Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Галима Бухарбаева / Никто не свалился с Луны

Я считаю, что никому, включая Саиду Мирзиёеву, не надо делать вид, что мы не знаем, отчего в Узбекистане нет свободных СМИ, а госорганы не умеют общаться с прессой: притворство не поможет, а мы не вчера родились и не упали с Луны.

На этой неделе в Ташкенте разумные мысли о свободе слова и доступе к информации высказывала заместитель директора Агентства информации и массовых коммуникаций при Администрации президента Саида Мирзиёева.

Молодая чиновница, также являющаяся дочерью президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, справедливо заметила, что работа местной прессы не удовлетворяет спрос граждан на информацию. В итоге люди обращаются за новостями к зарубежным источникам, более того, ищут там помощи в решении своих проблем, возможность быть услышанными властями в Узбекистане.

Подытожила свое выступление Мирзиёева практически предостережением в адрес чиновников страны – руководителей министерств и ведомств, а также хокимиятов: если они хотят продолжать работать, то должны наладить связь с общественностью.

Рвение Саиды Мирзиёевой, понимание необходимости общения государственных структур с прессой, а через СМИ – с обществом, как и признание того, что в противном случае информационный вакуум будет заполняться другими, – похвальны.

Но что отсутствовало в речи чиновницы – это причинно-следственная связь, объясняющая, почему в Узбекистане получилось то, что получилось. Без этого анализа, который, в свою очередь, требует серьезных признаний, все высказывания Мирзиёевой грозят остаться пустыми словами.

Я считаю, что начать следует с честного публичного разговора.

Надо признать, все годы независимости Узбекистана с 1991 года власть во главе с первым президентом Исламом Каримовым проводила политику подавления свободы слова и инакомыслия. Людей за это в буквальном смысле убивали, пытали, сажали в тюрьмы.

В последние годы правления Ислама Каримова, несмотря на всю его старческую дряхлость, только он оставался единственным публичным политиком РУз. Выдвижение на первый план любого министра или иного чиновника могло быть рассмотрено Каримовым как притязание на власть.

Президентские амбиции, а вовсе не коррупция или образ жизни стали сначала причиной опалы Гульнары Каримовой, бывшей «первой дочки» и «принцессы» страны, а затем ее домашнего ареста и тюремного заключения.

Можно вспомнить статьи в прессе, что граждане Узбекистана даже не знали в лицо своего премьер-министра, коим был Шавкат Мирзиёев. Если журналистам и приходилось писать о премьере, то каждый раз они использовали одну и ту же пару фотографий, сохранившихся в архиве Интернета. Мирзиёев не показывался на публике, а тем более не смел открыть рта. Такова была реальность.

В прошлом году в одной из поездок по региону ныне президент Мирзиёев сделал важное признание: он, косвенно упоминая о событиях в Андижане 13 мая 2005 года, сказал, что ему приходилось о многом молчать, в противном случае он не сидел бы в данной аудитории, где сейчас ведет откровенный разговор…

Считаю, что изменить положение в стране можно лишь через такие честные и искренние признания.

Надо сказать, в том числе и дочери президента Саиде, что мы понимаем, почему министры и хокимы не общаются с прессой –потому что это было запрещено под угрозой как минимум лишения должности.

Пресс-службы не работают, так как в этом и состояла их задача – не распространять информацию, а заниматься лишь ее сбором для внутреннего пользования.

А пресса тоже разучилась работать независимо и свободно. Не надо думать, что в Узбекистане мгновенно появятся асы пера, первоклассные репортеры и расследователи; нет, такие журналисты, как Кристиан Аманпур (CNN) не формируются вмиг, по приказу – это первоклассная школа, многолетний опыт, за которыми стоят целая культура и идеология страны, а также личный дар и талант.

Говорят, что «рыба гниет с головы». Может, ее оздоровление тоже начинается с головы?

Президент Шавкат Мирзиёев сам должен начать встречаться с прессой, сделав это своей еженедельной обязанностью, причем доступ на такие мероприятия должны получить все СМИ. До сих пор Мирзиёев избегал общения с журналистами и отчетности перед обществом.

Можно представить, что сначала это будут скучнейшие мероприятия, так как оставшиеся в Узбекистане журналисты могут задавать только подхалимские вопросы. Но придется потерпеть. Может, в следующий раз спросят что-то умное или злободневное.

Кроме того, министры и хокимы также должны начать еженедельное общение с прессой. Эти пресс-конференции, на которых присутствуют, к примеру, термезский хоким и сурхандарьинские журналисты, сложно представить без слез, но начинать надо…

Справедливости ради хочется напомнить, что первые годы президентства и до 2003 года Ислам Каримов проводил регулярные пресс-конференции, где ему можно было задать острый вопрос. И это совсем не означало, что тебя не пустят на следующее мероприятие с участием президента.

Регулярно встречались с журналистами глава МИД РУз Абдулазиз Камилов и министр финансов Рустам Азимов. Другие руководители госструктур и крупные чиновники приходили в Национальный пресс-центр в Ташкенте, где часто завязывались откровенные и острые дискуссии.

Узбекистан Шавката Мирзиёева сегодня не достиг даже этого уровня открытости и подотчетности власти обществу.

А что касается общих призывов, что Узбекистану нужны «зубастые журналисты» и их критика, а власть должна служить народу, так об этом Ислам Каримов говорил постоянно – прочтите любое из его посланий в День работников печати, радио и телевидения.

Только каждый чиновник в стране понимал, что президент говорит одно, а подразумевает прямо противоположное.

Чтобы у людей в Узбекистане не складывалось такое же впечатление, Саида Мирзиёева и другие чиновники должны начать говорить предельно ясно.

Что означает признание того, что было раньше, понимание причин сложившейся ситуации и предложение конкретных действий и шагов для выхода из этого положения.

Да, Узбекистан только начинает учиться говорить. Мы же не дети и не с Луны свалились – мы всё понимаем.

Галима Бухарбаева – главный редактор Ц-1

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Онлайн-издания в РУз будут отвечать за комментарии читателей

Пресс-секретарь президента РУз Комил Алламжонов, обидевшийся на комментарии к материалу Радио «Озодлик», пригрозил СМИ ответственностью за ненадлежащие статьи и комментарии читателей.

Узбекистан
Политика

Сколько военных журналистов нужно Узбекистану?

В сентябре в Университете журналистики и массовых коммуникаций РУз открывается факультет военной журналистики, готовый выпускать по 20 специалистов в год. «Зачем?» – задаются вопросом собеседники Ц-1.

Узбекистан

Выбор редактора

Общество

Платный прием детей в школы Ташкента – это конец!..

Сегодняшний мир – мир богатых и бедных, но если расслоение начинается с приема в школу, то это конец – так реагируют родители на попытку властей заработать на льготном приеме в первый класс в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Онлайн-издания в РУз будут отвечать за комментарии читателей

Пресс-секретарь президента РУз Комил Алламжонов, обидевшийся на комментарии к материалу Радио «Озодлик», пригрозил СМИ ответственностью за ненадлежащие статьи и комментарии читателей.

Узбекистан
Политика

Хотел ли Алмабзек Атамбаев крови?

Экс-президенту Кыргызстана грозит пожизненное лишение свободы: помимо коррупции он был обвинен в убийстве, захвате заложников, организации массовых беспорядков и применении насилия в отношении представителей власти.

Кыргызстан

Новости из Узбекистанa

Общество

Платный прием детей в школы Ташкента – это конец!..

Сегодняшний мир – мир богатых и бедных, но если расслоение начинается с приема в школу, то это конец – так реагируют родители на попытку властей заработать на льготном приеме в первый класс в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Онлайн-издания в РУз будут отвечать за комментарии читателей

Пресс-секретарь президента РУз Комил Алламжонов, обидевшийся на комментарии к материалу Радио «Озодлик», пригрозил СМИ ответственностью за ненадлежащие статьи и комментарии читателей.

Узбекистан