Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

В деле о госперевороте «Жатва» зазвучало имя Рустама Иноятова

Судебный процесс в Ташкенте против журналиста Бобомурода Абдуллаева и еще трех подсудимых, как и ожидалось, подобрался к главной мишени – экс-председателю СНБ Узбекистана Рустаму Иноятову.

Рустам Иноятов; фото: nuz.uz
Бывший глава СНБ Узбекистана Рустам Иноятов; фото: nuz.uz

В Ташкентском городском суде по уголовным делам накануне, 28 марта, прозвучало имя Рустама Иноятова – бывшего председателя Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана, ныне переименованной в Службу государственной безопасности (СГБ).

Главный обвиняемый по делу – журналист Бобомурод Абдуллаев, арестованный СНБ в Ташкенте в сентябре 2017 года по обвинению в «заговоре с целью захвата власти или свержения конституционного строя РУз», заявил, что дело о госперевороте «Жатва» было сфабриковано, а следствие координировал сам Иноятов.

Обвинение в адрес в прошлом всесильного главы СНБ, возглавлявшего ведомство с 1995 по февраль 2018 года, а ныне обладающего статусом госсоветника и члена Сената РУз, было ожидаемым.

Как и предполагал Ц-1, дело «Жатва», по которому помимо Абдуллаева проходят еще трое: блогер Хаётхон Насретдинов и предприниматели Равшан Салаев и Шавкат Оллоёров, в лучших традициях политических процессов времен СССР должно было подготовить почву, идейный фон для низложения главного противника – Иноятова.

Со скамьи подсудимых Ташгорсуда Иноятов был обвинен по меньшей мере в саботаже реформ и политики нового президента страны Шавката Мирзиёева, попытке его дискредитации, а также в выбивании показаний против двух других наиболее весомых руководителей страны – главы МВД Пулата Бабаджанова и в прошлом генпрокурора, а ныне – председателя СГБ Ихтиера Абдуллаева.

По показаниям Бобомурода Абдуллаева получается, что СНБ, руководимая Иноятовым, пыталась связать министра внутренних дел и генпрокурора с заграничной оппозицией, обвинив всех скопом в заговоре и попытке госпереворота.

Другой целью «Жатвы», по словам подсудимого журналиста, было недопущение возвращения в страну из эмиграции в Турции оппозиционера, лидера партии «Эрк» и Народного движения Узбекистана (НДУ) Мухаммада Салиха, а также проживающих за границей журналистов и активистов страны.

Бобомурод назвал в суде имя Галимы Бухарбаевой, главного редактора Ц-1, журналистов радио «Озодлик» Сироджиддина Толипова, Шухрата Бабаджанова и других активистов, а также криминального авторитета Гафура Рахимова, сообщив, что под пытками давал на них ложные показания. Он просил не воспринимать их за правду.

По словам Абдуллаева, эти показания СНБ планировала использовать в случае возвращения вышеназванных лиц на родину для их дискредитации перед президентом Мирзиёевым: мол, вы хотите их вернуть, а они участвуют в заговоре и планируют госпереворот.

Сергей Майоров, адвокат Абдуллаева, в интервью Ц-1 пояснил слова своего подзащитного, утвердив, что СНБ вела подковерную интригу против государственных чиновников страны.

«Смысл – создать условия для невозможности возвращения Салиха на родину. Это только одна из целей, цели были более далеко идущие, – говорит Майоров. – То есть сбор некоего компромата, чтобы тех чиновников, которые занимают высокие посты, при необходимости можно было одернуть и не дать им свободу».

«Естественно, им это не удалось», – уверенно резюмирует адвокат.

Что это значит?

Зная реалии Узбекистана, даже невзирая на смену власти, сложно представить, чтобы подсудимый мог сообщать о заговоре спецслужб против президента, обвинять в этом их бывшего главу, называть в качестве жертв главу МВД и ныне СГБ, не имея на то соответствующей санкции.

Другой вопрос: кто может воспринимать за чистую правду слова лишь одного Бобомурода, не подкрепленные никакими доказательствами, а также доводами других свидетелей, если на то нет соответствующей установки – верить.

Очевидно, есть и санкция, и установка.

Власть в стране хочет, чтобы сказанное в суде было предано максимальной огласке, организовав беспрецедентный по открытости политический процесс, даже озаботившись для максимального удобства наблюдателей его проведением на русском языке.

Вопрос лишь в том: разрабатывался ли изначально арест Бобомурода Абдуллаева и трех других подсудимых для дальнейшей атаки на Рустама Иноятова, или он стал очередным просчетом иноятовского ведомства, заслуживавшим привлечения к максимальной ответственности и без судебного спектакля?

И последний: когда мы увидим Рустама Иноятова в наручниках?

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Ихтиер Абдуллаев возглавлял СГБ Узбекистана ровно год

По официальной версии, Ихтиер Абдуллаев уволился с поста председателя Службы госбезопасности РУз по причине нездоровья, но его скорый уход еще более ослабил эту некогда властную структуру.

Узбекистан
Политика

Узбекистан вынес приговор группе бывших высокопоставленных сотрудников СНБ

Военная коллегия Верховного суда РУз приговорила к срокам от 6 до 16 лет бывших руководителей СНБ, среди них – экс-заместители председателя службы Шухрат Ташпулатов и Хает Шарифходжаев.

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан
Криминал

Примет ли генпрокурор Узбекистана обманутого индийского инвестора?

Мохамед Прем Назир 4 октября ожидает приема у генпрокурора РУз, первую попытку встретиться с ним сорвали сотрудники прокуратуры, по мнению инвестора, – в интересах обманувшего его партнера.

Узбекистан
Политика

Галима Бухарбаева / Ухаживания закончились, начались будни…

Красивые слова и обещания, а также ряд послаблений во внутренней и внешней политике позволили Шавкату Мирзиёеву упрочиться во власти в Узбекистане, теперь же в Ташкент возвращаются глухота и жесткость.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан