Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

В Андижане улицы – без названий, дома – без номеров

Благоустройство Андижана лишило городские здания номерных знаков, а улицы – табличек с названиями. Особенно сложно без ориентиров службам экстренной помощи и такси.

Андижан - город без табличек на улицах и номеров на домах; фото: УзА
Андижан — город без табличек на улицах и номеров на домах; фото: УзА

Если иногородний человек окажется в Андижане – центре Андижанской области Узбекистана, то ему будет сложно не потеряться.

Даже проехав по главной автостраде города – проспекту Амира Тимура, улицам Миллий тикланиш и Шарафа Рашидова, начиная от здания областного Управления Государственной инспекции безопасности дорожного движения (ГИБДД) и заканчивая областным Управлением внутренних дел (УВД), на всем протяжении пути он не увидит ни одного номера дома, ни одного названия улицы.

Правда, на перекрестке, разделяющем проспект Алишера Навои с улицей Миллий тикланиш, на торце здания областной экстренной медицинской помощи имеется едва заметная надпись «Миллий тикланиш». Но она изготовлена вручную, и потому ее трудно заметить.

Журналист Ц-1, находясь на этой же улице, обратился к сотрудникам ГИБДД, стоявшим на дежурстве возле здания УВД, с вопросом о том, какая эта улица или проспект?

Данная улица раньше носила имя Карла Маркса, сейчас эта улица Миллий тикланиш, однако работники правоохранительных органов при погонах, не задумываясь, на полном серьезе ответили, что – это проспект Бобура.

– Вы уверены в этом?

– Да, это точно проспект Бобура, – подтвердил каждый из милиционеров.

Вот это да! Можно себе представить, как они в экстремальных ситуациях будут выполнять оперативное задание по задержанию правонарушителя или захвату опасного преступника, не зная о том, где они сами находятся.

– По какому адресу расположена ваша гостиница? – вопрос задан администратору гостиницы «Богишамал».

– Миллий тикланиш, 38, – ответил он.

– А почему у вас нет и никогда не было указателя с названием улицы и номером дома?

– А зачем? Гостиницу «Богишамал» знают все.

– Даже приезжие люди, которые приехали в Андижан впервые?

– Эта работа входит в обязанности службы коммунального хозяйства. А в столице Ташкенте ее выполняют комитеты махаллинских сходов граждан и успешно с ней справляются, – уверенно заявил администратор.

Проехав по другим улицам и проспектам Андижана, мы убедились, что этой задачей в городе никакая служба не занимается. Причем она заброшена давно – с момента обретения страной независимости в 1991 году.

Судите сами. С тех пор, когда была реконструирована бывшая улица Ленина и переименована в Истиклол, прошло много лет.

К настоящему времени брусчатка, проложенная по центральной части этой улицы, нуждается в замене. То есть прошло достаточное количество времени, чтобы при желании можно было успеть прикрепить номер и название улицы к каждому дому.

С аналогичным вопросом о названии улицы журналист обратился к молодому человеку, стоявшему возле бывшего здания кинотеатра «Шарк». Парень выглядел почти ровесником независимости страны.

– Эта улица Ленинский, – последовал ответ.

– Серьезно? – переспросил журналист, но, убедившись, что он действительно не знает, решил спросить у других молодых прохожих, которые тоже были не старше 25 лет.

– Ленинский, – ответили парни.

– Вам не стыдно не знать названия одной из центральных улиц любимого города?

– Хорошее знание улиц не очень обязательно. Такси отвезет куда угодно, – пошутил один из них.

Кстати, служба такси «Андижан» в областном центре работает более двух лет. Она оказывает услуги населению 24 часа в сутки.

Ее руководитель Бутахан Рустамов рассказывает, что при поступлении заказов диспетчеры и водители такси ссылаются в основном на ориентиры.

Трудности возникают там, где переименованы названия улиц. Водителям такси особенно нелегко на территориях микрорайонов, в которых они в поисках домов теряют много времени.

Микрорайоны друг от друга не отделены табличками, которые можно было бы увидеть в любое время суток. Отсутствуют номера домов и подъездов. В каждом подъезде многоэтажного дома должна быть надпись с указанием имеющихся в нем квартир.

По словам первого заместителя хокима города Андижана Анвара Хашимова, обязанности по оформлению улиц с их названиями и номерами домов входят в полномочия службы жилищно-коммунального хозяйства.

Начальник Андижанского городского отдела жилищно-коммунального хозяйства Изатилло Ходжаев на наш вопрос по поводу оформления улиц с их названиями и номерами внятного ответа не дал.

«В апреле нынешнего года в нашей стране создано Министерство коммунального хозяйства, – сказал он. – Задача по оформлению улиц с номерами домов и названиями улиц перешла в управление по благоустройству».
Однако об этом не знает ни первый заместитель хокима города, ни начальник управления по благоустройству при Андижанском городском хокимияте Улугбек Каримов.

Можно представить, как нелегко службе скорой медицинской помощи и больным, к которым спешат врачи.

Как выходят из положения работники соответствующих служб при возникновении пожара или каких-нибудь экстремальных ситуаций?

С таким вопросом мы обратились к начальнику областного Управления по чрезвычайным ситуациям к полковнику Фуркату Абдикадырову.

«Номера домов и названия улиц стерлись в процессе ремонтных работ. Однако отсутствие номеров домов и названий улиц и проспектов в нашей повседневной службе не создает проблему», – заявил он.

Аналогичные слова сказали и ответственные работники скорой медицинской помощи и пожарной безопасности.

Правильно. Какой руководитель может сказать, что его служба хронически опаздывает на вызовы в результате поиска нужного адреса?

Но, по словам врача отделения скорой помощи Андижанского филиала Республиканского научного центра экстренной медицинской помощи Сажидахан Юлдашева, своевременному прибытию по указанному адресу препятствует отсутствие номеров домов и названий улиц.

«А если они есть, то установлены на невидных местах, – рассказывает он. – Кроме того, в Андижане немало улиц с одинаковыми названиями».

В Андижане за последние три-четыре года выполняются работы по реконструкции, перепланировке и расширению улиц, замене систем освещения и других инженерных коммуникаций.

Сносятся незаконные пристройки в микрорайонах, возводятся и сдаются в эксплуатацию новые жилые дома, объекты культурно-бытового назначения.

Например, до неузнаваемости обновились улицы Машраба, Фурката, Ломоносова, Лермонтова. Появились новые улицы и проспекты с новыми названиями – это улицы Ислама Каримова, Амира Умархана, Шарафа Рашидова, Мангулик.

Но ни одна из обновленных улиц, возведенных домов, ни старые улицы и здания не имеют ни номеров, ни названий.

При этом нельзя сказать, что в Андижане нет изготовителей табличек.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Признания Бобомурода Абдуллаева получены под пытками в СНБ Узбекистана

Адвокат ташкентского журналиста Бобомурода Абдуллаева, обвиняемого в заговоре с целью захвата власти, утверждает, что его подзащитный признался в предъявленном ему преступлении под пытками.

Узбекистан
Права человека

Как андижанский активист стал распространителем «религиозного экстремизма»

Запоздалая беременность, а затем рождение болезненного ребенка у родственницы подвигли активиста «Эзгулика» Мусаджона Бабаджанова поделиться записями сур из Корана: может, молитвы помогут...

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Признания Бобомурода Абдуллаева получены под пытками в СНБ Узбекистана

Адвокат ташкентского журналиста Бобомурода Абдуллаева, обвиняемого в заговоре с целью захвата власти, утверждает, что его подзащитный признался в предъявленном ему преступлении под пытками.

Узбекистан
Права человека

Как андижанский активист стал распространителем «религиозного экстремизма»

Запоздалая беременность, а затем рождение болезненного ребенка у родственницы подвигли активиста «Эзгулика» Мусаджона Бабаджанова поделиться записями сур из Корана: может, молитвы помогут...

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Из жизни

Как Узбекистан стал для евреев землей обетованной

В США закончились съемки документального фильма «Последнее лето детства». Работа над картиной продолжалась больше года, а материал для него житель Нью-Йорка Вячеслав Шатохин собирал всю жизнь.

Узбекистан