Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Сергей Дуванов / Откуда в Казахстане берутся недовольные?

Житель Алматинской области Олжас Турысбеков стал инвалидом после пыток в департаменте полиции, куда попал по подозрению в краже скота, а его попытка добиться компенсации от государства уперлась в стену.

В июле 2016 года в ауле Бакалы Алматинской области трое полицейских задержали 26-летнего Олжаса Турысбекова, а затем в течение суток под пытками выбивали из него признательные показания о краже скота…

По словам матери Олжаса, она нашла своего сына в бессознательном состоянии в Алакольском РОВД.

«Я приехала в РОВД, попала на прием к руководителю, – говорит она. – Сперва он сказал, что ничего не знает, через несколько часов начал ругать моего сына. Потом я услышала отчетливые стоны сына и поняла, что его пытают».

Как потом выяснилось, задержанного били дубинкой и ногами, в том числе и по голове, предусмотрительно набрасывая на него одеяло, чтобы не было видно следов побоев.

После того как Олжасу стало совсем невмоготу терпеть побои, он подписал, не читая, все, что требовали истязатели. Его вытащили в коридор, где он и потерял сознание.

Мать рассказала о том, как ей мешали вызвать «скорую помощь», как сын лежал на земле во дворе полицейского участка, но его не позволяли госпитализировать. По ее словам, полицейские в Алакольском районе препятствовали работе медиков, и поэтому ей пришлось увезти сына в больницу Саркандского района.

После года лечения Турысбеков так и не смог полностью восстановить здоровье.

«Я много лежал в больницах, – рассказывает сам Олжас, – почти год лечусь. Если чуть понервничаю, то голова болит, то руки и ноги немеют. Мне еще надо лечиться и лечиться».

После пыток, которые ему пришлось вынести в полиции, Олжас Турысбеков обратился в суд.

Но государство, как оно водится, встало на защиту своих «держиморд»: два раза закрывало уголовное дело против них.

Однако благодаря вмешательству правозащитников, обеспечивших юридическую помощь и публичную огласку, удалось (редчайший случай!) добиться осуждения тех, из-за кого человек потерял здоровье. В итоге полицейские, пытавшие Олжаса, приговорены к трем годам лишения свободы.

После этого пострадавший предъявил иск к государству за понесенный им материальный и моральный ущерб. Но, как известно, судиться с государством себе дороже.

Прокурор, отстаивая государственные интересы, на каждом заседании дотошно выпытывала, на что, сколько и когда было потрачено в рамках заявленных материальных претензий.

Дошло до откровенного издевательства, когда на пяти судебных заседаниях прокурор выясняла, кому и за сколько истцом были куплены пирожки и солянки. Понятно, что не может больной, страдающий потерей памяти, вспомнить, сколько и когда он потратил в ходе судебного процесса. Похоже, на это и делается ставка.

И это еще не всё: чиновники не могут договориться, кто из них должен компенсировать возмещение вреда, связанного с незаконными действиями госорганов. В ДВД Алматинской области считают, что выплата должна производиться напрямую из республиканского бюджета, а Минфин предлагает выплату денежной компенсации произвести из средств ДВД. И этот спор грозит затянуться надолго.

Устав от бюрократической волокиты и унижений, Олжас выступил с заявлением, в котором, рассказав о циничном отношении государства к гражданам, пострадавшим от его полицейских, отказался от материальных претензий.

На последнем судебном заседании он сказал: «Я жил нормальной жизнью, учился, работал на семейной ферме, собирался жениться.

Я верил в государство, в котором живу. Я стал жертвой преступления именно со стороны государства, государственных органов.

Я пострадал от людей, которые наделены полномочиями защищать, а не калечить и унижать. Я не раб и не скот, чтобы со мной так обращаться. Полицейские сутки издевались надо мной, упиваясь своей безнаказанностью. Комментируя, что им ничего не будет, а меня они сломают. За что? За то, что им так захотелось? Я не преступник! Я никогда не привлекался к ответственности, даже к административной за нарушение ПДД. Я верил в государство, в котором живу, и верил в то, что оно разберется, защитит и накажет преступников. Но государство встало на сторону полицейских, дважды закрывая уголовное дело. Мне пришлось обращаться к правозащитникам, в Коалицию против пыток, нанимать адвокатов, для того чтобы доказать свое право на свободу от пыток. Я платил свои деньги, деньги своей семьи, для того чтобы доказать нарушение своих же прав. Если бы не правозащитники и адвокаты, я так бы ничего не доказал, и государство бы не защитило меня. Я в этом уверен. Я считал, что принцип нашего правосудия – это восстановительное право. Правосудие, где восстанавливаются права.

Благодаря своим представителям я добился обвинительного приговора для полицейских. И надеялся, что восстановят мои материальные затраты и взыщут моральный ущерб, который мне необходим для восстановления после преступления. Для меня очень тяжело участвовать в судебном заседании, но мы постоянно обсуждаем с моими представителями, что было и что надо сделать к следующему процессу. И всегда стоят одни и те же вопросы: по требованию прокурора Джаксыгельдиновой Д. С. надо вспомнить, кто и сколько солянок и пирожков съел и на каком процессе!

Я находился в тяжелом психологическом состоянии, мне приходилось каждый раз переживать в воспоминаниях те страшные часы, я находился в болезненном состоянии и поэтому не помню, на каком именно судебном процессе кто из адвокатов, свидетелей или экспертов присутствовал, и кто из них сколько кушал. Для меня это очень унизительно. Поэтому я отказываюсь от взыскания материальных расходов. Прошу своих представителей внести изменение в исковых требованиях».

Не знаю, станет ли Олжас оппозиционером, но почему-то есть уверенность, что в его лице государство потеряло доверие и поддержку. А благодаря бездарной и преступной работе отдельных полицейских и правосудия, стоящего на защите интересов государства, таких казахстанцев становится все больше.

Сергей Дуванов — публицист и колумнист Ц-1 в Алматы

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Сергей Дуванов / Работа над ошибками казахстанской оппозиции

Я уже более двадцати лет оппонирую режиму Нурсултана Назарбаева. Поэтому мне небезразлично, что в этом плане делают другие. Оценивая, прихожу к мнению, что оппозиция допускает серьезные стратегические и тактические ошибки.

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Кому служит правосудие Казахстана?

Что можно сказать о судебной системе страны, в которой суды всех инстанций, включая Верховный, отказываются видеть различие между требованием отставки Правительства РК на пикете, и самой процедурой отставки?

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Права человека в РК – на алтарь… ради сотрудничества

В последнее время заметил, что американцы и европейцы, представляющие официальные структуры, упорно пытаются показать динамику с правами и свободами в Казахстане в позитивном свете.

Казахстан

Выбор редактора

Новости из Казахстанa

Политика

Сергей Дуванов / Работа над ошибками казахстанской оппозиции

Я уже более двадцати лет оппонирую режиму Нурсултана Назарбаева. Поэтому мне небезразлично, что в этом плане делают другие. Оценивая, прихожу к мнению, что оппозиция допускает серьезные стратегические и тактические ошибки.

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Кому служит правосудие Казахстана?

Что можно сказать о судебной системе страны, в которой суды всех инстанций, включая Верховный, отказываются видеть различие между требованием отставки Правительства РК на пикете, и самой процедурой отставки?

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Права человека в РК – на алтарь… ради сотрудничества

В последнее время заметил, что американцы и европейцы, представляющие официальные структуры, упорно пытаются показать динамику с правами и свободами в Казахстане в позитивном свете.

Казахстан