Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Минздрав Узбекистана предупреждает: хлопок опасен для здоровья

Вероятно, в Узбекистане никто бы не задумался о том, что сбор хлопка может нанести непоправимый вред здоровью, если бы не Елена Урлаева – лидер ПАУ.

Елена Урлаева с детьми на хлопковом поле Узбекистана осенью 2016 года; фото: Ц-1
Елена Урлаева с детьми на хлопковом поле Узбекистана осенью 2016 года; фото: Ц-1

Лидер Правозащитного альянса Узбекистана (ПАУ) написала письмо на адрес министра здравоохранения Узбекистана с просьбой дать разъяснения о вреде для здоровья людей сбора хлопка, обработанного химическими дефолиантами.

По словам Урлаевой, которая занимается правозащитой с 1998 года, она с самого начала деятельности обращала пристальное внимание на хлопковую монокультуру Узбекистана. И вот уже десять лет, как она проводит мониторинг хлопковых полей.

Постепенно усилия Урлаевой, других правозащитников и международной общественности привели к положительным сдвигам. На сбор хлопка перестали отправлять сначала узбекистанских школьников, а затем и учащихся колледжей.

В настоящее время, по словам правозащитницы, она в составе ряда коллег и представителей международных организаций проводит диалог с правительством Узбекистана по поводу хлопковой индустрии, и поэтому у нее возникла идея узнать, насколько полезен или вреден хлопок для сборщиков.

90% полей обрабатывается опасными дефолиантами

Как утверждает Урлаева, ответ на ее запрос в Минздрав РУз пришел незамедлительно.Она получила обстоятельное письмо от главного врача Республиканского центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения Бахрома Алматова.

В этом письме говорилось, что «действительно 90 процентов хлопковых полей перед сбором обрабатывается разрешенными дефолиантами на основе хлората магния, препаратами 3-го и 4-го класса опасности».

При этом после дефолиации необходимо соблюдать 10-дневный карантинный срок. Только затем можно собирать хлопок с привлечением здоровых людей старше 18 лет.

Причем врачи настоятельно рекомендуют соблюдать необходимые условия проживания, питания и отдыха сборщиков хлопка.

Привлечение на сбор хлопка студентов и учащихся школ в возрасте моложе 18 лет «нецелесообразно, так как сбор хлопка является тяжелым видо труда, когда люди работают в вынужденной полусогнутой позе и поднимают тяжелый (…может, тут уберем, несмотря на цитату….) груз более 15–20 кг».

Лидер ПАУ благодарна врачам

Урлаева была искренне благодарна тому, «что врач Алматов дал столь откровенный и обстоятельный ответ, подтверждающий опасность химических препаратов и то, что сбор хлопка является тяжелым видом труда».

Особо приятно правозащитнице было то обстоятельство, что чуть позже ей позвонил главный токсиколог Минздрава Узбекистана А. Саримсаков и поблагодарил за то, что она поднимает столь важную проблему о вредности работы на хлопковых полях.

Что говорит Конвенция МОТ?

В своем сообщении дополнительно к информации врача Алматова правозащитница напомнила несколько статей Конвенции Международной организации труда (МОТ), касающихся принудительного труда.

Так, в статье 11 указывается: «К принудительному или обязательному труду могут быть привлечены только трудоспособные взрослые лица мужского пола, очевидный возраст которых не ниже 18 лет и не выше 45 лет».

А статья 12 гласит, что «каждому работнику выдается удостоверение, указывающее периоды такого труда, которые он отработал».

В статье 13 написано, что «всем лицам, привлеченным к какой-либо форме принудительного или обязательного труда, предоставляется один день отдыха в неделю».

В Конвенции также говорится «о сокращении рабочего времени до сорока часов в неделю».

Неприятные вопросы

В связи со всем этим лидер ПАУ задает неприятные для чиновников Узбекистана вопросы.

Почему они разрешают трудиться на хлопковых полях, обработанных вредными и опасными препаратами, женщинам и мужчинам старше 45 лет, а также детям?

Почему нет удостоверений и специальной одежды у сборщиков хлопка, нет дня отдыха в неделю (все работают без выходных на протяжении двух месяцев подряд)?

Почему нет семичасового рабочего дня (сборщики хлопка находятся на полях с 7 утра до 18 часов с перерывом на 1 час – это 10 часов в сутки)?

Почему не проводится медицинское обследование людей, собирающих «белое золото» (есть случаи смерти от работы на сборе хлопка)?

Как можно готовить еду на хлопковых полях, где все пропитано опасными химическими препаратами?

Почему в 2017 году на мобилизацию по сбору хлопка было привлечено, согласно отчету МОТ, 2,6 млн жителей Узбекистана, и в большем количестве – женщины?

Сколько еще правительство Узбекистана будет губить здоровье людей, загнанных без предупреждения об опасности для здоровья на химикатные хлопковые поля?

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Права человека

Жертва сноса в Джизаке: «Больно… как в таком бесправии будут жить дети?»

Феруза Норкузиева, маленькая женщина из Джизака, защищала свой дом, заслоняя его собой от милиции и бульдозера. Но его все равно снесли. А ее потом обманули с компенсацией.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa