Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Казахстан, или О национализме текущего момента

Сегодня много спорят о том, есть ли казахский национализм, что вкладывается в это понятие и совпадает ли он с патриотизмом.

Сергей Дуванов

Флаг Казахстана; фото: e-center.asia
Флаг Казахстана; фото: e-center.asia

В силу отсутствия в Казахстане политически оформленного национализма и, соответственно, единой его концепции, есть множество трактовок и объяснений данного феномена и его отличия от патриотизма.

На мой взгляд, между этими двумя понятиями есть принципиальное различие.

Националист – человек, защищающий интересы своего этноса. Патриот – человек, преданный интересам своей страны вне этнического контекста.

В моноэтнической стране, где подавляющее большинство граждан одной национальности, говорящих на одном языке, эти два понятия совпадают. Патриотизм выступает в форме национализма, а национализм имеет патриотическое звучание.

Однако в странах полиэтнических, вдобавок разговаривающих на двух и более языках, ситуация совершенно иная.

Здесь в силу различия в определении приоритетов националисты и патриоты преследуют разные цели.

Первые стремятся заложить в основу государственности этнический принцип и на его основе сформировать гражданственность.

Вторые, напротив, исключают этничность в качестве принципа государственности и предлагают строить государственность лишь на основе гражданственности.

Либерально-демократический подход в этом вопросе предполагает исключение вопроса этнической принадлежности при определении гражданственности.

Человек – это прежде всего гражданин страны, а только потом он – представитель какого-то этноса: казах, русский, украинец, немец или эфиоп. Те же, для кого этническая составляющая доминирует в вопросе государственного строительства, находятся на националистических позициях.

Мировоззренчески национализм – идеология из прошлого. В этом вопросе националисты в ментальном плане не доросли до универсального человеческого измерения.

Для них мир изначально жестко поделен этнически на «своих» и «чужих». Это в лучшем случае допускает, а в худшем – предполагает дискриминацию других этносов. У них два стандарта оценки поступков людей: один – для «своих», другой – для «чужих».

Соответственно, права человека для националистов перестают быть универсальной категорией.

Права человека и гражданина попадают в зависимость от его этнического происхождения. Для такого человека, даже считающего себя демократом, у «своих» прав всегда чуть больше, чем у «чужих». Такая демократия обычно с характерным душком.

Так, современные русские и казахские националисты категорически против того, чтобы считать представителей других этносов, проживающих вокруг них, полноценными гражданами.

Для одних это просто «понаехавшие», от которых нужно избавляться, для других – диаспора, а для третьих – колонизаторы или «пятая колонна».

В их понимании истинными гражданами являются только представители коренного этноса, причем не все, а лишь те, кто является носителем их языка и традиционной культуры.

Все остальные люди – под вопросом. Возможность их интеграции в национальное государство оценивается националистами по-разному. От добродушного разрешения быть гражданами страны и пользоваться правом иметь свой язык и культуру на правах диаспоры до снисходительного оговаривания условий, выполнение которых дает право на проживание в стране.

В основе такого отношения к «чужим» лежит постулат, что это земля русских (в России), казахов (в Казахстане), и поэтому они являются ее хозяевами, следовательно, только они (русские, казахи) имеют право решать, кому и как жить в данной стране.

Доводы о том, что страну, ее экономику, инфраструктуру, культуру, науку столетиями, невзирая на графу «Национальность» в паспорте, строили вместе представители всех этносов, для националистов не работают.

Им нет дела до этого: «Земля НАША, и только мы имеем право решать, какой быть НАШЕЙ стране». В этих словах квинтэссенция современного националистического тренда. От Каталонии до России. От Украины до Казахстана.

Фактически все остальные должны либо принять условия этнического императива, либо уехать из страны. Третьего не дано.

Не будем здесь спорить о том, насколько это справедливо и отвечает духу времени. У каждой из сторон в данном споре – своя правда. У одних – культурно-историческая (наша земля). У других – политико-экономическая (страну строили все вместе).

Спорить можно до бесконечности, но каждый останется при своем.

Пока же можно попытаться обозначить то, что более-менее очевидно, и с чем, возможно, многие могут согласиться.

Первое: в казахстанском обществе существует противостояние между сторонниками этнической формы государственности и нынешней – гражданской. У каждой из этих концепций есть свои сторонники, которые ведут пока только идеологическую борьбу друг с другом.

Второе: перевод данного противостояния в политическую плоскость невозможен до тех пор, пока Акорда политически и экономически «пристегнута» к Кремлю.

В этой ситуации казахский национализм обречен оставаться на уровне артикуляции своих взглядов в узком кругу доверенных лиц и в социальных сетях. О политической актуализации пока не может быть и речи.

Третье: оппоненты казахских националистов, а это прежде всего – представители русскоговорящей среды, в силу второго пункта будут поддерживать Назарбаева, видя в его курсе на союз с Россией гарантии против угрозы национализма.

И это один из важнейших факторов, обеспечивающих сегодня широкую поддержку политическому режиму Назарбаева. Так что, пока будет угроза национализма, президенту Казахстана гарантирована поддержка со стороны обывательского большинства.

Четвертое: казахстанский либерально-демократический тренд в лице зарубежной оппозиции и диссидентствующей тусовки в Фейсбуке сегодня позиционируется достаточно двойственно.

С одной стороны, казахстанское «молчаливое большинство», оно же «болото», видит в либералах союзников против националистов и в этом плане является их союзником. С другой – оно дистанцируется от либералов как оппонентов Назарбаева, который им нужен в качестве гаранта от национализма.

Это называется «свои среди чужих, чужие среди своих». В силу такой двойственности либеральный тренд обречен на информационную изоляцию и выталкивание на периферию политического поля.

Это объясняется тем, что основную массу казахстанцев, далеких от политики, сегодня волнуют более серьезные вопросы, чем демократия и права человека.

Сергей Дуванов – публицист и колумнист Ц-1 в Алматы

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Казахстанa