Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Исповедь ташкентской матери: «Мой сын, возможно, жив…»

Родственников 52 узбекистанцев, сгоревших в автобусе в Казахстане на пути в Россию, продолжают преследовать вопросы – состоявшийся в РК суд ответов не дал.

muhiddinzhon-sprava-na-fone-zlopoluchnogo-avtobusa-foto-iz-semejnogo-arhiva
Мухиддинжон Умарджонов (слева) с товарищем у злополучного автобуса в Шымкенте; фото: семейный архив

Жительница Ташкента Санобар Умарджонова – мать 23-летнего Мухиддинжона Умарджонова, одного из 52-х узбекистанцев, сгоревших в автобусе в Актюбинской области Казахстана 18 января этого года.

Женщина рассказывает Ц-1, что участвовала на процессе в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Актюбинской области, который 8 ноября завершился вынесением обвинительного приговора ответственным в случившейся трагедии.

Водители автобуса – Нуржан Кыргызбаев, Максат Пернебеков и Барат Танатов – были осуждены на пять лет тюремного заключения с лишением права управлять транспортными средствами на семь лет.

Учредителя компании «Азия транзит сервис» Нурлыбека Тилепбаева и механика предприятия Бахадура Пердебаева суд приговорил к трем с половиной годам лишения свободы в колонии-поселении каждого.

Собственник автобуса – гражданин Казахстана Ордухан Мехтиев – объявлен в международный розыск.

«Нас не слышат…»

Санобар Умарджанова, выражая свое несогласие с решением суда и качеством проведенного расследования, при этом говорит, что не намерена подавать на апелляцию.

«Нас не слышат в казахстанском суде. Мы только теряем здоровье, задавая бесконечные вопросы. Боюсь, что после рассмотрения апелляции осужденным даже уменьшат срок», – аргументирует Санобар.

Она рассказывает, что водители и механики не выражали раскаяния и ужаса, что причастны к гибели 52 человек, да и на лицах следователей не было видно угрызения совести от плохо выполненной работы. При этом все подсудимые противоречили себе и другим – словом, цельной картины случившегося собрать не удалось.

Возможно, собрание родителей и родственников погибших узбекистанцев все же решит подать общую апелляцию. В ближайшее время они собираются встретиться в Намангане или Ташкенте, а если не получится – обсудят план действий в телефонном режиме.

От властей Узбекистана родственники жертв трагедии помощи не ждут: все потерпевшие ездили на суд за собственные деньги, а их интересы представлял бесплатный адвокат.

Отпустила заработать на квартиру…

Санобар не может себе простить, что отпустила Мухиддинжона, ее старшего сына, на заработки в Россию.

Он работал поваром в Ташкенте и не мечтал о карьере трудового мигранта. Это был вынужденный шаг: мама и младший брат могли в любой момент оказаться на улице.

muhddinzhon-rabotal-povarom-i-prinimal-uchastie-v-prigotovlenii-rekordnogo-plova-foto-iz-semejnogo-arhiva
Мухиддижон поехал в Россию, чтобы помочь семье; фото: семейный архив

Семь лет назад семья Умарджоновых поменяла квартиру: они переехали с девятого на четвертый этаж. В итоге собственное жилье было продано, а за новую квартиру они не успели заплатить, так как глава семейства растратил деньги.

«Я узнала о том, что живу не в своей квартире, только в прошлом году – знакомые предупредили: или покупай жилье, или мы выставим на продажу», – вспоминает женщина.

Расстроенный сын решил выехать в Россию и поговорить с проживающим там отцом, у которого давно там завелась другая семья, а также попытаться что-то заработать.

Сегодня Санобар, получив удар судьбы, должна не только переживать потерю, но и искать пути выживания для себя и младшего сына.

Три дня ждал автобуса

Мухиддинжон не мог себе позволить купить билет на самолет и поехал привычным для узбекских мигрантов путем – автобусом из казахстанского Шымкента, что находится на границе с Узбекистаном.

Молодой человек три дня ждал транспорт в Шымкенте, а когда посредницы все же нашли автобус, то даже сфотографировался на его фоне.

Санобар говорит, что сложности начались еще на этапе посадки: почему-то в этом автобусе собрали одну молодежь. И когда одно из мест занял человек постарше, его пересадили в «Газель».

Большинство пассажиров были выходцами из Наманганской области. Организатором поездки были бригадиры Архор Исаков и Ахрор Мирзахмедов. Они в итоге и спаслись.

«Может, они в рабстве?..»

Мама Мухиддинжона и многие родители участников роковой поездки надеются, что их сыновья живы. Надежду подпитывают многочисленные противоречия в деле.

«Как он мог остаться в живых, если у вас на руках есть экспертиза ДНК?» – задают вопрос Санобар.

«А как можно за два дня провести 52 экспертизы ДНК и всем раздать свидетельства? – отвечает вопросом на вопрос Умарджанова.

– Нам сказали, что парни сгорели за семь минут. Я долго изучала в Интернете фото на эту тему. Наши дети выглядели, как будто три часа были в огне, а не семь минут».

Вопросы, вопросы…

Умарджонова обращает внимание на еще одну нестыковку: водители говорят, что кто-то бегал по салону и кричал во время пожара.

А экспертиза утверждает, что все отравились угарным газом еще до того, как автобус сгорел.

«Мой сын – обладатель черного пояса по таэквондо. Он мог рукой выбить стекло и выпрыгнуть. Но почему-то этого не произошло», – горюет женщина.

Много вопросов у нее вызывает и причина пожара – вспыхнувшая горелка. По данным следствия, таким нехитрым способом водители пытались обогреть салон автобуса, остановившегося на трассе из-за технической неисправности.

Водители утверждают, что узбекские бригадиры подрались и задели ногой горелку. Сами же бригадиры отрицают драку и говорят, что просто ругались, не вставая со своих мест.

Показательно, что выжившие организаторы поездки, будучи ключевыми свидетелями, так и не выступили в суде – их показания просто зачитали.

«В итоге горелку нашли в семи метрах от автобуса. Как же так получилось?» – удивляется женщина.

Работающий телефон погибшего

Главным доказательством того, что ребята живы и находятся где-то в казахстанских степях, родители считают работающий телефон с симкой российской кампании Yota, который принадлежал другому пассажиру – Ахмаджону Мурафжонову.

По идее, симка должна была сгореть вместе с телефоном. Но родители парня после трагедии несколько раз набирали номер и слышали, как мужчина кричал: «Кто из вас Ахмаджон?»

Потом по телефону отвечала женщина. Она бросала трубку, только услышав вопрос.

Наконец, симка досталась некоему азербайджанцу. Тот повторял, что ничего не знает о предыдущем владельце номера, который ее купил у представителя мобильного оператора. Осенью номер уже был отключен.

Во время суда судья пообещал проверить таинственный номер, но в итоге вопрос, почему работает симка сгоревшего телефона, так и не выяснили. Не подали и запрос в российскую сотовую компанию. Возможно, эксперты сказали бы, что если счет не пополняется какое-то время, то номер опять поступает в продажу.

«От нас отмахнулись и сказали написать заявление в казахстанскую полицию, но мы не стали этого делать», – говорит Санобар.

Корреспондент Ц-1 также позвонил по указанному номеру, но голос в трубке сказал, что абонент вне зоны доступа…

В конце разговора Умарджонова попросила обратиться к читателям: если кто-то располагает информацией, которая поможет пролить свет на обстоятельства трагедии, пусть свяжется с ней, другими родственниками погибших или с редакцией Ц-1.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Общество

Родные жертв сгоревшего в Казахстане автобуса требуют компенсации

Родственники трудовых мигрантов из Узбекистана, сгоревших в автобусе в январе 2018 года на севере Казахстана, 10 сентября на заседании суда по этому делу потребовали компенсации за моральный вред, сообщает centralasian.org.

Казахстан

Выбор редактора

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан
Криминал

Примет ли генпрокурор Узбекистана обманутого индийского инвестора?

Мохамед Прем Назир 4 октября ожидает приема у генпрокурора РУз, первую попытку встретиться с ним сорвали сотрудники прокуратуры, по мнению инвестора, – в интересах обманувшего его партнера.

Узбекистан
Политика

Галима Бухарбаева / Ухаживания закончились, начались будни…

Красивые слова и обещания, а также ряд послаблений во внутренней и внешней политике позволили Шавкату Мирзиёеву упрочиться во власти в Узбекистане, теперь же в Ташкент возвращаются глухота и жесткость.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Права человека

Новое дело против журналиста Салиджона Абдурахманова

Прокуратура Каракалпакстана начала следствие против Салиджона Абдурахманова о вымогательстве 50 тысяч сумов – почти сразу после огласки его безуспешной попытки реабилитации в Верховном суде РУз.

Узбекистан