что над Атаевой в тот момент уже более года висело обвинение в фабрикации 54-страничного отчета об Андижане, а ее иск против Таджибаевой уже находился на рассмотрении Парижского суда.

Еще примеры?

Почти месяц назад, 24 апреля, Ц-1 опубликовал очередное журналистское расследование, как представитель в Центральной Азии правозащитной организации Human Rights Watch (HRW) Стив Свердлов в компании с Надеждой Атаевой и рядом других партнеров при защите жертвы пыток в Узбекистане ложно выдал рентгенолога из Азербайджана за судмедэксперта.

Речь идет о заявлении HRW и партнеров от 28 ноября 2016 года, в котором звучал призыв к Ташкенту расследовать смерть под пытками в сентябре 2015 года предпринимателя из Бухары Ильхома Ибодова, умершего под арестом в СИЗО управления СНБ Бухарской области.

Рентгенолог из Баку Нигяр Ахмедбекова, ложно выданная за судмедэксперта, по просьбе международных организаций изучила фото и видео возвращенного семье тела Ибодова и пришла к выводу, что он подвергался пыткам.

Human Rights Watch – авторитетная и влиятельная организация в мире, любящая поучать и давать рекомендации правительствам разных стран, почти месяц молчит, не отвечая на неоднократные просьбы Ц-1 об интервью.

Молчит, как забившаяся в свою нору мышь, и Стив Свердлов. Молчат его коллеги в Европе и США, также получившие вопросы Ц-1.

Но тут на помощь приходит Навбахор Имамова из Узбекской службы радио «Голос Америки».

9 мая она публикует интервью со Стивом, где он вновь говорит о том, что HRW поддерживает гражданское общество Узбекистана и будет оставаться «критическим голосом»…

И на всем протяжении беседы Имамова не задает вопрос о «судмедэксперте» из Баку.

По всем стандартам честной журналистики Навбахор не имела права замалчивать такое скандальное разоблачение, она должна была также спросить о провозглашенных Свердловым принципах, что против диктатуры врать можно (сказал это, когда защищал лжепатологоанатома Атаевой), а также о его призыве – видеть более широкую картину, не зацикливаясь на правде.

Навбахор Иманова не ответила на мой запрос по электронной почте. Ответ понятен и без слов, целью интервью был пиар, а не поиск истины, – так этот «междусобойчик» работает уже много лет.

Русская служба «Немецкой волны» в Бонне с осени 2018 года отмалчивается, не будучи в состоянии объяснить, как вменяемый журналист мог передать лишь со слов Надежды Атаевой сообщение о сотнях внесудебных казней в Узбекистане, которые якобы происходили в одном только Андижане с сентября 2005 по февраль 2006 года.

В качестве доказательства данных убийств приводится лишь один довод, что в Андижане в это время появились опустевшие дома… Значит, всех их жителей казнили…

Редакция «Немецкой волны» отказалась освещать судебный процесс в Париже по иску Атаевой, но перед каждым заседанием суда на ее сайте без единого информационного повода появлялся материал с экспертным интервью истицы.

Если первое слушание дела состоялось 7 сентября, то 4 сентября базирующаяся в Бонне редакция предлагает интервью с Атаевой о ходе реформ в Узбекистане. 9 ноября суд в Париже готовился к вынесению первого решения по данному иску, а 6 ноября «Немецкая волна» вновь публикует материал с Атаевой.

Клеветнический материал о внесудебных казнях в Узбекистане остается на сайте «Немецкой волны». Как остается без изменений и заявление Human Rights Watch с лжесудмедэкспертом, кроме того, полностью доступен на сайте Атаевой ее ложный отчет об Андижане, несмотря на уже два решения Парижского суда…

Эти зарубежные радиоголоса и правозащитные организации не считают, что обязаны убрать эту ложь, они никому не подотчетны.

А что? Ташкент молчит, да и нет ему еще веры, узбекистанское общество почти разучилось говорить и требовать, а материалы, опубликованные Ц-1, так «междусобойчик» позаботится, чтобы они не получили широкого распространения.

А кому еще Узбекистан нужен?

Галима Бухарбаева – главный редактор Ц-1

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Общество

Заявление: Разоблачение фейков HRW – не клеветническая кампания

Учредитель Ц-1 – базирующаяся в Германия Central Asia Media e.V. – заявляет, что Human Rights Watch дезинформирует публику, если называет журналистские расследования о распространенных ею фейках из Узбекистана клеветнической кампанией и связывает их с нападением на ее представителя в Ташкенте.

Узбекистан

Выбор редактора

Общество

Платный прием детей в школы Ташкента – это конец!..

Сегодняшний мир – мир богатых и бедных, но если расслоение начинается с приема в школу, то это конец – так реагируют родители на попытку властей заработать на льготном приеме в первый класс в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Онлайн-издания в РУз будут отвечать за комментарии читателей

Пресс-секретарь президента РУз Комил Алламжонов, обидевшийся на комментарии к материалу Радио «Озодлик», пригрозил СМИ ответственностью за ненадлежащие статьи и комментарии читателей.

Узбекистан
Политика

Хотел ли Алмабзек Атамбаев крови?

Экс-президенту Кыргызстана грозит пожизненное лишение свободы: помимо коррупции он был обвинен в убийстве, захвате заложников, организации массовых беспорядков и применении насилия в отношении представителей власти.

Кыргызстан

Новости из Узбекистанa

Общество

Платный прием детей в школы Ташкента – это конец!..

Сегодняшний мир – мир богатых и бедных, но если расслоение начинается с приема в школу, то это конец – так реагируют родители на попытку властей заработать на льготном приеме в первый класс в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Онлайн-издания в РУз будут отвечать за комментарии читателей

Пресс-секретарь президента РУз Комил Алламжонов, обидевшийся на комментарии к материалу Радио «Озодлик», пригрозил СМИ ответственностью за ненадлежащие статьи и комментарии читателей.

Узбекистан