Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

История Ахмаджона Адылова, рассказанная его семьей

Эту статью я написала в 2005 году к 80-летию Ахмаджона Адылова, тогда он 13-й год сидел в узбекской тюрьме. Читая ее, его братья, плакали. Думаю, знать историю Адылова важно каждому узбекистанцу.

Галима Бухарбаева

Ахмаджон Адылов (1925-2017) - на фото депутат Верховного совета СССР; архивное фото
Ахмаджон Адылов (1925-2017) — на фото депутат Верховного совета СССР; архивное фото

Сейчас Ахмаджон Адылов (1925–2017) стал легендой. Он был ею и при жизни. Не зная и ни разу в жизни не видя его, почти каждый узбекистанец ощущал себя во власти его харизмы, силы его духа, видел в нем настоящего лидера страны.

Как, за счет чего этого происходило, сложно объяснить. Но, познакомившись с его братьями – Мухсином и Муминжоном – и побывав в доме Адылова в кишлаке Гурумсарай Папского района Наманганской области, я ощутила невероятную силу духа его семьи, удержать которую можно было лишь при помощи толстенных тюремных решеток.

Сегодня, когда в Узбекистане снова заговорили о «Хлопковом деле», которое в 80-х годах вели в стране следователи Генпрокуратуры СССР во главе с Тельманом Гдляном, я хочу вновь поделиться историей его главного фигуранта – Ахмаджона Адылова.

Семья Адылова была растоптана в годы СССР: его отец был расстрелян в 1939 году, выросшие в голоде и под ярлыком «дети врага народа», Ахмаджон и братья думали лишь об искуплении своей «вины», добились невозможного, но затем уже сами оказались «врагами…»

Ахмаджон Адылов – узник двух систем, писала я в 2005 году, он был арестован в СССР, но дольше в неволе и при полном бесправии провел в независимом Узбекистане.

«Век воли не видать»: Ахмаджон Адылов – узник двух систем

Галима Бухарбаева / 1 мая 2005 года

Более 20 лет Ахмаджон Адылов находится в неволе. В узбекских тюрьмах нет ни одного заключенного, близкого ему по возрасту, нет ни одного заключенного, просидевшего в тюрьмах и колониях так долго.

В тюрьме Ахмаджона Адылова хотели видеть узбекские коммунисты и Москва во времена СССР, навек заточить в тюрьму Адылова решили власти, пришедшие в независимый Узбекистан под лозунгами демократии после развала Советского Союза.

Ахмаджон Адылов – одна из самых противоречивых личностей Узбекистана. Сегодня, через 20 лет после ухода Адылова с политической сцены, в Узбекистане сложно найти человека старше 30 лет, независимо от положения в обществе и национальности, которому было бы не знакомо это имя.

Адылова знают и помнят. Но реакция на это имя всегда полярная. У одних оно вызывает ужас и полное неприятие, у других – восторг, уважение и обожание.

«Это тот, у кого была собственная тюрьма в Папском районе Наманганской области. Он мучил дехкан, воровал миллионы денег», – брезгливо с возмущением говорят одни.

«Это великий человек, созидатель, он создал лучший агропромышленный комплекс в Союзе. Харизматичный руководитель, сделавший столько добра людям», – рассказывают другие.

Ахмаджон Адылов в годы СССР сделал головокружительную карьеру. Начав работать мальчиком на побегушках, он достиг верха политической системы СССР, создал самое передовое хозяйство в Советском Союзе.

С ним считались руководители Узбекской республики и в столице СССР – Москве, а в гости приезжали самые знаменитые люди Союза, включая первого космонавта Юрия Гагарина.

Но в 1984 году в один день все кончилось. Адылов упал в самый глубокий тюремный подвал, из которого не может выйти до сих пор.

Для создания образа «врага народа» из Ахмаджона Адылова и всей его семьи работала почти вся центральная печать Советского Союза. Узнать или же сказать открыто, кто есть на самом деле Ахмаджон Адылов, боясь репрессий, решались единицы.

Боятся и сейчас, так как понимают, что Адылов по-прежнему не по душе властям, теперь уже независимого Узбекистана, посадивших его в тюрьму в 1992 году по сфабрикованному обвинению о краже аммофоса (удобрение).

С этого времени каждый раз заканчивающийся тюремный срок продлевается фабрикацией нового обвинения: то старый человек якобы нарушает тюремный режим, либо у него находят наркотики, или он не подчиняется администрации колонии.

Последний раз срок Адылову был продлен в июне 2004 года на 3 года 1 месяц и 10 дней по статьям: «сопротивление представителю власти» и «неповиновение законным требованиям администрации исполнения наказания». Заседание состоялось в Касанском районном суде Кашкадарьинской области, где в то время содержался в заключении Адылов.

Если бы не эта фабрикация, он мог встретить свой 80-летний юбилей на свободе, говорят его родственники и друзья.

СЕМЬЯ 

Ахмаджон Адылов родился 1 мая 1925 года в поселке Гурумсарай Папского района Наманганской области.

Отец Ахмаджона – Адылжон Фазылов, талантливый сельскохозяйственный работник, в 1929 году становится председателем колхоза «Жамият» под Кокандом в Ферганской долине. В 1935 году он переводится на должность председателя колхоза под Ташкентом – в Янгиюльском районе.

Именно с этой должности, неожиданно для семьи, 19 сентября 1937 года его арестовывают как «врага народа». Больше никогда ни дети, ни жена Адылжона Фазылова не видели. Он был расстрелян в 1939 году на Дальнем Востоке.

После ареста Адылжона Фазылова у его жены в мае 1938 года рождается последний 7-й ребенок – сын Муминжон.

На товарном поезде мать с маленькими детьми вернулась в Гурумсарай Папского района, при этом оказалось, что их дом уже конфискован – для семьи Адыловых началось самое тяжелое время.

Двое детей – мальчик и девочка – вскоре умирают от голода. Родственники советовали матери раздать знакомым оставшихся детей, но она отказалась это сделать и смогла спасти пятерых – четырех сыновей и одну дочь.

67-летний Муминжон Адылов сегодня в интервью говорит, что у него обида и ненависть к советскому режиму – с материнской утробы: «Мать была беременна мною, когда арестовали отца, я чувствовал все ее страдания, я страдал с ней, находясь в животе».

Как рассказывает Муминжон, они, маленькие дети, страдали не только от физических и материальных лишений, но и от моральных: они искренне верили в то, что являются детьми «врага народа».

Чтобы как-то реабилитировать семью в глазах людей, старший сын Дауджон в 1941 году уходит добровольцем на войну с фашистской Германией. А Ахмаджон с 12 лет начинает работать, чтобы помогать матери.

Первой его работой были поездки в Таджикистан за солью. На ослике он ездил в соседнюю республику, а возвращался уже пешком, так как ослик был нагружен солью.

Позже Ахмаджон становится сначала помощником тракториста, затем – колхозного бухгалтера, позже – бухгалтером, а в 1957 году получает первую серьезную должность – председателя колхоза. С этого момента Ахмаджон Адылов начинает стремительную карьеру, проявляет необычайный талант руководителя и новатора в сельском хозяйстве.

В 60-м году после обращения в Верховный суд одного из его братьев – Мухсина Адылова – их отца Адылжона Фазылова посмертно реабилитировали. Лишь после этого дети Адыловы смогли поступить в институты, их приняли в комсомол, позже и в партию.

ВЗЛЕТ 

В 1974 году Ахмаджон Адылов становится председателем совхоза имени Ленина в Папском районе Наманганской области. Этот совхоз вскоре превращается в самое передовое агропромышленное объединение Советского Союза.

Целью руководителя Ахмаджона Адылова было развитие переработки сельскохозяйственной продукции, рост промышленности непосредственно на селе.

В хозяйстве Адылова работали 40 тысяч человек: в него входили 14 совхозов, 17 малых предприятий. Производилась переработка хлопка, шелка, шерсти. Было налажено производство молочной продукции, строительных материалов – кирпича, цемента, керамики, работали сталелитейный цех и механический завод по ремонту сельхозтехники.

Объединению принадлежали 373 000 гектаров орошаемых и пастбищных земель, Папское агропромышленное объединение было лидером по выполнению госзаказов на все виды сельхозпродукции.

Как рассказывает Мухсин Адылов, помогавший старшему брату Ахмаджону во всех его делах, они любили это объединение, вложили в него всю душу и силы.

Использовали все технические новинки, появлявшиеся тогда в СССР, если удавалось, узнавали о ноу-хау за рубежом и пытались внедрять у себя в Папском районе.

Большое внимание Адылов уделял детскому образованию, спорту, досугу. В поселке Гурумсарай был выстроен прекрасный стадион, который также использовался как большой летний кинотеатр.

«Это был хозяин, который любил свое хозяйство, он хотел сделать сад из своего района», – рассказывает о брате Мухсин Адылов.

По словам Убайдуллы Исамханова – одного из руководителей крупнейшего в Союзе объединения «Средазирсовхозстрой», занимавшегося строительством совхозов по всему СССР, он знает Ахмаджона Адылова с 1953 года и может сказать, что Адылов превратил в сад свой район.

«Его сады цвели на 3000 гектарах. Он осваивал земли, полные гальки и камней, и там собирал богатые урожаи. Люди при нем жили хорошо», – рассказывает Исамханов.

Как он описывает Ахмаджона Адылова – это человек со средним образованием, но наделенный природой умом и харизмой.

«Он мог быть жестким, но справедливым. Крепко здоровался. Любил сильных людей. Это мощный человек. Он не любил дармоедов, лжецов и «серых» людей», – говорит Исамханов.

Для жителей Папского района он был как отец, играл роль традиционного аксакала, мнение которого было законом для всей общины. Решал проблемы многих людей. Как рассказывают сегодня дехкане, он мог помочь бедняку женить сына, но и мог жестко наказать за какую-то провинность.

Параллельно успехам в хозяйстве росли популярность и значение Адылова: его знали в Москве, с ним общался и выслушивал его советы руководитель Узбекистана – первый секретарь ЦК Компартии Узбекской ССР Шараф Рашидов.

Ахмаджон Адылов был депутатом нескольких съездов Верховного совета СССР, членом ЦК Компартии СССР.

ПАДЕНИЕ 

Как сегодня говорят родственники и друзья Адылова, его успехи и влияние не могли не беспокоить многих других руководителей в Узбекистане и даже в Москве. В нем видели опасного конкурента. Человека, способного возглавить республику.

Кроме того, по словам некоторых бывших руководителей Узбекистана, Москве нужно было найти какое-то дело в стране, которое могло бы отвлечь внимание народа от проблем во власти.

По словам Муминжона Адылова, также руководившего одним из хозяйств в Папском районе, в начале 70-х годов у Адыловых начался конфликт с руководителем Наманганского областного комитета Компартии Махкамом Камаловым. Упрямые и прямые Адыловы мешали и другим чиновникам.

Усилилось давление на Муминжона, несколько раз его пытались посадить в тюрьму, организовывали покушения. «Через меня хотели давить на брата Ахмаджона», – считает Муминжон.

В 1983 году умирает Шаров Рашидов. В Наманганском обкоме партии появляется новый руководитель, отношения которого с Адыловыми не сложились вообще.

В 1984 году впервые на Наманганском областном партийном пленуме несколько депутатов выступили с критикой Ахмаджона Адылова. Его обвинили в избиении людей, в хищениях государственных средств. Ахмаджон Адылов хотел тоже выступить, но ему не дали слова.

13 августа 1984 года Ахмаджона и Муминжона Адыловых арестовывают по заявлению одной женщины, которой Ахмаджон Адылов якобы угрожал.

Как вспоминает Муминжон Адылов, они знали с братом, что их в этот день заберут. Все дороги в Наманганской области и по всей республике были заблокированы, вся милиция перешла на усиленное несение службы.

К дому Адыловых пригнали пожарные машины, весь поселок окружил спецназ, а в небе летали вертолеты. «А мы сидели на скамейке во дворе с Ахмаджоном, – рассказывает Муминжон, – выпили водки, поели немного, а потом видим: вооруженные люди заходят во двор».

Адыловы не сопротивлялись, а с достоинством спросили, в какие машины им надо садиться. Их потом долго возили по Намангану, показывали людям, объявляя в мегафон, что захватили банду Адыловых. Следствие по возбужденному делу взялась вести Москва, выслав в Узбекистан свою команду следователей.

По словам Виктории Баженовой, работавшей в те годы в горкоме комсомола в Намангане, в день, когда арестованных Адыловых увозили в Москву, в Наманганском аэропорту выстроили целый наряд милиции. «Все наманганские милиционеры, плакали – они не могли сдержаться», – рассказывает сегодня Виктория Баженова.

ТЮРЬМЫ И СУДЫ 

По делу Адыловых были арестованы более тысячи человек – вся семья, кроме матери, все знакомые и близкие. Следствие вела Генеральная прокуратура СССР в Москве. Основными обвинениями были хищения государственных средств, превышение служебных полномочий, избиение людей.

Но в ходе следствия практически все обвинения развалились. Контрольно-ревизионная комиссия, проводившая аудиторскую проверку, установила, что в хозяйстве Адылова были, наоборот, излишки.

В то же время вся печать и телевидение СССР говорили об Адылове как о средневековом тиране, у которого была собственная тюрьма. О том, что он убивал людей, насиловал женщин. Говорили даже о том, что Адылов был людоедом.

Дело Ахмаджона Адылова было расписано сначала в 300 томах, но, пока шло следствие, часть материалов пришлось выкинуть – было оставлено 122 тома.

По словам Муминжона Адылова, также проходившего как подельник брата, во время следствия в официальных документах не было и речи о существовании тюрьмы и других преступлений, таких как убийства или изнасилование, но пресса, голословно обвиняя Ахмаджона Адылова, создала в глазах людей образ настоящего монстра.

По телевидению показывали объект гражданской обороны – бомбоубежище, говоря о том, что там Адылов содержал несколько тысяч заключенных.

В поисках богатства – золота Ахмаджона – изрыли тракторами весь двор в доме Адылова в Гурумсарае. До сих пор на асфальте у дома видны следы тех поисков. Зияют дыры на железных столбах, поддерживающих виноградник, – в них тоже, по мнению следствия, могло быть запрятано золото.

В его поисках взорвали монумент на могиле отца Адыловых, который символически был установлен на кладбище в Гурумсарае его выросшими детьми.

Семь лет Генеральная прокуратура СССР в Москве вела следствие и, наконец, в 1991 году передала дело в суд. В апреле 1991-го начался судебный процесс.

По словам Муминжона Адылова, дело полностью разваливалось, так как не было доказательств преступлений Адыловых. В один из судебных дней судья Анатолий Бризитский, уставший от дела Адыловых, просто публично заплакал.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В УЗБЕКИСТАН

По мнению Муминжона Адылова, их дело шло к оправдательному приговору, и суд в Москве уже готов был пойти на это, но им помешала объявленная союзными республиками независимость.

В это же время многие известные узбекские граждане, почуявшие свободу, начали обращаться во все инстанции в Москве и лично к президенту Узбекистана Исламу Каримову с просьбой вернуть Адылова на родину и судить его в Узбекистане.

Ислам Каримов 15 ноября 1991 года собственноручно пишет письмо на имя председателя Верховного суда СССР Смоленцева Е. А. с просьбой передать рассмотрение дела Ахмаджона Адылова в Верховный суд Узбекистана.

«Сам Адылов уже 8 лет находится под стражей без приговора, и дело настолько затянулось, что вызывает серьезные нарекания со стороны населения», – говорится в письме Каримова Смоленцеву.

Москва была рада отдать дело Адылова, из которого ничего не получилось. В ноябре 1991 года он возвращается в Узбекистан, и 24 декабря Верховный суд РУз выпускает его из-под стражи под подписку о невыезде.

Через 8 лет Адылов смог вернуться в родной Гурумсарай, его возвращение превратилось в настоящий праздник для всей Ферганской долины.

По всему Узбекистану пошел слух, что Каримов дал свободу Адылову. Это освобождение произошло за несколько дней до президентских выборов, на которых баллотировались Ислам Каримов и его соперник – председатель демократической партии «Эрк» Мухаммад Салих.

Ахмаджон Адылов призвал народ в Ферганской долине – самой многочисленной части Узбекистана – голосовать за Ислама Каримова. По мнению Адыловых, не упрочившийся тогда во власти Ислам Каримов сам хотел получить от них эту поддержку.

НЕДОЛГАЯ СВОБОДА 

Как рассказывает Людмила Кутепова, работавшая в годы правления Адылова в системе образования Наманганской области, а затем ставшая его доверенным лицом, выйдя из тюрьмы, Ахмаджон Адылов остался прежним, волевым и смелым человеком.

Кутепова лично читала тома дела против Адылова, и, по ее словам, она свидетель того, что оно было полностью сфабрикованным. «На него писали доносы и давали лживые показания те люди, которые никогда его не видели: они просто не могли физически пересекаться с ним», – говорит Кутепова.

Кроме того, по словам Кутеповой, в основном все показания были косвенные, люди говорили о том, о чем слышали, о чем догадывались, но прямых свидетелей не было.

Кутепова также видела, как много высокопоставленных чиновников Узбекистана давали против Адыловых ложные показания.

Выйдя на свободу, Адылов решил направить все усилия на реабилитацию и на то, чтобы наказать всех, кто оклеветал его во время следствия. «Я их всех накажу», – так, по словам Кутеповой, говорил постоянно Адылов. Эта решимость Адылова напугала многих…

По словам Людмилы Кутеповой, она лично говорила с одной женщиной – дочерью высокого чиновника, которая выражала озабоченность, что теперь все люди, которые давали показания против Адылова, могут пострадать.

«Она мне точно сказала, что 54 человека хотят обратиться к Каримову с просьбой защитить их от Адылова», – утверждает Людмила.

Тем временем продолжающий пользоваться огромным авторитетом и популярностью среди народа Ахмаджон Адылов создает в 1992 году «Партию справедливости Тимура».

В ее программе он призывает народ объединиться для борьбы за справедливость, открыть свои глаза.

По мнению многих бывших коллег, бывших советских руководителей, работавших с Адыловым, его решение о собственной реабилитации и создании партии предрешило его судьбу. Он был слишком опасен на свободе.

СНОВА СУДЕБНАЯ СКАМЬЯ И НАРЫ 

По словам родных Адылова, они уже чувствовали, что Ахмаджона снова посадят.

В конце 1992 года против Ахмаджона Адылова фабрикуется дело о краже пяти тонн аммофоса (минеральное удобрение). Несмотря на отсутствие доказательств, Ахмаджона Адылова осудили на 5 лет лишения свободы.

Тем временем начавшийся в Москве суд продолжился в 1994 году в Узбекистане, но в этот раз отношение к подсудимым было гораздо хуже, чем в Москве.

Первоначально было решено провести суд в Янгиере – небольшом городе под Ташкентом, в 400 км от Намангана, где проживают основные свидетели по делу Адылова. Но в этом маленьком городке для людей, приехавших издалека, не было никаких условий: ни гостиниц, ни воды, ни туалетов.

В конце концов удалось перевести суд в Папский район. Там 15 июля и был оглашен приговор по преступлениям, якобы совершенным в годы СССР в Папском районе, – Ахмаджон Адылов был осужден на 10 лет лишения свободы, Муминжон Адылов приговорен к 7 с половиной годам лишения свободы.

По словам Муминжона, в 1996 году должен был закончиться срок пребывания Адылова в тюрьме – он должен был выйти на свободу. Но неожиданно у него «находят наркотики» и вновь осуждают на 3 года.

В 1997 году ему добавили еще 2 года за сопротивление власти и неповиновение законным требованиям администрации учреждения наказания.

По аналогичным обвинениям срок Ахмаджона Адылова был еще продлен в 2001 году, и в последний раз – в 2004-м.

Как рассказывает его брат Муминжон Адылов, в 2001 году он присутствовал на суде над Ахмаджоном.

76-летний Адылов не признавал себя виновным. Он говорил, что никого не оскорблял. Но, видя тщетность оправданий, он повернулся к прокурору и судье и грубо их обругал, просто обматерил, сказав при этом, что «теперь они могут судить его за оскорбление и сопротивление власти».

ЖДАТЬ ЛИ СВОБОДУ? 

По словам братьев и друзей Адылова, его надо выпустить на свободу. За последние несколько лет в Узбекистане было объявлено несколько амнистий, и в каждой из них говорилось, что надо выпустить на свободу всех заключенных старше 60 лет. А Адылову – 80.

«У него подорвано здоровье. Он почти не видит, один глаз удален. Его надо освободить», – не сдерживая слез, говорит его друг Убайдулла Исамханов.

Людмила Кутепова не верит в то, что Адылов может нарушать тюремный режим. «Он умный человек, он хочет выйти на свободу. Он не будет никого провоцировать», – говорит Кутепова.

По словам одного высокопоставленного чиновника, попросившего не назвать его имени, Ахмаджона Адылова боятся выпускать на волю, так как он настоящий народный герой, который ни на миг не изменил своим принципам.

«Сидя 20 лет в тюрьме, он не сдается и не просит милости, выйдя из тюрьмы, он продолжит говорить только правду и требовать справедливости», – говорит чиновник.

С этим согласны многие его друзья, говоря о том, что сегодня, когда политика правительства привела страну к кризису, он еще более опасен, так как может на самом деле объединить и поднять людей.

Случайные люди в Наманганской области и в других регионах Узбекистана на вопрос, знают ли они Ахмаджона Адылова, отвечают утвердительно.

«Это настоящий мужик, он бы навел порядок в стране», – говорит случайный попутчик в Намангане.

«Если бы он все это время находился на свободе, он бы стал президентом», – утверждает один таксист в Ташкенте.

СУПРУГА ЧИНИГУЛЬ

Между тем, дома Ахматжона Адылова ждут те, кто очень не хочет, чтобы Ахматжон Адылов занимался политикой, продолжал работать.

Это его жена Чинигуль Отажонова и их шестеро детей. Чинигуль Отажоновой сейчас 75 лет, и последние 20 из них она ждет своего мужа.

В 17 лет она вышла замуж за Ахмаджона, которому было тогда 22 года. Они познакомились сами и решили пожениться.

Свое замужество Чинигуль ассоциирует с бесконечной работой. По убеждению Ахмаджона Адылова, его жена не могла бездельничать, если весь народ выходит на работу. «Я работала везде, где он говорил, – на хлопковом поле, на ферме», – говорит Чинигуль.

А потом мужа арестовали. Период следствия Чинигуль Отажонова вспоминать не любит: слишком болезненны воспоминания об унижениях и издевательствах. С ними прекратили общаться многие знакомые, которые даже боялись подходить к дому.

Дети Ахмаджона Адылова тоже выросли под гнетом общественного мнения – с отношением к ним, как к детям «врага народа».

Отажонова рассказала, что она часто упрекаласупруга, что он не занимается воспитанием детей, не проводит с ними много времени, а постоянно работает.

«Он мне отвечал: «Я и живой, и мертвый принадлежу государству». Вот государство и держит его. Мне остались лишь воспоминания», – едва не плача, говорит старая женщина.

Но Чинигуль-опа – не единственная, кто тоскует об Адылове.

О нем сегодня в Гурумсарае еще помнят заброшенный стадион, неухоженное кладбище, неработающие фонари, переломанные скамейки, разрушенные здания агропромышленного объединения и неработающие люди, праздно шатающиеся по улицам села, потерявшего свое сердце.

Галима Бухарбаева – главный редактор Ц-1

P.S. Ахмаджон Адылов вышел на свободу в 2008 году, после 16 лет проведенных в неволе Узбекистана. В 2017 году он умер на 92-ом году жизни.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Выбор редактора

Права человека

Снос жилья – новая причина домашнего насилия в Узбекистане

Исследование Бухарского гуманитарно-правового центра выявило новую тенденцию в повышении домашнего насилия в Узбекистане: 65–70% опрошенных женщин называли причиной… снос жилья.

Узбекистан
Политика

Заврались. Кризис оппозиции Узбекистана

Все, что ранее считалось альтернативой режиму в Узбекистане, на поверку оказалось ее зеркальным отражением: ложь и круговая порука стали сутью оппозиции, правозащитников и журналистов, включая иностранных, долгие годы критиковавших власть в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Пресс-секретарь президента РУз стыдит радио «Озодлик» за ложь

Пожалуй, это первая заслуженная критика из Ташкента в адрес зарубежного СМИ: пресс-секретарь президента РУз назвал работу журналистов «Озодлика» однобокой и тенденциозной, осудил ложь при сборе информации.

Узбекистан
Общество

Когда журналисты «Озодлика» представляются сотрудниками СГБ РУз…

Журналисты Узбекской службы радио «Свобода» Шухрат и Хурмат Бабаджановы для получения информации из Узбекистана представлялись сотрудниками СГБ РУз, эксплуатируя страх людей перед этой организацией.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Снос жилья – новая причина домашнего насилия в Узбекистане

Исследование Бухарского гуманитарно-правового центра выявило новую тенденцию в повышении домашнего насилия в Узбекистане: 65–70% опрошенных женщин называли причиной… снос жилья.

Узбекистан
Политика

Заврались. Кризис оппозиции Узбекистана

Все, что ранее считалось альтернативой режиму в Узбекистане, на поверку оказалось ее зеркальным отражением: ложь и круговая порука стали сутью оппозиции, правозащитников и журналистов, включая иностранных, долгие годы критиковавших власть в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Пресс-секретарь президента РУз стыдит радио «Озодлик» за ложь

Пожалуй, это первая заслуженная критика из Ташкента в адрес зарубежного СМИ: пресс-секретарь президента РУз назвал работу журналистов «Озодлика» однобокой и тенденциозной, осудил ложь при сборе информации.

Узбекистан