Новости, аналитика и мнения
из Узбекистана

Контент

Самаркандская медсестра – о самосожжении из-за накрученных платежей

Самосожжение Гуландон Дадабаевой в Намангане болью отозвалось в сердце Зухры Насретдиновой из Самаркандской области, вспомнившей, как другие судоисполнители в 2016 году не оставили ей иного выбора, кроме самоподжога…

Зухра Насретдинова из Каттакургана до и после попытки самосожжения 2016 года...
Зухра Насретдинова из Каттакургана до и после попытки самосожжения 2016 года…

Сегодня 49-летняя Зухра Насретдинова из города Каттакургана в Самаркандской области Узбекистана в основном занята домашним хозяйством: приобретенная ею инвалидность 1-й группы не позволяет ей работать.

«Я так скучаю по больнице, я так любила свою работу, мне нравилось помогать людям», – говорит Насретдинова в интервью Ц-1 и Движению народовластия Узбекистана «ПАХТА».

Зухра работала медсестрой в Центральной больнице Каттакургана на протяжении 26 лет и считала себя счастливой женщиной. Две дочери вышли замуж, родили первых внуков, с мужем они жили дружно, в доме царил мир и порядок.

Зухра Насретдинова 26 лет работала медсестрой в Центральной больнице Каттакургана
Зухра Насретдинова 26 лет работала медсестрой в Центральной больнице Каттакургана

Но эта спокойная жизнь неожиданно прекратилась 21 июля 2016 года, когда Зухра попыталась совершить самосожжение.

Ее муж сумел потушить пламя, но она, получив ожоги 75% тела, провела следующие месяцы за тяжелым восстановлением в больнице и за минувшее время в общей сложности перенесла 10 дермопластических операций — по пересадке кожи.

Зухра, когда-то яркая и красивая женщина, теперь покрыта шрамами, самые глубокие ожоги пришлись на нижнюю часть лица, шею и грудь… Натянутая кожа на лице не позволяет ей говорить и общаться с людьми легко и просто, как прежде, она извиняется за прерывистую речь…

Самосожжение и коммуналка

Причина столь отчаянной акции до банальности проста: Зухру довели судоисполнители, требовавшие от нее денег на оплату коммунальных услуг, которые были выдуманы и навязаны многим каттакурганцам по вине и коррупции управления «Горгаз».

Как рассказывает сегодня женщина, в 2016 году она и многие другие медработники каттакурганской больницы получили квитанции о неуплате за коммунальные платежи, которые не имели ничего общего с реальным положением дел.

Зухра говорит, что у нее и ее семьи никаких задолженностей не было, она могла показать коммунальную книжку, в которой собраны все квитанции и чеки о своевременной оплате.

Возмущаясь нечестностью поставщиков услуг, Насретдинова решила позвонить в Генеральную прокуратуру Узбекистана по телефону доверия «1007». Через какое-то время она получила письмо, подтверждавшее, что у нее нет задолженностей по коммунальным услугам.

Звонок судоисполнителей

В тот злополучный день, 21 июля 2016 года, по словам Зухры, ей позвонили из городского суда и приказали срочно приехать домой, на ее возражения, что она на работе и не может оставить дежурство, ей пригрозили, что в таком случае возбудят уголовное дело против ее супруга, и его упекут в тюрьму.

«Когда я приехала домой, то увидела, что мой муж сидел на полу, опустив голову, – вспоминает Зухра. – Он высокий мужчина, но вдруг стал выглядеть таким жалким, мне стало больно за него…»

В доме находились три судоисполнителя: Отабек Маджидов, Шахбоз Муртазаев, Рустам Хайдаров. Первый из них, Отабек Маджидов, как рассказывает Зухра, при ее появлении сразу обратился к ней в грубой форме: «Истеричка, ты зачем звонила в Генпрокуратуру?»

Женщина сразу же возразила, что имела на то право, так как может доказать, что у нее никаких задолженностей по коммуналке нет. Но мужчины преградили ей вход в дом, куда она хотела пройти за документами, затем Рустам Хайдаров, окинув ее взглядом, предложил коллегам «побаловаться с ней», мол, она хорошо выглядит.

Домогательства и шантаж

«Я сказала им, как вам не стыдно, я вам в матери гожусь, убирайтесь из моего дома», – рассказывает Зухра. Но шутки и домогательства продолжились, судоисполнители предложили ей списать все долги, даже будущие.

«Эти издевательства, угрозы арестовать моего мужа сломали меня, я не знала, как еще убедить их уйти, тогда пригрозила, что убью себя, но они не унимались», – с волнением рассказывает женщина.

Еще через несколько минут она не выдержала – побежала в кладовку, схватила растворитель и облилась им, а затем поднесла спичку и загорелась…

Судоисполнители, по словам Зухры, успели снять на камеру, как она горит, и быстро покинули дом. Муж сумел потушить огонь, а затем срочно доставил ее в местную больницу, которую она лишь недавно покинула из-за звонка судоисполнителей.

Почему женщины идут на это? 

«Почему женщина решается на самосожжение, как вы смогли такое сделать с собой?» – на этот вопрос Зухра Насретдинова отвечает, что она не видела иного способа защитить себя от домогательств и унижений, от угрозы ареста ее супруга.

«Я думала, если они меня изнасилуют, как я буду жить дальше, как буду смотреть людям в глаза, что станет с моими детьми и внуками…» – говорит Зухра.

На вопрос: «Вам не кажется, что органы власти Узбекистана ведут себя, как фашисты, в отношении своего народа, разве не ужасно, что речь идет о какой-то коммуналке, а человека доводят до самосожжения?» – Насретдинова твердо отвечает, что чиновники РУз хуже фашистов.

«Они хуже фашистов, они уничтожают свой народ вне зависимости от ситуации и обстоятельств, выдумали нереальный долг за коммуналку, а затем приходят и терроризируют тебя в твоем собственном доме, унижают, угрожают», – говорит Зухра.

«Я понимаю Гуландон…»

По словам самаркандской женщины, она понимает Гуландон Дадабаеву, убившую себя путем самосожжения в Намангане 29 сентября, хотя и очень сожалеет о случившемся.

35-летняя жительница Намангана, мать двоих детей, протестовала против изгнания ее семьи из дома, который, как выяснилось, она приобрела в 2018 году за 13 тысяч долларов у мошенницы, не имевшей права на продажу.

Гуландон совершила самосожжение на глазах у сотрудников Бюро принудительного исполнения при Генпрокуратуре РУз и милиции, и никто из них не сделал ничего, чтобы предотвратить трагедию и спасти женщину.

«Они ставят тебя в безвыходное положение, они не оставляют тебе другого выбора», – объясняет Зухра Насретдинова поступок наманганки Гуландон.

Судоисполнители, доведшие Зухру до самосожжения, до сих пор остаются при своих должностях, никто них ни за что не ответил, не понес никакого наказания.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Воскресный пикет в Ташкенте лишил прокуроров выходного

Около 2000 человек в Узбекистане заявляют о мошенничестве консалтинговой группы ICG, работавшей с разрешения Минюста РУз, – отчаявшись вернуть свои деньги, десятки обманутых людей вышли на пикет у Генпрокуратуры в Ташкенте.

Узбекистан
Люди

Мать Гуландон Дадабаевой: «Мы никакой помощи не получили…»

О смерти наманганки Гуландон Дадабаевой, умершей в результате самосожжения, сказали и глава Сената Узбекистана, и дочь президента, но спустя 10 дней после трагедии семья погибшей не получила никакой помощи от властей…

Узбекистан
Экономика

Елена Урлаева: «Кластеры уничтожают узбекских фермеров…»

Введенная система кластеров в сельском хозяйстве Узбекистана превращает фермеров, и так обладавших мизерной свободой, в наемных рабов, свидетельствует правозащитница Елена Урлаева.

Узбекистан
Права человека

Пикеты в Ташкенте – несчетное и неописуемое бесправие в Узбекистане

Узбекистанцы со всех регионов страны устремляются в Ташкент в поисках справедливости, пикеты проходят у Генпрокуратуры, Верховного суда, Кабмина – требования разные, но суть одна: бесправие и произвол, передает ПАУ.

Узбекистан

Выбор редактора

Люди

Яков Джугашвили, правнук Сталина: «Надо сопротивляться…»

Яков Джугашвили в интервью Ц-1 говорит о последствиях лжепандемии коронавируса: отмена прав, разрушенный бизнес, смерти людей, расчеловечивание – не сомневайтесь, призывает он, идет геноцид… (видео)

Мир
Общество

Рабочий класс в Узбекистане должен поднять красное знамя социализма!

Рабочие строящегося завода в Гузарском районе Кашкадарьи после бунта и погромов добились снятия санитарного карантина и выдачи месячной зарплаты, но остались наемными рабами государственного капитализма.

Узбекистан
Общество

Рабочие в Кашкадарье добились отмены карантина из-за коронабесия

Бунт рабочих в Гузарском районе Кашкадарьинской области привел к снятию карантинных мер, введенных из-за лжепандемии коронавируса, а именно вахтовых дежурств по 40–45 дней без права покинуть объект.

Узбекистан
Экономика

Бунт рабочих в Кашкадарье – задержка зарплаты имела место

Около 10 тысяч рабочих строящегося газоперерабатывающего завода Uzbekistan GTL в Кашкадарьинской области РУз не получили зарплату за сентябрь, поэтому произошел бунт, подтверждает Минэнерго страны.

Узбекистан
Общество

Коронабесие: маски не только бесполезны, но опасны и вредны

Информационно-технологически гиганты постоянно удаляют информацию о раздутости угрозы коронавируса, бесполезности и опасности ношения масок, но настоящие медики продолжают прорывать блокаду.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Общество

Рабочий класс в Узбекистане должен поднять красное знамя социализма!

Рабочие строящегося завода в Гузарском районе Кашкадарьи после бунта и погромов добились снятия санитарного карантина и выдачи месячной зарплаты, но остались наемными рабами государственного капитализма.

Узбекистан
Общество

Рабочие в Кашкадарье добились отмены карантина из-за коронабесия

Бунт рабочих в Гузарском районе Кашкадарьинской области привел к снятию карантинных мер, введенных из-за лжепандемии коронавируса, а именно вахтовых дежурств по 40–45 дней без права покинуть объект.

Узбекистан
Экономика

Бунт рабочих в Кашкадарье – задержка зарплаты имела место

Около 10 тысяч рабочих строящегося газоперерабатывающего завода Uzbekistan GTL в Кашкадарьинской области РУз не получили зарплату за сентябрь, поэтому произошел бунт, подтверждает Минэнерго страны.

Узбекистан