Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Шухрат Ганиев: пять причин отменить бойкот узбекского хлопка

Руководитель Бухарского гуманитарно-правового центра выступает против навешивания ярлыков в правозащитном сообществе Узбекистана и высказывает аргументы в пользу отмены хлопкового бойкота.

Хлопок Узбекистана

Дискуссия об отмене бойкота хлопка, произведенного в Узбекистане, расколола правозащитное сообщество страны на два лагеря. Одни выступают за сохранение ограничений, другие – за их снятие.

Ц-1 ранее сообщал, что 18 апреля правозащитники встретились за «круглым столом» в офисе Международной организации труда (МОТ) в Ташкенте для согласования общих позиций по данному вопросу и подписания обращения о снятии бойкота.

Бойкот узбекского хлопка начал расширяться с 2008 года, когда коалиция из ряда международных правозащитных организаций объединилась в Cotton campaign («Хлопковая кампания») и начала кампанию за отмену детского и принудительного труда в узбекском хлопководстве.

К настоящему дню 313 текстильных компаний и производителей одежды в мире взяли и сохраняют обязательство сознательно не использовать хлопковое сырье из Узбекистана.

Здесь список мировых брендов, бойкотирующих узбекский хлопок, среди них такие компании, как Adidas, Amazon, Burberry, Balenciaga, Kelvin Klein, Nike, H&M, Gap, Gucci, Disney и другие.

На встрече активистов Узбекистана в Ташкенте прийти к консенсусу не удалось. Откровенный разговор стал поводом для выражения подозрений и критики одних правозащитников в адрес других.

Без обвинений и выпадов

Однако руководитель Бухарского гуманитарно-правового центра Шухрат Ганиев, являющийся активным сторонником снятия бойкота, считает, что правозащитному сообществу пора отказаться от навешивания оппонентам каких-либо ярлыков и продолжать вести взвешенную аргументированную дискуссию.

«У нас не одно мнение, навязанное сверху или из-за рубежа, а палитра мнений, где каждый из нас может аргументировать свою позицию. Это очень важно для нашего сообщества сегодня. У нас недостаток дискуссий. Однако они должны быть переведены с обвинительного уклона на равную позицию аргументаций», – говорит Ганиев в интервью Ц-1.

По мнению правозащитника, Узбекистан сегодня действительно меняется. Медленно и не всегда успешно, но изменения происходят. А разделение гражданского сообщества по типу «проправительственный» или «антиправительственный» снова отбрасывает общество в прошлое.

«Трудно представить, что кто-то из правозащитников в Узбекистане, переживших 27 лет репрессий, готов продать свои принципы и позиции. Этого не происходит. Поэтому под обращением о снятии бойкота подписались и активисты, отсидевшие по 12 лет в колонии «Жаслык», и патриарх правозащитного движения страны Талиб Якубов», – говорит Шухрат Ганиев.

Что же касается хлопкового бойкота, Ганиев приводит свои доводы относительно его отмены.

По мнению правозащитника, бойкот сделал все, что было возможно сделать в тот момент, когда он действительно был необходим.

1. Нет прежней мобилизации миллионов

Это был режим ныне покойного первого президента РУз Ислама Каримова, когда мобилизация на сбор хлопка достигала тотальных масштабов. В то время на поля принудительно отправляли до трех миллионов человек, кроме того, на сборе хлопка повсеместно применялся детский труд.

В рамках законодательства, в подзаконных актах выпускались документы, которые позволяли местным властям и руководству любых организаций применять на законном основании тотальную мобилизацию на сбор хлопка.

«В тот период бойкот был необходим, и я тогда был одним из активных сторонников его применения. Сегодня же статистика говорит о другом: 170 тысяч человек, которые, возможно (!), могут оказаться под риском принудительного труда», – объясняет правозащитник.

Эта разница в динамике и предопределяет отношение Ганиева к бойкоту. На его взгляд, системности, во всяком случае в принудительном труде, не наблюдается.

На сегодняшний день также отменены все вышеупомянутые подзаконные акты и указы, и ни один из руководителей не выпустит ни одну официальную бумагу для своих сотрудников о мобилизации на хлопок, уверяет он.

2. Узбекский хлопок – под иным брендом

Однако, несмотря на бойкот, узбекский хлопок все равно используется мировыми компаниями, отмечает правозащитник. Но при этом сотни тысяч фермеров в стране теряют значительные выгоды.

«Узбекистан старается экспортировать свой хлопок в виде сырья или волокна через такие страны, как Бангладеш, Дубай, пытаясь завуалировать его происхождение из-за бойкота», – отмечает он.

Страна теряет живую валюту, инвестиции, бренд, а прибыль сотен тысяч узбекских фермеров и сельских работников в хлопковом секторе просто передается посредникам из других стран.

3. Западные организации наведут порядок

Хлопковый сектор не развивается. Западные компании из-за бойкота отсутствуют в нем. Вместо них, отмечает Ганиев, приходят организации из Китая и России.

«Я как правозащитник всегда говорил о том, что степень социальной защищенности для сотрудников западных организаций на голову выше, нежели в организациях из России или Китая. Это касается и формы, и масштаба оплаты рабочим за их труд, и гарантии безопасности их труда, и медобслуживания…» – говорит он.

Поэтому, по мнению Ганиева, стране необходимо стимулировать вхождение западного бизнеса в Узбекистан с его цивилизованными формами и прозрачными методами работы. А для этого необходима отмена бойкота.

4. Не поедут в Россию

По мнению эксперта, снятие ограничений на узбекский хлопок позволит также сократить и трудовую миграцию.

По наблюдениям его гуманитарно-правового центра, по Бухарской области в трудовой миграции только на территории России находятся от 120 до 150 тысяч человек. Эти люди подвержены определенным рискам, среди которых сексуальный трафик, подневольный труд и другое. Риски касаются и мужчин, и женщин, и детей.

По данным центра, в период сбора урожая 2018 года в селах Бухарской области порядка семи тысяч женщин не уехали на заработки за границу, а остались дома из-за повышения оплаты труда за сбор хлопка.

«Я беседовал с каждой их них. За три месяца они заработали сумму, эквивалентную 300–350 долларам США. Они со слезами на глазах выражали свою радость от возможности остаться с семьей и что могут заработать эти деньги, может быть, небольшие для граждан других государств. Для нашего сельского региона это хорошая сумма», – объясняет Ганиев.

5. Чиновники ничего не выигрывают

В заключение правозащитник отмечает, что бойкот никак не повлияет на доходы и уровень жизни узбекских чиновников, тем более высокопоставленных. От бойкота по-прежнему будут страдать простые граждане страны.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Экономика

Кластеры в Узбекистане: болезни роста, пережитки прошлого или позор?

Это рассказ фермера о появлении в 2018 году кластера в Пахтакорском районе Джизакской области Узбекистана – неопытные инвесторы сначала потеряли урожай, а потом вернулись к системе планов…

Узбекистан
Экономика

Узбекистанский кластер: эксплуатация за 50-70 долларов в месяц

Правозащитный альянс Узбекистана после мониторинга ряда кластеров, принудительно созданных на базе фермерских хозяйств, пришел к выводу: некоторые надо закрыть уже сейчас (фоторепортаж).

Узбекистан
Экономика

Елена Урлаева: «Кластеры уничтожают узбекских фермеров…»

Введенная система кластеров в сельском хозяйстве Узбекистана превращает фермеров, и так обладавших мизерной свободой, в наемных рабов, свидетельствует правозащитница Елена Урлаева.

Узбекистан

Выбор редактора

Общество

Агриппина Шин и Шахноза Мирзиёева, вам не стыдно?

Министерство дошкольного образования Узбекистана само существует всего четыре года от роду, его возглавляют красивые женщины-матери, но, как выясняется, там уже махровая коррупция – ни садика без «отката»…

Узбекистан
Люди

Галима Бухарбаева: Какой он, «Новый Узбекистан»…

Люди из Аппарата президента РУз оповестили меня, что мой визит – это «акт милосердия», чтобы в силу своего идеализма и оптимизма я не подумала, что за решением стояло мышление и видение государственного масштаба в интересах всей страны и народа.

Узбекистан
Права человека

СССР дал этой семье землю. Независимый Узбекистан – отобрал…

Семья Абдухоликовых из Папского района Наманганской области лишилась земли, на которой с 1956 года занималась садоводством, –хоким отдал ее на строительство в кишлаке кемпинга с мотелем…

Узбекистан
Общество

«Сегодня дехканин не хозяин земли, богатые люди – хозяева земли…»

Садовод из Янгиюля (Ташобласть) Шерзод Камчибеков говорит, что вырубка деревьев подобна убийству ребенка – именно так поступили с ним и его семьей власти Узбекистана, отняв землю и уничтожив их труд…

Узбекистан
Политика

Елена Урлаева: «Президент Шавкат Мирзиёев заблуждается…»

Известная правозащитница Елена Урлаева говорит, что в стране идет уничтожение фермерства, дехкан лишают земли в угоду частному капиталу, в том числе иностранному… и это – ошибка президента Узбекистана.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Общество

Агриппина Шин и Шахноза Мирзиёева, вам не стыдно?

Министерство дошкольного образования Узбекистана само существует всего четыре года от роду, его возглавляют красивые женщины-матери, но, как выясняется, там уже махровая коррупция – ни садика без «отката»…

Узбекистан
Люди

Галима Бухарбаева: Какой он, «Новый Узбекистан»…

Люди из Аппарата президента РУз оповестили меня, что мой визит – это «акт милосердия», чтобы в силу своего идеализма и оптимизма я не подумала, что за решением стояло мышление и видение государственного масштаба в интересах всей страны и народа.

Узбекистан
Права человека

СССР дал этой семье землю. Независимый Узбекистан – отобрал…

Семья Абдухоликовых из Папского района Наманганской области лишилась земли, на которой с 1956 года занималась садоводством, –хоким отдал ее на строительство в кишлаке кемпинга с мотелем…

Узбекистан
Общество

«Сегодня дехканин не хозяин земли, богатые люди – хозяева земли…»

Садовод из Янгиюля (Ташобласть) Шерзод Камчибеков говорит, что вырубка деревьев подобна убийству ребенка – именно так поступили с ним и его семьей власти Узбекистана, отняв землю и уничтожив их труд…

Узбекистан