Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Елена Урлаева – против расходов на борьбу с принудительным трудом на хлопке

Лидер Правозащитного альянса Узбекистана (ПАУ) в интервью Ц-1 говорит, что страна может искоренить принудительный труд на хлопке, не тратя миллиарды сумов.

Елена Урлаева с детьми на хлопковом поле Узбекистана; фото: ПАУ
Елена Урлаева с детьми на хлопковом поле Узбекистана; фото: ПАУ

– Елена Михайловна, власти Узбекистана создали при Министерстве труда и занятости Фонд общественных работ, на который выделило 700 млрд сумов. Почему вы выступаете против этого и других затрат на решение проблем принудительного труда?

– Само создание Фонда общественных работ, который призван обеспечить работой безработных мардикеров, можно только приветствовать. Вместо того чтобы выгонять на улицы с вениками и метлами учителей и медиков, фонд может задействовать в данной области людей, которые не имеют постоянной работы. Пусть лучше мардикерам платит государство, чем частные лица, которые нередко обманывают рабочих.

Правда, теоретически фонд может также решить проблемы принудительного труда в хлопковом секторе. Но это только теоретически.

– Почему?

– Потому что вряд ли во время хлопковых кампаний Фонд общественных работ сможет выполнить все те задачи, которые поставлены перед ним его создателями.

Давайте посмотрим, насколько эффективно используются средства этого фонда? В середине апреля премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов провел селекторное совещание, на котором отметил, что завершился первый квартал, но в регионах не использовали даже десятой доли выделенных денег фонда.

А ведь именно эти деньги предназначены для найма незанятого населения и привлечения его к общественным работам.

– Получается, деньги были, но чиновники в регионах предпочли использовать дармовой труд бюджетников? И то же самое произойдет во время предстоящей кампании по сбору хлопка?

– Конечно! И чиновники наверняка еще положат часть денег фонда в свои карманы. И вообще, Узбекистан часто впустую тратит миллиарды на искоренение принудительного труда, особенно в хлопковом секторе, устраивает показательные мониторинги, организовывает многочисленные семинары, «круглые столы».
– Вы против и «круглых столов»?

– Они тоже не всегда нужны. «Круглые столы» нередко заканчиваются простой говорильней, где происходит переименование сборщиков в «добровольцев», а вместо слова «принуждение» используется «наём».

– Иными словами, вы считаете, что часто речь идет об обычном словоблудии?

– Да, судя по всему, государство уже запуталось в призывах, «временных порядках» и никак не хочет признавать, что само организует этот принудительный труд.

– А что рекомендуют правозащитники и вы лично для искоренения принудительного труда?

– Согласно определению Международной организации труда (МОТ), показатели принудительного привлечения граждан на общественные работы – это долговое обременение, тяжелые условия труда и быта, чрезмерные сверхурочные и т. д. Иными словами, принудительный труд – это «не есть хорошо».

Но рекомендации правозащитников по искоренению принудительного труда на сборе хлопка правительством Узбекистана игнорируются, хотя они реальны.

– Так что же нужно сделать, чтобы искоренить принудительный труд?

–Главное – не принуждать никого собирать хлопок, а хокимам, прокурорам, инспекторам налоговой службы надо запретить контролировать уборку «белого золота».

– То есть правозащитники – за отмену государственной монополии на хлопок?

– Конечно! Надо предоставить свободу фермерам и отменить квоты на хлопок как государственный заказ. А еще лучше дать им эти миллиарды для поднятия сельского хозяйства: они сами будут знать, что им сеять и как хозяйничать на своей земле. И положительный эффект не замедлит себя ждать – вспомним опыт экономики США.

– А как же создание кластеров – предприятий, где оплата за сбор хлопка выдается по конечному результату? Ведь государство возлагает на кластеры особую надежду по искоренению принудительного труда?

– Никакие кластеры не спасут должностных лиц Узбекистана, пока они не поймут, что не хлопок – ценность Узбекистана, а его граждане, которые страдают от работ на уборке.
Ведь нетрудно подсчитать убыток от принуждения людей работать в хлопковом секторе и прибыль от хлопка.

От подобной «экономики» не только фермеры и сборщики не стали богатыми, наоборот, от принуждения и долговой кабалы люди нищенствуют.

– А что бы вы посоветовали руководству Узбекистана для реального искоренения принудительного труда?

– Я считаю, что правительству Узбекистана, Координационному совету, комиссии Сената необходимо подумать над этой государственной проблемой, именуемой «принудительным трудом», взять во внимание опыт экономически развитых стран, советы экспертов и принять правильное решение.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Экономика

Кластеры в Узбекистане: болезни роста, пережитки прошлого или позор?

Это рассказ фермера о появлении в 2018 году кластера в Пахтакорском районе Джизакской области Узбекистана – неопытные инвесторы сначала потеряли урожай, а потом вернулись к системе планов…

Узбекистан
Экономика

Узбекистанский кластер: эксплуатация за 50-70 долларов в месяц

Правозащитный альянс Узбекистана после мониторинга ряда кластеров, принудительно созданных на базе фермерских хозяйств, пришел к выводу: некоторые надо закрыть уже сейчас (фоторепортаж).

Узбекистан
Экономика

Елена Урлаева: «Кластеры уничтожают узбекских фермеров…»

Введенная система кластеров в сельском хозяйстве Узбекистана превращает фермеров, и так обладавших мизерной свободой, в наемных рабов, свидетельствует правозащитница Елена Урлаева.

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Мутабар Таджибаева: «Народ не требовал изменений Конституции»

Известная правозащитница Мутабар Таджибаева в интервью Ц-1 говорит, что поправки в Конституцию Узбекистана - авантюра властей, народ же хочет соблюдение хотя бы действующего закона.

Узбекистан
Политика

Закат власти президента Узбекистана Шавката Мирзиёева

Приторная улыбка Шавката Мирзиёева сменилась кровавым оскалом, на горизонте траурное знамение… Авантюра с продлением президентского срока и расстрел каракалпаков - открыли ему врата в бездну, стали началом конца.

Узбекистан
Безопасность

Ташкент «лепит» из каракалпаков «красных», «наркоманов» и «террористов»

Власти Узбекистана начали фабрикацию своей версии произошедшего в Каракалпакстане, согласно которой протесты были организованы «красными», «наркоманами» и «террористами».

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Мутабар Таджибаева: «Народ не требовал изменений Конституции»

Известная правозащитница Мутабар Таджибаева в интервью Ц-1 говорит, что поправки в Конституцию Узбекистана - авантюра властей, народ же хочет соблюдение хотя бы действующего закона.

Узбекистан
Политика

Закат власти президента Узбекистана Шавката Мирзиёева

Приторная улыбка Шавката Мирзиёева сменилась кровавым оскалом, на горизонте траурное знамение… Авантюра с продлением президентского срока и расстрел каракалпаков - открыли ему врата в бездну, стали началом конца.

Узбекистан
Безопасность

Ташкент «лепит» из каракалпаков «красных», «наркоманов» и «террористов»

Власти Узбекистана начали фабрикацию своей версии произошедшего в Каракалпакстане, согласно которой протесты были организованы «красными», «наркоманами» и «террористами».

Узбекистан