Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Агзам Тургунов: «Получу паспорт и займусь правозащитой»

Правозащитник Агзам Тургунов после девяти лет тюрьмы планирует опять защищать людей и предлагает реформировать тюрьмы Узбекистана.

Агзам Тургунов после выхода из колонии 7 октября; фото: Общество "Эзгулик"
Агзам Тургунов после выхода из колонии 7 октября; фото: Общество «Эзгулик»

65-летний руководитель правозащитной организации «Мазлум» («Угнетенный») и активист оппозиционной партии «Эрк» Агзам Тургунов лишь 7 октября вышел на свободу после девяти лет заключения. Но уже в ближайшее время он собирается вернуться к правозащите.

«Я сейчас на реабилитации – отвыкаю от тюрьмы (колония УЯ 64/49 в городе Карши. – Ред.). Десять дней на воле я восстанавливаю документы и прохожу медосмотр. Как только получу паспорт – хочу вернуться к правозащитной работе», – рассказывает он Ц-1.

И добавляет, что первым делом он подаст заявление в Верховный суд Узбекистана о пересмотре его приговора.

В 2008 году ташкентского активиста по сфабрикованному делу приговорили к десяти годам тюрьмы за «вымогательство в особо крупном размере».

Долгие годы в неволе убедили Тургунова: узбекские тюрьмы требуют немедленного реформирования. Первым шагом должна стать передача органов исполнения наказания от Министерства внутренних дел к Министерству юстиции.

Защищал жертв произвола

Мужественный человек не скрывает: пытки и тюрьма не сломали его, а усилили желание бороться за справедливость.

«В тюрьме прошел хорошую правозащитную школу. Для меня было большим откровением, что не я один не виноват – в местах лишения воли свободы сидят тысячи жертв произвола. Я много лет помогал им писать апелляции. Жалко, что на выходе из тюрьмы у меня отобрали сумку с заявлениями и прошениями», – сожалеет активист.

Тургунов категоричен: из двух тысяч людей, которые отбывают срок в Каршинской колонии, около двухсот не совершали преступлений.

«Я писал заявление о пересмотре дела парню из Намангана. Его обвиняли по 97-й статье Уголовного кодекса РУз – «Умышленное убийство», в итоге переквалифицировали на100-ю – «Умышленное причинение смерти при превышении пределов самообороны», – гордится Тургунов.

Агзам Тургунов дома после девяти лет в неволе; фото: Ц-1
Агзам Тургунов дома после девяти лет в неволе; фото: семейных архив Тургунова

Большинство невинных людей осуждены по религиозным статьям, причем они сидят дольше убийц и насильников, рассказывает он далее.

«К религиозным узникам не применяются гуманитарные акты и амнистии, им только добавляют срок за мнимое нарушение режима. Некоторым по четыре раза добавляли», – говорит Агзам-ака, добавляя, что в этом году такая практика закончилась.

Тургунова поразила история кандидата исторических наук Джавлона Ахмедова, осужденного за религиозный экстремизм. Он провел в тюрьме почти 19 лет и был освобожден в 2016 году, сохранив ясный ум.

В тюрьме правозащитник отбывал срок с еще одним известным политзаключенным – журналистом из Самаркандск
ой области Дилмуродом Сайидом, находящимся в неволе с 2009 года.

Защитник фермеров и последовательный критик принудительного труда на хлопковых полях, Сайид был также осужден по фальшивым обвинениям во взяточничестве и вымогательстве.

«Я надеюсь, что Дилмурода выпустят в ближайшее время. У него даже появился оптимизм по этому поводу. Когда я впервые увидел его в 2015 году, он был очень подавлен и болен туберкулезом в запущенной форме. Сейчас он чувствует себя лучше и нашел отдушину в написании стихов», – говорит активист.

Подставили на алиментах

Агзам Тургунов до ареста активно занимался правозащитной деятельностью, выступал общественным защитником в судебных делах, связанных с нарушением прав и свобод.

Его арест был подстроен: в июле 2008 года он приехал в Мангит (Каракалпакстан) для участия в суде, где слушалось дело об уплате алиментов. Участвовать в процессе его попросила жительница Нукуса Муборак Салаева.

В итоге Салаева якобы договорилась с мужем о мирном исходе дела. Но в момент передачи денег Тургунов был задержан и обвинен в получении крупной взятки.

В Нукусском изоляторе временного содержания правозащитника обливали кипятком, требуя признаться в преступлении, которого он не совершал.

«Меня несколько дней избивали и издевались трое лохмачей. Я еле выжил», – вспоминает он.

С начала октября из тюрем Узбекистана были освобождены правозащитник Азам Фармонов, а также журналист Салиджон Абдурахманов.

Ранее на свободу вышли такие политзаключенные страны, как Мухаммад Бекжанов, Мурод Джураев, Эркин Мусаев, Самандор Куканов и Бобомурод Раззаков.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Узбекистанa