Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Саиджахон Зайнабитдинов – об Андижане сегодня и тогда, в 2005-м

Правозащитник из Андижана, в 2005 году сравнивший события в его городе со взятием Бастилии, делится с Ц-1 мыслями о произошедшем и о положении дел спустя 13 лет.

Правозащитник Саиджахон Зайнабитдинов после бойни в Андижане; фото: мировой архив Андижана
Правозащитник Саиджахон Зайнабитдинов после бойни в Андижане; фото: мировой архив Андижана

Саиджахон Зайнабитдинов, руководитель правозащитной организации «Апелляция» в Андижане, один из свидетелей Андижанской бойни, считает сегодня, что те события можно было предотвратить.

Он был одним из защитников двадцати трех андижанских предпринимателей, чей арест летом 2004 года, а затем суд по обвинению в религиозном экстремизме, начавшийся в феврале 2005-го, заложили основы для взрыва народного гнева.

До кровавых событий Зайнабитдинов заявлял, что никакого экстремизма в действиях предпринимателей не было, как и в учении их лидера – Акрома Юлдашева, находившегося в местах лишения свободы с 1999 года.

Саиджахон-ака говорил, что андижанских бизнесменов с их учением, условно названным «Акромия», можно сравнить с протестантами, поставившими в основу богослужения труд и успех, который мог бы быть измерен материальными благами, получаемыми человеком за работу.

«Узбекское правительство должно быть признательным [Акрому Юлдашеву], а не лишать его свободы», – писал в одной из своих статей правозащитник, приводя пример того, как заключенный лидер однозначно осуждал религиозный экстремизм в своей книге «Путь истины».

После расстрела демонстрации в Андижане 13 мая 2005 года Саиджахон Зайнабитдинов был запечатлен фотожурналистом с гильзами на раскрытых руках, собранными в городе.

Штурм тюрьмы в ночь на 13 мая и освобождение бизнесменов, а затем последовавший захват здания областной администрации в интервью журналистам он сравнил с взятием Бастилии в 1789 году, когда началась Великая французская буржуазная революция.

Андижан после расстрела 13 мая 2005 года; фото: ВВС
Андижан после расстрела 13 мая 2005 года; фото: ВВС

Вскоре Зайнабитдинов был арестован. В 2006 году его осудили на семь лет лишения свободы. На волю он вышел в 2008-м под давлением международного сообщества. В то время Узбекистан оставался под санкциями Евросоюза за чрезмерное применение силы в Андижане и отказ от проведения независимого расследования.

Саиджахон Зайнабитдинов отвечает на вопросы Ц-1.

– Можно ли, на ваш взгляд, сегодня в Узбекистане говорить об Андижане? 

– Можно говорить, конечно, и об Андижане, и о другом. Даже при Исламе Каримове никого не хватали за что-то, сказанное случайно или специально. Правда, если кто сливал негатив в Интернет, радио «Озодлик» или в Би-би-си, то искали автора, если находили, то проводили, так сказать, «разъяснительную работу». Чем понятливее человек, тем быстрее и беспроблемнее решался вопрос.

– А нужно ли говорить о тех событиях 2005 года?

– Об Андижанских событиях 2005 года уже сказано очень много – и к месту, и не к месту. Есть и объективные материалы, есть и явные вымыслы. Обвинять здесь только правительство неверно.

Виновных много. Но основные виновные, безусловно, и власти, и сами акромийцы. Их взаимная бескомпромиссность и паническое состояние в кульминационный момент – основные причины трагедии.

В число виновных я причисляю и себя. Каким же я тогда был близоруким!..

Как же я не мог понять, что происходит у меня под носом? Ведь, оказалось, были моменты, когда мне можно было догадаться о назревающей беде и сделать всё, от меня зависящее, чтобы предотвратить ее.

– Пересмотрели ли вы свои личные взгляды на произошедшее за минувшие годы? 

– Нет. Каким я был, таким остался. Погибли люди – от 200 до 500. Погибли. Не важно, мирные или немирные. Погибли! Виновны равнозначно и власти, и акромийцы.

– Повторили бы вы сегодня свои показания 2005 года?

– Да, повторил бы. Другого выхода нет и не было.

– Показали бы снимок с пулями? Вы его спрятали бы, отказались бы от него или гордились бы им сегодня? 

– Показать – показал бы. То, что произошло, то произошло, – скрыть уже невозможно. Но гордиться здесь нечем. Мой показ их ничего не изменил. Вот если бы они (эти гильзы) каким-то образом были у меня до событий, я бы их показал и акромийцам, и миру: вот, мол, будут применяться вот такие пульки, имейте в виду!

Безусловно, я предотвратил бы трагедию, хоть и был бы причислен к параноикам. Но вот именно этим я точно гордился бы.

– Освобождают ли сегодня людей, причастных к Андижану?

– Да. Освобождают. Мы уже со счета сбились. На данный момент освобождены не все. Но их массово переводят в колонии-поселения, то есть готовят к освобождению. Здесь отрадно то, что освобождают и тех, кто держал в руках оружие. Раньше об этом не могло быть и речи.

– Почему власть нового президента не говорит об Андижане? 

– Думаю, что в данный момент не важно говорить – важно исправлять, что можно. Косвенно новая власть на деле проявляет свою позицию. Лучше не мешать пока.

– Говорят ли о событиях 2005 года простые люди в Андижане, а если да, то что?

– Нет, простые люди не говорят о тех событьях. Не потому что боятся, а потому что нет директивы. Наш народ – абсолютно инертный. Скажут сверху – заговорят хором, не скажут – будут стеной молчать, хоть расшибись.

– Большое спасибо, Саиджахон-ака, за интервью.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

В РУз ограничат продажу алкоголя после убийства в ночном клубе

Продажа алкоголя после 21:00 будет запрещена по инициативе премьер-министра РУз Абдуллы Арипова, отдавшего соответствующее распоряжение после резонансного убийства в ташкентском ночном клубе.

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Жертва сноса в Джизаке: «Больно… как в таком бесправии будут жить дети?»

Феруза Норкузиева, маленькая женщина из Джизака, защищала свой дом, заслоняя его собой от милиции и бульдозера. Но его все равно снесли. А ее потом обманули с компенсацией.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa