Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Салиджон Абдурахманов / Почему в День учителя я не пойду в школу

Меня знают как журналиста, а трудовую деятельность в Каракалпакстане начинал с работы в школе, но в этот День учителя я отклоняю приглашение моей школы прийти на праздник.

Накануне Дня учителей и наставников, отмечаемого в Узбекистане 1 октября, я получил приглашение от руководства школы № 32 в Амударьинском районе Каракалпакстана прийти к ним на посвященный этому дню праздник.

В данной поселковой школе я проработал 23 года, там и состоялась вся моя педагогическая карьера. Ежедневно с волнением я входил в классы, встречался с детьми, учил их русскому языку и литературе.

Сегодня большая часть учителей школы – мои бывшие ученики. Поэтому я не удивляюсь т ому, что они пригласили меня в школу в честь профессионального праздника.

Но меня смущает одно обстоятельство. И оно заключается в том, что, будучи осужденным на 10 лет лишения свободы «за cовершение» преступления, связанного с наркотиками, и отсидев почти весь срок, с 2008 по 2017 год, я не могу прийти к ученикам в школу.

Как я буду говорить им о высоком предназначении человека, о великой миссии и долге не только перед Отечеством, но и перед каждым живущим рядом. О других моральных ценностях, передаваемых нам предками, и от которых мы не имеем права отходить.

Если я сам…

Нет, это принципиально неприемлемо для меня. Пусть мой арест и осуждение были сфабрикованными, и все время в неволе я отбывал без капли вины.

Нет, я могу появиться перед детьми, но только когда буду оправданным. И я пытался этого добиться. Но 23 сентября Верховный суд Узбекистана утвердил первоначальный приговор: Абдурахманов совершил данное преступление.

Несмотря на то что в том 2008 году ни три следователя, ни судья с заседателями, ни прокуроры на долгих шести судебных процессах ни разу не задавали мне вопросов: откуда наркотики, с какой целю брали, кому хотели передать и тому подобных? А в моем уголовном деле отсутствуют даже какие-либо записи о наркотиках.

Об этом мне пришлось который уж раз повторять на слушаниях надзорной коллегии Верховного суда, но я уверен, что судьи в своем определении даже не передадут сказанные мною слова.

Они просто перепишут абзацы из прежнего приговора: мол, наркотики нашлись в управляемой Абдурахмановым машине, поэтому он – преступник.

Не сочтет коллегия необходимым и проверку моих аргументов, приведенных в жалобах, что, находясь в зоне в течение 3406 дней и ночей, я написал и отправил на имя президента Ислама Каримова и в Верховный суд Узбекистана 24 жалобы о своей невиновности, но не получил… ни одного ответа.

Коллегия не будет интересоваться моим освобождением из колонии по решению суда Яшнабадского района города Ташкента 17 марта 2014 года и возвращением с улицы обратно в зону только за то, что на видео по требованию оперативников я не признал своей вины и не просил прощения у президента Каримова.

Коллегия в своем определении от 23 сентября не будет прояснять свое понимание моих слов, сказанных в тот день, что мое оправдание больше нужно Узбекистану, нежели мне.

Еще один момент. В 2008 году, узнав о моем аресте, мои ученики возмутились, собрали подписи почти всего взрослого населения поселка (648 подписей) в мою защиту и с просьбой провести суд непосредственно в махалле.

Назначили собрание махалли. Но в этот день к началу собрания на двух машинах приехали работники милиции и прокуратуры, которые забрали двух активистов – моих бывших учеников.

«Нам в РОВД сказали: если не будем молчать, то и у нас в кармане тоже «найдут» наркотики», – сказал один из них после моего освобождения в октябре 2017 года.

Считаю, школа – это не только классы и другие помещения, это не только учителя и другие работники. Школа – это нечто большее, значение и важность которого мы только-только начинаем осознавать.

В школе должны царствовать не только физическая чистота и порядок. В школе должны царствовать прежде всего морально-нравственная чистота учителей и воспитателей, их готовность при любых обстоятельствах и любой ценой защищать справедливость.

Только тогда школа выполнит свое главное предназначение – воспитать гражданина.

Без воспитания гражданина все математические формулы, красивые сложносочиненные предложения останутся бездушными, «роботизированными» начертаниями на досках.

В школе должны царствовать интересы детей, уважение и любовь к детям, направленные на справедливость везде и во всем. Особенно, когда вопрос касается судьбы человека.

Учитель, подавленный беззаконием власти, уже не учитель.

Если Януш Корчак, идя с детьми в газовую камеру, говорил, что он не может остаться жить, отправляя своих подопечных детей на смерть, то я скажу: я не могу пойти в школу к детям, будучи признанным верховной судебной властью страны преступником.

Поэтому я просил бы моих милых и дорогих учеников – руководителей общеобразовательной школы № 32 Амударьинского района Каракалпакстана, пригласивших в такой святой для меня день на торжественное школьное мероприятие, понять истинные причины невозможности принятия мною их искреннего приглашения.

Со всей искренностью и уважением –
Салиджон Абдурахманов, бывший учитель русского языка и литературы, ныне корреспондент Ц-1 и правозащитник

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан
Люди

Салиджон Абдурахманов: «При жизни или после – я буду реабилитирован»

Мало кто в Узбекистане знает, что рядом с ними живет настоящий узбекистанский Нельсон Мандела: годы в неволе сделали его еще чище и добрее, а его любовь к родине и желание ей помощь – еще сильнее.

Узбекистан
Люди

Компенсация за десять лет произвольного заключения в РУз. Это сколько?

Журналист из Каракалпакстана Салиджон Абдурахманов, чье десятилетнее осуждение было признано ООН произвольным, в интервью Ц-1 говорит, почему Ташкент должен реабилитировать его и других жертв произвола.

Узбекистан

Выбор редактора

Здоровье

«Пандемическое соглашение» с ВОЗ — это государственная измена

Итальянский католический священник Карло Мария Вигано, не раз разоблачавший планы глобальной элиты, призывает страны не отдавать им контроль над здоровьем граждан, не совершать госизмены.

Мир
Политика

США как властелин инфекций, вирусов и пандемий

Чего хотят от мира США? Предложенные ими поправки в Международные медико-санитарные правила превратят ВОЗ в надзорный и карательный орган над странами без единого суверенитета в области здравоохранения.

Мир
Права человека

Вопиющее нарушение прав женщины и матери в Узбекистане

Обращение в международные и национальные организации было направлено в связи насилием над жительницей Джизака со стороны ее свекрови - члена Сената РУз и замхокима Джизакской области.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Вопиющее нарушение прав женщины и матери в Узбекистане

Обращение в международные и национальные организации было направлено в связи насилием над жительницей Джизака со стороны ее свекрови - члена Сената РУз и замхокима Джизакской области.

Узбекистан
Экономика

Навоийский «Кызылкумцемент» в условиях капитализма

Рабочие АО «Кызылкумцемент» в Навоийской области РУз лишись профилактория, молочных продуктов «за вредность», а вставшая на их защиту врач подверглась травле - с «пережитками советской эпохи» там покончено.

Узбекистан
Общество

В Каракалпакстане начался суд над врачом и исламским активистом

Дело против Алимардона Султанова рассматривает Элликалинский районный суд Каракалпакстана, врач-травматолог обвиняется в разжигании национальной розни и религиозном экстремизме, сообщает ПАУ.

Узбекистан
Права человека

Джизакская милиция темнит с похищением сына правозащитника

Ни одна из камер в Джизаке не зафиксировала 15-летнего Тимура Пулатова ни в момент похищения, ни оставления на заправке в соседнем Фаришском районе, утверждает джизакская милиция.

Узбекистан