Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Узник Салиджон Абдурахманов и его «неубедительное раскаяние»…

Журналист из Каракалпакстана расследует свое законное освобождение из колонии в 2014 году, отмененное из-за неубедительной видеозаписи.

salidzhonnoyabr-2016
Салиджон Абдурахманов в колонии в 2016 на встрече с Василей Иноятовой и Абдурахманом Ташановым; фото: «Эзгулик»

68-летний журналист Салиджон Абдурахманов более года находится на свободе, в колонии в Кашкадарьинской области Узбекистана он провел в общей сложности девять лет и четыре месяца.

По словам Салиджона, он должен был выйти на свободу раньше, в марте 2014 года, но принятый в отношении него судебный акт об амнистии отменили после видеосъемки, которая кому-то показалась неубедительной: он не просил прощения, не каялся в «совершенном преступлении».

Ответы на свои вопросы журналист ищет в специализированной больнице для осужденных в Ташкенте, известной как «Сангород», где как раз происходила процедура его освобождения, а также в ГУИН (Главное управление исполнения наказания) при МВД РУз.

Салиджон рассказывает, что впервые в ноябре 2017 года, буквально через месяц после выхода на свободу, подал заявление руководству «Сангорода» о выдаче ему справки об освобождении в 2014 году. Но никакого ответа не последовало.

В феврале 2018-го он вновь обратился в «Сангород» с повторной просьбой – опять молчание.

«Я был на приеме у заместителей начальника ГУИН, дважды письменно обращался и к самому начальнику ГУИН, но ответов не получал», – рассказывает журналист.

«Нашли» наркотики…

Салиджон Абдурахманов был задержан правоохранительными органами в столице Каракалпакстана Нукусе 7 июня 2008 года. При проверке в багажнике автомобиля, которым он управлял, «нашли» 114 граммов марихуаны и 5,98 грамма опия.

Вскоре он был осужден на 10 лет лишения свободы в колонии общего режима. Но домой вернулся лишь 4 октября 2017 года.

Салиджон делится, что по сей день его волнует тот беспредел, который имел место в отношении него. Дело о наркотиках было полностью сфабриковано, но оказалось, что даже его освобождение по решению суда можно было отменить одним звонком.

Попал под амнистию

По словам Салиджона, в марте 2014 года он был доставлен в «Сангород» в Ташкенте для лечения. Там 14 числа состоялось выездное заседание Хамзинского районного суда Ташкента, который рассмотрел уголовное дело журналиста наряду с еще пятью заключенными.

Учитывая его положительную характеристику из колонии в Кашкадарье и применив акт амнистии, суд принял решение об условно-досрочном освобождении Абдурахманова из мест лишения свободы.

«17 марта после обеда меня переодели в гражданскую форму, выдали на руки медицинское заключение, судебное решение и вывели из общей территории колонии, – рассказывает Салиджон. – При выходе в одном из наружных зданий выдали деньги на проезд до места жительства».

Неудавшееся раскаяние

В этом месте, говорит он далее, его начали снимать на камеру и спросили: «Чем вы будете заниматься, приехав домой?» – Салиджон ответил: «Журналистикой, как всегда…»

Запись затем отправили по Интернету и ждали ответа. Затем снова снимали, и так четыре раза…

Наконец, журналисту объявили, что поезд в Нукус уже уехал, а его отправят завтра, и завели обратно в терапевтический корпус, где он проходил лечение.

«На следующий день никто меня никуда не приглашал, и я никого ни о чем не спрашивал… – рассказывает Абдурахманов. – Было ясно: человеческая судьба в Узбекистане не стоит ни гроша, не говоря о чести, совести и долге тех, кто в эту историю был замешан и до сих пор молчит…»

Справку о законном акте

Но все же, несмотря ни на что, Салиджон говорит, что хочет получить справку об освобождении в 2014 году, которое было реальным и законным.

Он вспоминает, как 24 сентября этого года он ждал справку у здания ГУИН в Ташкенте – ему говорили, что она будет готова через несколько минут, ее ему вынесут…

«Устав не только физически, но и от кучи болезней, я был вынужден лежать на скамейке в приемной в ожидании ответа», – рассказывает Салиджон.

В итоге ему дали отписку, в которой не было сказано ни слова об освобождении 17 марта 2014 года и незаконном возвращении снова в неволю.

«Справка для меня была важна, как лакмусовая бумага, показывающая степень изменений в обществе за последние два с лишним года, – объясняет журналист. – К большому сожалению, бумага и в прямом, и в переносном смысле дала совсем неприглядный ответ».

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Прокуратура Каракалпакстана отказала в пересмотре дела Салиджона Абдурахманова

Бывший политузник, журналист и правозащитник из Каракалпакстана Салиджон Абдурахманов получил отказ в пересмотре его дела и, соответственно, в реабилитации.

Узбекистан

Выбор редактора

Политика

Суд в Ташкенте утвердил запрет на хиджабы студенткам исламской академии

Более того, согласно вчерашнему решению апелляционной коллегии Ташгорсуда, студентки Международной исламской академии Узбекистана не имеют права приходить на учебу c простым платком на голове.

Узбекистан
Политика

Галима Бухарбаева / «Оскорбление» пророка и безграмотность властей Узбекистана

Высказывание Наргизы Рахимовой о многоженстве с упоминанием пророка Мухаммада звучит грубо и развязно – непозволительный тон для чиновника, обязанного знать о положении и настроениях в стране.

Узбекистан
Общество

Поборники ислама в Узбекистане задают тон в Сети. Власти молчат…

Неловкое высказывание чиновницы РУз с упоминанием пророка Мухаммада вызвало ее травлю в Сети поборниками ислама, но самым красноречивым в этой истории стало молчание и недееспособность властей.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Политика

Суд в Ташкенте утвердил запрет на хиджабы студенткам исламской академии

Более того, согласно вчерашнему решению апелляционной коллегии Ташгорсуда, студентки Международной исламской академии Узбекистана не имеют права приходить на учебу c простым платком на голове.

Узбекистан