Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

В Москве из трудовых мигрантов делают врагов – кому это выгодно?

Известная российская правозащитница Валентина Чупик считает, что из центральноазиатских мигрантов формируют образ врага-террориста, чтобы отвлечь своих граждан от реальных проблем.

Валентина Чупик; фото: epochtimes.ru
Валентина Чупик; фото: epochtimes.ru

Российская правозащитная организация «Утро мира», которая работает с мигрантами из Центральной Азии, на днях заявила о давлении правоохранительных органов России на граждан Кыргызстана.
Активисты организации связывают усиление давления с взрывом в метро Санкт-Петербурга. Однако посольство Кыргызстана данную версию опровергает, называя участившиеся проверки плановыми, передает Кыргызская служба Радио «Свобода».

Валентина Чупик, руководитель этой правозащитной организации, рассказала Ц-1 о том, какое давление испытывают мигранты в России, почему так происходит и кто им помогает.
– Недавно вы на своей странице в Фейсбуке сообщили, что в Москве полиция неправомерно задерживает мигрантов из Кыргызстана. С чем могут быть связаны эти задержания?
– С тем, что пытаются сформировать очередной образ врага из мигранта, в этот раз – изобразить его террористом.

– Кому это может быть выгодно?
– Во-первых, это на руку всем тем, кто участвует в коррупции в сфере миграции, – полиции и другим инстанциям. Во-вторых, это нужно политикам для отвлечения российских граждан от реальных проблем и их виновников.

– Как реагируют на ситуацию в посольствах и консульствах государств, откуда прибывают мигранты?

– Мягко говоря, никак. Посольство Кыргызстана умудрилось даже своих невиновных граждан публично оклеветать, заявив, что их выдворили за то, что они нарушили законодательство. Хотя они ничего не нарушали, причем даже суд не состоялся на тот момент.
Но в целом посольство Кыргызстана по сравнению с посольствами Узбекистана и Таджикистана – идеал, мечта. Надо просто знать, кому и как туда обращаться.
На просьбы обычных граждан-мигрантов там, не желая заниматься проблемами своих соотечественников, отвечают: «Выполняй требования полиции». Человек прислушивается к советам, но его просто «подставляют».
Если же в посольство обращается общественник и начинает давить, обещая огласку, то эффект – совершенно другой.

– На что может рассчитывать мигрант, который ничего не нарушал, но оказался под угрозой депортации? Или ему смириться и уехать?

– Все зависит от того, насколько мигрант грамотный. Вот недавний пример с гражданами Кыргызстана: из семи задержанных мигрантов двое последовали советам сотрудников посольства и были депортированы, остальных нам удалось защитить. Мать одного из этих семерых была задержана через день, но мы ее тоже вытащили.

– Сотрудники правоохранительных структур извиняются, если выясняется, что безосновательно задержали мигранта?

– На моей памяти они ни разу не извинялись, хотя я помогаю мигрантам с октября 2006 года.

– Бывали ли прецеденты, когда мигранты обращались в суды по поводу ущемления своих прав и выигрывали?

– Большинство трудовых мигрантов, к сожалению, юридически безграмотны и трусливы. Если мигрант, не совершивший никаких правонарушений, придет к хорошему юристу, который захочет ему помочь, а не денег заработать, то у него очень высокие шансы выиграть. Но если мигрант идет в диаспору, где с него берут деньги, потом обращается к малограмотному, но дорогому адвокату, в псевдоправозащитные организации, где также приходится платить, то это вряд ли поможет. Все зависит от того, куда и как быстро он обратился.

– Как мы знаем, давление на кыргызских мигрантов началось после взрыва в метро Санкт-Петербурга. Как долго, по-вашему, это будет продолжаться?

– Все не так, как вы себе представляете. Кыргызстанцев среди моих заявителей порядка 30%, хотя среди трудовых мигрантов в Москве – всего 11 %. Это означает, что кыргызстанцев преследуют в три раза чаще, чем других мигрантов в целом. Узбекистанцев преследуют в среднем два раза чаще, потому что у меня количество обратившихся – 42%, а среди мигрантов их – 22%. А вот украинцев, которых 25% среди мигрантов, у меня менее 2% обратившихся. Граждане Таджикистана занимают 12%, а среди мигрантов их 14%.
Сотрудники полиции в основном реагируют вовсе не на какие-то правонарушения, а на человека, сильно отличающегося в толпе. И им кажется, что этот человек обязательно даст деньги. А когда мигрант этого не делает – его пытаются депортировать.

– Что бы вы посоветовали мигрантам в подобных ситуациях?

– Я советую мигрантам понять, что сотрудники полиции вообще не имеют права проверять их миграционные документы. А вот они, в свою очередь, имеют право попросить сотрудников полиции предъявить служебное удостоверение, могут переписать их данные, потребовать объяснения, почему их остановили, и отказаться предъявлять документы полицейскому, если он не является сотрудником миграционной службы.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Права человека

Каромат Кадырова не оказалась в списках приглашенных в Ташкент

Родственники матери милицейской жертвы из Сурхандарьи, приехавшие в Ташкент по приглашению Аппарата президента на «диалог с народом», не нашли себя в списках и столкнулись с хамством.

Узбекистан

Новости из Мирa