Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Правозащитники Узбекистана: власть боится, а люди – всё меньше…

Известные правозащитники Узбекистана Елена Урлаева и Сурат Икрамов рассказывают, что узбекистанцы становятся более активными в защите своих прав, но власть еще далека от открытости и свободы.

mardikory-zhenshhiny-poddenshhitsy-ochen-hotyat-rabotat
Женщины-мардикеры на рынке в Коканде; фото: Ц-1

Руководитель «Правозащитного альянса Узбекистана» Елена Урлаева говорит, что за последний год заметила, что граждане страны перестают бояться власти.

Они пишут жалобы в национальные и международные инстанции, звонят на телефоны доверия, делают сообщения через Интернет, связываются с журналистами и при необходимости проводят акции протеста.

«А мы, правозащитники, устраиваем людям переговоры с властными структурами», – добавляет Урлаева.

По словам правозащитницы, достижением прошлого года стало то, что она и ее коллеги наладили диалог и контакты народа с заместителем премьер-министра и председателем Комитета женщин Узбекистана Танзилей Норбаевой, с директором Национального центра по правам человека Акмалем Саидовым, с омбудсменом Узбекистана Улугбеком Мухаммадиевым, а также с другими чиновниками и представителями силовых структур.

Урлаева с удовлетворением отмечает тот факт, что правительство Узбекистана признало существование в стране принудительного труда и применение пыток к задержанным и осужденным. «Нашу правоту признали, пусть и через несколько лет», – говорит Елена.

При этом Елена Урлаева отмечает, что проблем в области прав человека в стране еще очень много, но люди верят президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву и надеются на положительный результат.

Чистка чиновников — а где эффект?

74-летний правозащитник Сурат Икрамов, председатель Инициативной группы правозащитников Узбекистана (ИГНПУ), настроен более пессимистично.

«Несомненно, в прошлом году в стране произошел целый ряд изменений, связанных с поступательным проведением реформ президента Мирзиёева, – говорит Икрамов. – Реформирована система Службы национальной безопасности (СНБ), на которую больше всего жаловались правозащитники и многие граждане, теперь она стала Службой государственной безопасности (СГБ)».

«Но, насколько мне известно, СГБ тоже не превратилась в идеальную с точки зрения правопорядка организацию. Сейчас судят целый ряд высокопоставленных сотрудников этого ведомства, – продолжает руководитель ИГНПУ. – Но смущает проведение многочисленных чисток: как бы потом власти Узбекистана не были бы обвинены в проведении массовых репрессий».

Восхваление Каримова — путь в диктатуру

Еще ветеран правозащиты признается, что ему не нравится, что нынешний президент постоянно хвалит своего предшественника Ислама Каримова. А сейчас в стране проводятся празднования дня рождения Каримова. По всему Узбекистану к памятникам первому президенту возлагались цветы, организовывались богатые застолья.

«Ни в религии, ни в обычаях узбеков нет такого, чтобы возлагать цветы в день рождения умершему человеку. Кроме того, до сих пор не дана оценка деятельности бывшего президента на его посту, в частности Андижанских событий 2005 года. Неужто времена диктатуры вернутся вновь?» – говорит Сурат Икрамов.

Как и раньше, в Узбекистане нет свободы слова, добавляет правозащитник: «Хотя Мирзиёев все время требует появления в СМИ острых критических материалов, но в местной печати их как не было, так и нет».

И в то же время, несмотря на обращения целого ряда правозащитников, в Узбекистане не дают аккредитацию сайту «Центр-1», который как раз мог бы компенсировать отсутствие критических статей в стране.

«Что касается моих планов на будущее, то скажу честно, еще раньше я решил: когда мне стукнет 70 лет, перестану работать и уйду на заслуженный отдых. Но этого не получилось, – делится Сурат-ака. – Хотя мне сейчас 74 года, люди продолжают обращаться ко мне с просьбами, а совесть мне не позволяет им отказать».

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Ирония судьбы: Узбекистан меняет имидж в тисках фейк ньюс

Узбекистан в отсутствие независимой прессы стал заложником интересов и фейковых новостей группы журналистов и правозащитников за пределами страны – об этом писала Tageszeitung во время визита Шавката Мирзиёева в ФРГ.

Мир
Политика

Галима Бухарбаева / Почему я против ареста Рустама Иноятова

Власть в Узбекистане выбрала партнера для диалога с оппозицией – им стала правозащитница Мутабар Таджибаева. Я знаю, что Ташкент рассматривает ее заявление, и хочу сказать, что не согласна с одним из его ключевых требований.

Узбекистан

Выбор редактора

Новости из Узбекистанa