Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

300 термезцев – это не 300 спартанцев…

300 жителей Сурхандарьинской области Узбекистана, прежде всего города Термеза, привлекли на сбор хлопка в Джизакскую область – большинство из них, раскусив обман, сбежали…

Хлопок Узбекистана
Хлопок — остается принудительной отраслью Узбекистана..

Жители Сурхандарьинской области, прибывшие для сбора хлопка в Джизакскую область, должны были собирать хлопок, а также принимать участие… в уборке мусора.

Условием их прибытия в поселок Даштабад Зааминского района была оплата их труда в 500 тысяч сумов (60 долларов США) примерно за 10 дней работы, а также проживание с включенным питанием.

Но по прибытии на место термезцы увидели, что жилье в бараках было холодным и сырым, а пища – скудной.

Но главным камнем преткновения стали весы, которые показывают меньший вес хлопка, чем был собран на самом деле.

Джизакский коммерсант Инобат Алиева высказывается о весах так: «Они (приезжие) не знают об этой «подкладке». Все наши весы – с двойным мерилом, только сурхандарьинцам и другим сборщикам хлопка это неизвестно… Ну, конечно, их обманывают, а как же у нас без этого?»

К ужасу термезцев, весовщики неизменно демонстрировали не слишком догадливым приезжим вес собранных фартуков-мешков: там, где вес достигал 50 кг, записывали как 40 кг.

Бежать любой ценой

Термезцы пытались оспорить несправедливость: жаловались в хокимият, писали в президентский портал – все оказалось бесполезным.

Прервав свое трудовое «турне», термезцы решили вернуться домой по железной дороге. Однако в кассе вдруг повысились цены на билеты – со 105 тысяч сумов до 220 тысяч сумов.

Местные власти, зорко отслеживая происходящее, предложили «гастарбайтерам» повременить с отъездом, обещая бесплатные билеты домой, но лишь по окончании хлопкоуборочной страды.

Некоторые нетерпеливые сборщики, не выдержав этих испытаний, уехали в Термез на такси, в сердцах не пожалев своих скромных заработков.

Но еще в конце прошлой недели на железнодорожном вокзале Джизака невольным свидетелям представилась живописная картина из матрасов и прочего походного скарба трехсот термезцев.

Ферганцы тоже обманулись

То, что приезжих из других регионов в Джизаке ожидает обман, узнали на себе и хлопкосборщики из Ферганской долины, которые столкнулись со специфическими взаиморасчетами по оплате их труда.

Местным сборщикам выплачивают по 800 сумов за кило, а приезжим с долины – 650 сумов.

Возмущенные фактом неравной оплаты труда, ферганцы потребовали объяснений. Наниматели истолковывают эту бухгалтерию тем, что приходится вычитывать из заработка на кухонные услуги (приготовление пищи) для приезжих.

Ко всем прочим неприятностям ферганцы, возможно, в отличие от местных сборщиков, не знают о «специфике» местных весов, которые взвешивают мешки с хлопком с постоянной неточностью в меньшую сторону: например, вместо 1 собранного килограмма на весах – 0,5 кг.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан
Криминал

Примет ли генпрокурор Узбекистана обманутого индийского инвестора?

Мохамед Прем Назир 4 октября ожидает приема у генпрокурора РУз, первую попытку встретиться с ним сорвали сотрудники прокуратуры, по мнению инвестора, – в интересах обманувшего его партнера.

Узбекистан
Политика

Галима Бухарбаева / Ухаживания закончились, начались будни…

Красивые слова и обещания, а также ряд послаблений во внутренней и внешней политике позволили Шавкату Мирзиёеву упрочиться во власти в Узбекистане, теперь же в Ташкент возвращаются глухота и жесткость.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан