Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Агзам Тургунов: «Получу паспорт и займусь правозащитой»

Правозащитник Агзам Тургунов после девяти лет тюрьмы планирует опять защищать людей и предлагает реформировать тюрьмы Узбекистана.

Агзам Тургунов после выхода из колонии 7 октября; фото: Общество "Эзгулик"
Агзам Тургунов после выхода из колонии 7 октября; фото: Общество «Эзгулик»

65-летний руководитель правозащитной организации «Мазлум» («Угнетенный») и активист оппозиционной партии «Эрк» Агзам Тургунов лишь 7 октября вышел на свободу после девяти лет заключения. Но уже в ближайшее время он собирается вернуться к правозащите.

«Я сейчас на реабилитации – отвыкаю от тюрьмы (колония УЯ 64/49 в городе Карши. – Ред.). Десять дней на воле я восстанавливаю документы и прохожу медосмотр. Как только получу паспорт – хочу вернуться к правозащитной работе», – рассказывает он Ц-1.

И добавляет, что первым делом он подаст заявление в Верховный суд Узбекистана о пересмотре его приговора.

В 2008 году ташкентского активиста по сфабрикованному делу приговорили к десяти годам тюрьмы за «вымогательство в особо крупном размере».

Долгие годы в неволе убедили Тургунова: узбекские тюрьмы требуют немедленного реформирования. Первым шагом должна стать передача органов исполнения наказания от Министерства внутренних дел к Министерству юстиции.

Защищал жертв произвола

Мужественный человек не скрывает: пытки и тюрьма не сломали его, а усилили желание бороться за справедливость.

«В тюрьме прошел хорошую правозащитную школу. Для меня было большим откровением, что не я один не виноват – в местах лишения воли свободы сидят тысячи жертв произвола. Я много лет помогал им писать апелляции. Жалко, что на выходе из тюрьмы у меня отобрали сумку с заявлениями и прошениями», – сожалеет активист.

Тургунов категоричен: из двух тысяч людей, которые отбывают срок в Каршинской колонии, около двухсот не совершали преступлений.

«Я писал заявление о пересмотре дела парню из Намангана. Его обвиняли по 97-й статье Уголовного кодекса РУз – «Умышленное убийство», в итоге переквалифицировали на100-ю – «Умышленное причинение смерти при превышении пределов самообороны», – гордится Тургунов.

Агзам Тургунов дома после девяти лет в неволе; фото: Ц-1
Агзам Тургунов дома после девяти лет в неволе; фото: семейных архив Тургунова

Большинство невинных людей осуждены по религиозным статьям, причем они сидят дольше убийц и насильников, рассказывает он далее.

«К религиозным узникам не применяются гуманитарные акты и амнистии, им только добавляют срок за мнимое нарушение режима. Некоторым по четыре раза добавляли», – говорит Агзам-ака, добавляя, что в этом году такая практика закончилась.

Тургунова поразила история кандидата исторических наук Джавлона Ахмедова, осужденного за религиозный экстремизм. Он провел в тюрьме почти 19 лет и был освобожден в 2016 году, сохранив ясный ум.

В тюрьме правозащитник отбывал срок с еще одним известным политзаключенным – журналистом из Самаркандск
ой области Дилмуродом Сайидом, находящимся в неволе с 2009 года.

Защитник фермеров и последовательный критик принудительного труда на хлопковых полях, Сайид был также осужден по фальшивым обвинениям во взяточничестве и вымогательстве.

«Я надеюсь, что Дилмурода выпустят в ближайшее время. У него даже появился оптимизм по этому поводу. Когда я впервые увидел его в 2015 году, он был очень подавлен и болен туберкулезом в запущенной форме. Сейчас он чувствует себя лучше и нашел отдушину в написании стихов», – говорит активист.

Подставили на алиментах

Агзам Тургунов до ареста активно занимался правозащитной деятельностью, выступал общественным защитником в судебных делах, связанных с нарушением прав и свобод.

Его арест был подстроен: в июле 2008 года он приехал в Мангит (Каракалпакстан) для участия в суде, где слушалось дело об уплате алиментов. Участвовать в процессе его попросила жительница Нукуса Муборак Салаева.

В итоге Салаева якобы договорилась с мужем о мирном исходе дела. Но в момент передачи денег Тургунов был задержан и обвинен в получении крупной взятки.

В Нукусском изоляторе временного содержания правозащитника обливали кипятком, требуя признаться в преступлении, которого он не совершал.

«Меня несколько дней избивали и издевались трое лохмачей. Я еле выжил», – вспоминает он.

С начала октября из тюрем Узбекистана были освобождены правозащитник Азам Фармонов, а также журналист Салиджон Абдурахманов.

Ранее на свободу вышли такие политзаключенные страны, как Мухаммад Бекжанов, Мурод Джураев, Эркин Мусаев, Самандор Куканов и Бобомурод Раззаков.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Права человека

Партия «Бирдамлик» просит объяснений от президента Казахстана

Баходыр Хан Туркестон, лидер новой узбекистанской партии «Бирдамлик», попросил президента Нурсултана Назарбаева объяснить причину срыва съезда его организации в РК и депортации соратников.

Казахстан

Новости из Узбекистанa