Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Узбекский сум: месяц в свободном плавании…

Спустя месяц после решения о свободной продаже национальной валюты в Узбекистане ничего катастрофического не произошло – о дальнейших вариантах развития Ц-1 разбирался вместе с экспертами.

На базаре в Узбекистане; фото: Ц-1 (с)
На базаре в Узбекистане; фото: Ц-1 (с)

20 сентября исполняется ровно месяц, как банкам Узбекистана было предписано приступить к началу свободной реализации иностранной валюты.

Кроме того, месяц назад Центральный банк РУз принял решение прекратить устанавливать цены на продажу и покупку иностранной валюты, предполагая, что курс будет формироваться на рынке самостоятельно, исходя из спроса и предложения.

Уже тогда экономисты предположили, что подобные изменения в краткосрочной перспективе не скажутся заметно ни на экономике Узбекистана, ни на гражданах страны.

Так, например, известный экономист и директор Centre for Economic Development в Ташкенте Юлий Юсупов на своей странице в Фейсбуке писал, что «прогнозировать краткосрочные колебания обменных курсов невозможно в принципе. Но, видимо, искусственно сдерживаемый потенциал девальвации еще реализовался не полностью. Сум еще может упасть. Но не думаю, что очень сильно».

Это, в принципе, именно в краткосрочной перспективе и произошло.

Относительно резкое повышение курса доллара случилось через день после того, как о новой финансовой стратегии заявил председатель Центробанка РУз Мамаризо Нурмуратов, затем курс незначительно колебался, а потом очень плавно поднялся на новую, но отнюдь не безобразную высоту.

Эта динамика, по данным узбекского Центробанка, выглядела примерно так:

20 августа – 8882 сума за 1 доллар США
21 августа – 9384 сума за 1 доллар США
28 августа – 9373 сума за 1 доллар США
11 сентября – 9395 сумов за 1 доллар США
и с 18 сентября – 9411,3 сума за 1 доллар США.

Вместе с тем, по мнению экономиста Юлия Юсупова, правительство отпустило курс «в свободное плавание» с очень большим опозданием, это надо было сделать гораздо раньше, одновременно с либерализацией валютного рынка в сентябре 2017 года.

Что же касается дальнейших перспектив, то Юсупов полагает, что девальвация сума будет продолжаться, но его обрушения не случится.

По мнению эксперта, от подобной ситуации выиграют предприятия, которые экспортируют свою продукцию, а проиграют те, кто импортирует.

То же самое произойдет и с населением. Выиграют те семьи, которые получают валютную поддержку от трудовых мигрантов из-за рубежа. Но в то же время нельзя однозначно сказать, что проиграют граждане, получающие доходы в сумах.

Вернее, они, разумеется, проиграют, но только на первоначальном этапе. В дальнейшем же их экономическое положение должно улучшиться, считает Юсупов.

«Население получит небольшой прирост цен. Но в среднесрочном плане выиграет, так как производство и занятость возрастут», – утверждает Юсупов.

Но какая отрасль узбекской экономики может выиграть от экспорта?

Это, по мнению профессора экономики и консультанта по банковскому делу в Ташкенте Хаёт Хана Насреддинова, в первую очередь – сельское хозяйство.

И, несмотря на то что данный сектор, по официальным данным, обеспечивает занятостью 3,6 млн человек (27% занятых по экономике в целом), а его доля в ВВП страны составляет 32%, к нему все равно остаются определенные вопросы.

«В стране сложилась парадоксальная ситуация. Сельское хозяйство и плодоовощная промышленность готовы полностью обеспечить страну продуктами питания. И делает это, – рассказывает сайту Ц-1 профессор Насреддинов. – Но… есть государственная программа на экспортоориентированность. Она подразумевает экспорт излишков продукции после насыщения внутреннего рынка.

А вот местные руководители в погоне за выполнением плана и желанием выслужиться перед высоким начальством требуют наращивания экспорта.

Фермеры и средний бизнес, которые занимаются сельскохозяйственным производством, мало понимают экономические законы и тоже не прочь отправлять на экспорт 100% своей продукции.

В итоге на внутреннем рынке возникает дефицит. Чтобы его покрыть, вынужденно наращивается импорт этой же с/х продукции. Но на нее уже другие, более высокие цены».

А вот дальше, по словам Насреддинова, начинается все самое интересное.

Производственные отношения между фермерами и государством строятся на авансовой основе.

Весной и летом государство снабжает фермеров всем необходимым (семена, удобрения, вода и так далее), а осенью после сбора урожая получает от фермеров деньги. Заключаются новые договоры.

Но цена в момент оплаты может сильно отличаться от заранее оговоренной.

Это приводит к тому, утверждает эксперт, что фермер значительную часть своей выручки тратит на оплату авансовых государственных поставок и может остаться на прежнем уровне «финансового благополучия», то есть без всякой прибыли. Другими словами, повсеместный рост цен обычно съедает всю экспортную выручку.

«Мое личное мнение заключается в том, что Минфин и ЦБ, отпуская цены на все базовые товары и услуги, не предусмотрели все сценарии экономического развития. Нарушен масштаб цен между группами товаров средств потребления и средств производства.

Пока еще сильно государственное вмешательство в ВЭД частного бизнеса, продолжается параллельное хождение старых и новых нормативных документов, противоречащих друг другу», – говорит Насреддинов.

Все это, по мнению эксперта, делает весьма туманной перспективу достижения стабильности валютного курса и прозрачности распределения экспортной выручки.

И в таких условиях власть пойдет по проверенному пути: рост цен на государственные товары, услуги и тарифы; усиление роли государства в рыночных процессах; изменение законодательных актов не в пользу производителей.

Все это будет преподнесено как временное явление, но населению и малому бизнесу от этого легче не станет.

Возвращаясь же к сельскохозяйственному производству, необходимо добавить, что правительство прекрасно понимает его значимость для экономики страны. Об этом говорит хотя бы тот факт, что на днях был опубликован проект президентского Указа «Об утверждении Стратегии развития сельского хозяйства Республики Узбекистан на 2020–2030 годы».

Директор Centre for Economic Development Юлий Юсупов назвал этот документ «революционным как по форме, так и по содержанию».

«Так вот, перед нами не инвестиционная программа, а действительно стратегия реформ: описание того, что нужно изменить в системе государственного управления и в самой отрасли, чтобы создать условия для ее успешного развития», – отозвался о данном проекте эксперт в своей статье на сайте Центра экономического развития.

И еще один момент, на котором отдельно остановились оба экономиста, – это дальнейшая инфляция сума и денежная эмиссия. Что касается последней, то эксперты мало верят заявлениям ЦБ РУз, что он «не включает печатный станок».

Юсупов считает, что Центробанк, в обязанности которого входит контроль за денежной массой, не контролирует выдачу льготных кредитов, которые, по сути, и являются главными источниками денежной эмиссии.

Насреддинов же, со своей стороны, оперирует иными понятиями. По его мнению, даже простой обыватель видит, что в стране имеют хождение 50-тысячные и 100-тысячные купюры. Но для их нормального функционирования необходимы купюры более мелкого достоинства, хотя бы для элементарного размена крупных купюр. Это и есть рост денежной массы.

По поводу же предполагаемого уровня инфляции мнения специалистов несколько расходятся.

Юлий Юсупов:

В среднесрочной перспективе сум будет продолжать девальвироваться (если, конечно, ЦБ не решит опять наступить на старые грабли): инфляция в стране высокая, валюты наших ключевых торговых партнеров также обесцениваются. Главный фактор девальвации – инфляция. Пока ее не обуздаем до приемлемых значений (2–6% в год), девальвация неизбежна.

Хаёт Хан Насреддинов:

Если ЦБ страны реально отпустит национальную валюту в свободное плавание, то ее прогнозируемое обесценивание в 12% будет только началом отсчета. Нам объясняют политику формирования свободной цены на рынке и проецируют ее на курс валюты.

Но валюта – специфический товар, на который обменивается и покупается любой другой товар. И его резкие колебания приведут к таким же резким скачкам в цене других «материальных» товаров. Это бензин, лекарства, продукты питания. Это сотни других товарных названий. А готовы ли государственные институты управлять этими скачками и компенсировать возросшие расходы населения и производителей? Здесь добавлю, что производитель может сам покрыть свои возросшие убытки от изменения курса валют, просто подняв цену на свою продукцию.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Экономика

План по хлопку-2019 в Узбекистане: впервые ниже трех млн тонн

Власти независимого Узбекистана впервые установили план по сбору хлопка ниже трех млн тонн, а в Ташкенте звучат заявления о желании в будущем полностью избавить отрасль от госзаказа.

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан
Криминал

Примет ли генпрокурор Узбекистана обманутого индийского инвестора?

Мохамед Прем Назир 4 октября ожидает приема у генпрокурора РУз, первую попытку встретиться с ним сорвали сотрудники прокуратуры, по мнению инвестора, – в интересах обманувшего его партнера.

Узбекистан
Политика

Галима Бухарбаева / Ухаживания закончились, начались будни…

Красивые слова и обещания, а также ряд послаблений во внутренней и внешней политике позволили Шавкату Мирзиёеву упрочиться во власти в Узбекистане, теперь же в Ташкент возвращаются глухота и жесткость.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан