Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Правозащитницу хотят упечь в психушку за хлопок

Бесстрашный наблюдатель хлопковой кампании в Узбекистане Елена Урлаева на днях узнала о намерении поместить ее в психиатрическую больницу.

Библиотекарь школы в городе Ангрене в Ташобласти собирает хлопок; фото: ПАУ
Библиотекарь школы в городе Ангрене в Ташобласти собирает хлопок; фото: ПАУ

Как считает правозащитница, власти хотят ее изолировать из-за того, что она выясняет и предает широкой гласности факты принудительного труда на нынешней хлопковой кампании.

«Официально принудительного труда на хлопке нет, по поводу привлеченных к сбору горожан власти сообщают инспекторам МОТ (Международная организация труда при ООН), что это местные жители, которые вышли на поле зарабатывать деньги», – говорит она.

Как убрать с полей свидетеля

По словам Урлаевой, первым тревожным сигналом стал прозвучавший 26 сентября звонок с мобильного телефона от человека, представившегося Тахиром Садыковым – сотрудником Букинской прокуратуры Ташкентской области.

Тот сообщил правозащитнице о поступивших на нее жалобах от граждан и просил приехать, чтобы на месте выяснить, имели место такие факты или нет.

Урлаева отказалась, так как для вызова в прокуратуру по такому поводу нужна повестка. Однако вскоре сама позвонила по мобильному телефону, откуда был звонок, и выяснила, что он принадлежит сотруднику какой-то экологической организации в Буке, а «Тахир звонил с него случайно».

Затем 28 сентября родственники сообщили Урлаевой о визите в квартиру ее невестки, проживающей в Яккасарайском районе Ташкента, трех представителей Ташкентской городской клинической психиатрической больницы.

Воспитательницы детского сада в Ангрене на хлопке; фото: ПАУ
Воспитательницы детского сада в Ангрене на хлопке; фото: ПАУ

Врачи искали Дениса – сына правозащитницы, заметив при этом, что Урлаеву в июне этого года из больницы «выписали преждевременно», и той «надо срочно продолжить принудительное лечение». А потом настойчиво пытались связаться с Денисом, который сейчас находится в командировке в Москве.

По существующим правилам ходатайствовать о помещении в психиатрическую больницу могут близкие родственники, поэтому врачам и был нужен сын Урлаевой. Мать правозащитницы Вера Евстигнеева считает свою дочь совершенно нормальной, и к ней обращаться смысла не было.

В психушку – из-за ШОС…

7 марта этого года Урлаеву уже помещали в городскую психиатрическую больницу на принудительное лечение. По мнению известного ташкентского юриста Турсуной Пулатовой, взявшейся защищать права Елены, сделано это было незаконно.

Доказательством служит заключение комиссионного осмотра, проведенное накануне госпитализации врачами той же городской психиатрической больницы. В этом заключении говорится, что Елена ведет себя адекватно и в лечении не нуждается.

В то же время Урлаеву продержали в психушке почти три месяца и первое время даже натравливали на нее буйных больных.

При этом медперсонал больницы особо не скрывал, что правозащитницу поместили в больницу специально перед 15-м – юбилейным саммитом ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), который был намечен в Ташкенте на 23–24 июня.

Медики города Ангрена собирают хлопок в Букинском районе; фото: ПАУ
Медики города Ангрена собирают хлопок в Букинском районе; фото: ПАУ

«Бесстрашным» в Узбекистане нелегко

Только вмешательство международных правозащитных организаций вынудило власти к «досрочному» освобождению Елены 1 июня. Впрочем, в этот момент Урлаева никакой опасности как правозащитница не представляла: она была так накачана лекарствами, что нуждалась в длительной реабилитации.

О заказном характере помещения правозащитницы в психушку свидетельствует и тот факт, что в преддверии саммита ШОС серьезные неприятности возникли также у ее напарницы по группе «Бесстрашные» – журналистки Малохат Эшанкуловой.

В марте судоисполнители Учтепинского района Ташкента незаконно изъяли все всю ее оргтехнику, а в апреле под предлогом того, что у нее нет постоянной прописки в столице Узбекистана, вынудили уехать к себе на родину – в Самарканд.

Пенсионер из Ангрена, который поехал в Букинский район вместо своей невестки-медика; фото: ПАУ
Пенсионер из Ангрена, который поехал в Букинский район вместо своей невестки-медика; фото: ПАУ

Хлопка нет – виновата коррупция?

Несмотря на угрозу принудительного помещения в больницу, Урлаева продолжает свой бесстрашный мониторинг нынешней хлопковой кампании. 1 октября правозащитница вновь побывала в Букинском районе – в поселках Бахмаль, Бустон и Кыргыз Аул, где собирают хлопок медики и учителя.

По словам Урлаевой, в честь Дня учителя фермеры скинулись по 50 тысяч сумов, и на каждой полевой кухне для хлопкоробов был сварен праздничный плов. В то же время, хотя 1 октября в Узбекистане является нерабочим днем, все привлеченные специалисты, в том числе и учителя, трудились в праздник в качестве сборщиков, как и в будни, до 18 часов.

Учитель информатики одной из школ Ангрена собирает хлопок в Букинском районе; фото: ПАУ
Учитель информатики одной из школ Ангрена собирает хлопок в Букинском районе; фото: ПАУ

Хлопка в Букинском районе практически нет, но людей все равно заставляют каждый день в 6 утра выходить на поля и находиться там, не считая обеденного времени, по 11 часов.

Отсутствие «белого золота» местные жители объясняют прошедшим летом градом, но власти Ташкентской области, видимо, считают иначе и посылают в Буку комиссии, которые «трясут фермеров», предполагая, что те продают хлопок «налево».

Одну из таких комиссий, состоящей из 15 сотрудников прокуратуры, милиции и МЧС, Урлаева видела на полях района 1 октября.

Поселок Кыргыз-аул в Букинском районе - в таких условиях живут медики из Буки на сборе хлопка; фото: ПАУ
Поселок Кыргыз-аул в Букинском районе — в таких условиях живут медики из Буки на сборе хлопка; фото: ПАУ
Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Общество

Шухрат Ганиев: пять причин отменить бойкот узбекского хлопка

Руководитель Бухарского гуманитарно-правового центра выступает против навешивания ярлыков в правозащитном сообществе Узбекистана и высказывает аргументы в пользу отмены хлопкового бойкота.

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Снос жилья – новая причина домашнего насилия в Узбекистане

Исследование Бухарского гуманитарно-правового центра выявило новую тенденцию в повышении домашнего насилия в Узбекистане: 65–70% опрошенных женщин называли причиной… снос жилья.

Узбекистан
Политика

Заврались. Кризис оппозиции Узбекистана

Все, что ранее считалось альтернативой режиму в Узбекистане, на поверку оказалось ее зеркальным отражением: ложь и круговая порука стали сутью оппозиции, правозащитников и журналистов, включая иностранных, долгие годы критиковавших власть в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Пресс-секретарь президента РУз стыдит радио «Озодлик» за ложь

Пожалуй, это первая заслуженная критика из Ташкента в адрес зарубежного СМИ: пресс-секретарь президента РУз назвал работу журналистов «Озодлика» однобокой и тенденциозной, осудил ложь при сборе информации.

Узбекистан
Общество

Когда журналисты «Озодлика» представляются сотрудниками СГБ РУз…

Журналисты Узбекской службы радио «Свобода» Шухрат и Хурмат Бабаджановы для получения информации из Узбекистана представлялись сотрудниками СГБ РУз, эксплуатируя страх людей перед этой организацией.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Снос жилья – новая причина домашнего насилия в Узбекистане

Исследование Бухарского гуманитарно-правового центра выявило новую тенденцию в повышении домашнего насилия в Узбекистане: 65–70% опрошенных женщин называли причиной… снос жилья.

Узбекистан
Политика

Заврались. Кризис оппозиции Узбекистана

Все, что ранее считалось альтернативой режиму в Узбекистане, на поверку оказалось ее зеркальным отражением: ложь и круговая порука стали сутью оппозиции, правозащитников и журналистов, включая иностранных, долгие годы критиковавших власть в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Пресс-секретарь президента РУз стыдит радио «Озодлик» за ложь

Пожалуй, это первая заслуженная критика из Ташкента в адрес зарубежного СМИ: пресс-секретарь президента РУз назвал работу журналистов «Озодлика» однобокой и тенденциозной, осудил ложь при сборе информации.

Узбекистан