Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Сергей Дуванов / Кому служит правосудие Казахстана?

Что можно сказать о судебной системе страны, в которой суды всех инстанций, включая Верховный, отказываются видеть различие между требованием отставки Правительства РК на пикете, и самой процедурой отставки?

Представляете, оказывается, для казахстанских судов нет разницы между словами на транспаранте о требовании отставки правительства и инициированием процедуры отставки, расписанной в Конституционном законе «О Правительстве Республики Казахстан».

Для них это одно и то же: не ошибка и не некомпетентность, это похоже на сговор.

Они так поступают целенаправленно, чтобы узаконить правомерность запрета проведения пикета. Мол, не предусмотрено действующим законодательством РК для граждан участие в процедуре отставки правительства, а потому и никаких пикетов по такой тематике не может быть.

Но где здесь логика? Процедура отставки правительства, предусмотренная законом, – это одно, а право граждан требовать отставки правительства – совершенно другое. Это то же самое, что «в огороде бузина, а в Киеве дядька»…

Пытаться совместить столь принципиально разные вещи – значит, расписаться в своем полном юридическом и политическом невежестве.

Если кто-то еще не понял, то в нарушение Конституции РК суды встали на путь ограничения права граждан на политическую деятельность и на участие в управлении страной. А заодно и на право свободного высказывания и критики власти.

По умолчанию со стороны властей идет откровенное наступление на гражданские и политические свободы казахстанцев. И все молчат. Никому нет до этого дела.

Вначале все смирились с тем, что Казахстану не нужны оппозиция и независимые СМИ. Потом согласились с негласным запретом на митинги и демонстрации, а также с тем, что нельзя создать политическую партию без разрешения власти. Затем молча приняли к сведению, что можно угодить за решетку за посты и комменты в социальных сетях. Но ведь и на этом не остановились.

Уже просто так с синими шарами на улицу не выйти: можно и срок получить. А еще можно сесть в тюрьму за… получение прибыли.

Теперь с легкой руки казахстанских судей, оказывается, и требовать отставки правительства у нас не предусмотрено законодательством. Но если нет права предъявлять претензии к власти, то о какой политической деятельности может идти речь, – тема закрыта.

А ведь всё это: запрет оппозиции, митингов, независимых СМИ, синих шариков, «завышенной прибыли», требований отставки правительства – грубейшие нарушения конституционных норм и действующих законов. И это исходит от государства в лице чиновников, призванных охранять законность.

Откуда берется двойной стандарт, при котором людям во власти позволительно нарушать закон, а их политические оппоненты и просто несогласные с такими стандартами преследуются «жрецами правосудия», даже если остаются в рамках закона.

Почему государство в лице этих чиновников в данном случае нарушает законы страны? В чем проблема? В плохих людях, заполонивших государственную систему, или в политической системе, порождающей этих плохих людей?

По прошествии более чем двадцати пяти лет независимости страны сложно определить, что здесь было первичным. Скорее всего, это взаимообусловленный процесс, в котором формировалось утилитарное отношение к закону, когда всё приспосабливалось к подавлению инакомыслия и оппозиционности.

Для этого требовались особые люди, лишенные угрызений совести и привычных нравственных принципов. Соответственно, в правоохранительных органах и системе правосудия шла мощная сепарация: отсеивались не желающие нарушать закон во имя политической целесообразности и делали карьеру самые беспринципные и быстро схватывающие новый политический тренд.

В результате сложилась нынешняя система государственного преследования политических оппонентов и тех, кто просто неудобен режиму. Этакая «охота на ведьм», начинающаяся с процедуры выявления их поиска, придумывания им обвинений и их осуждения.

Прокурора взяла на себя функции инициатора расправ над диссидентами и политическими оппонентами режима. Следователи превратились в профессиональных фальсификаторов, выбивающих из оппонентов признательные показания или придумывающих им преступления, которых они не совершали.

Суды поднаторели в легитимации этих притянутых за уши и полученных под давлением обвинений. А КНБ здесь выступает в качестве куратора и координатора общих действий. То есть указанные госструктуры работают командой.

Это одно из ноу-хау казахстанского авторитаризма. Борьба с инакомыслием и оппонентами режима на «законных основаниях». И здесь две основные «фишки».

Первая: людей, оппонирующих властям, судят, как привило, по обвинениям, не имеющим отношения к политике. Поэтому у следователей достаточно сложная работа: «нарыть» на человека компромат или придумать то, чего нет. В результате «шьют дело», что называется, белыми нитками. Характерный пример – осуждение Владимира Козлова и Искандера Еримбетова.

Вторая: чтобы организовать уголовное преследование политических оппонентов, принимается соответствующее решение суда, объявляющее те или иные действия уголовно наказуемыми.

В этом случае силовики получают полный карт-бланш для репрессий всех, кто попадает в поле их подозрений. Как это делается со сторонниками «Демократического выбора Казахстана» Мухтара Аблязова.

А теперь зададимся вопросом: много ли доверия у людей может вызывать такое правосудие? Ну и, как следствие, как это проецируется на отношении казахстанцев к той власти, которую обслуживают указанные выше суды?

Тот, кто думает, что данные вопросы не стоят на повестке дня, глубоко заблуждается. Они уже давно риторические и все чаще звучат в практической жизни. Но отвечать на них все равно скоро придется.

Сергей Дуванов – публицист и колумнист Ц-1 в Алматы

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Сергей Дуванов / Откуда в Казахстане берутся недовольные?

Житель Алматинской области Олжас Турысбеков стал инвалидом после пыток в департаменте полиции, куда попал по подозрению в краже скота, а его попытка добиться компенсации от государства уперлась в стену.

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Работа над ошибками казахстанской оппозиции

Я уже более двадцати лет оппонирую режиму Нурсултана Назарбаева. Поэтому мне небезразлично, что в этом плане делают другие. Оценивая, прихожу к мнению, что оппозиция допускает серьезные стратегические и тактические ошибки.

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Права человека в РК – на алтарь… ради сотрудничества

В последнее время заметил, что американцы и европейцы, представляющие официальные структуры, упорно пытаются показать динамику с правами и свободами в Казахстане в позитивном свете.

Казахстан

Выбор редактора

Новости из Казахстанa

Права человека

Сергей Дуванов / Откуда в Казахстане берутся недовольные?

Житель Алматинской области Олжас Турысбеков стал инвалидом после пыток в департаменте полиции, куда попал по подозрению в краже скота, а его попытка добиться компенсации от государства уперлась в стену.

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Работа над ошибками казахстанской оппозиции

Я уже более двадцати лет оппонирую режиму Нурсултана Назарбаева. Поэтому мне небезразлично, что в этом плане делают другие. Оценивая, прихожу к мнению, что оппозиция допускает серьезные стратегические и тактические ошибки.

Казахстан
Политика

Сергей Дуванов / Права человека в РК – на алтарь… ради сотрудничества

В последнее время заметил, что американцы и европейцы, представляющие официальные структуры, упорно пытаются показать динамику с правами и свободами в Казахстане в позитивном свете.

Казахстан