Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Сергей Дуванов / Станет ли национализм политическим трендом в РК?

Наблюдается интересный феномен. Наиболее непримиримые оппоненты в современном общественном казахстанском дискурсе – это «ватники» и националисты. На самом деле это — близнецы-братья.

Фото: StanRadar
Фото: StanRadar

Их взгляды и оценки практически по всем основополагающим вопросам современности диаметрально противоположны. С политической точки зрения они явные антиподы.

Однако если вдуматься, то по сути своих идеологических претензий оба лагеря – близнецы-братья.

На самом деле принципиальной разницы между реваншизмом Путина, поднимающего «русский мир» с колен, и казахским национализмом, занимающимся тем же самым в части «казахского мира», нет. Различия только в масштабах, аппетитах и… цвете ленточек на 9 Мая.

Чего хотят провайдеры «русского мира»? Чтобы все остальные уважали их русскость. Примерно в том же и претензии идеологов «казахского мира», мечтающих в полиэтнической стране построить моноэтническое государство.

Если для «русского мира» уважение выражается в их праве диктовать окружающим народам, как им жить, вступать ли им в НАТО и какому политическому курсу следовать, то у казахских националистов пока основной фишкой выступает требование обязательного знания казахского языка.

И те и другие зациклены на своем. Всякий, кто не признает право россиян диктовать грузинам, украинцам, народам Прибалтики, как им жить и с кем дружить, – это враг, фашист, американский холуй.

Всякий, кто в Казахстане не знает казахского языка, – потенциальный сепаратист и предатель Родины. Общее одно: и там, и тут окружающим пытаются диктовать свои правила игры.

Казахские националисты из нынешнего внеэтнического по сути Казахстана хотят построить сугубо казахское этническое государство, где, безусловно, должен доминировать казахский язык и господствовать казахская культурная традиция. То есть Казахстан должен стать страной казахов, а не казахстанцев.

Желание вполне понятное и оправданное… для XVII–XIX столетий. Но на дворе – XXI век.

Казахстан – многонациональное государство, построенное совместными усилиями всех проживающих в нем этносов, имеющих общую историю, традицию совместного сосуществования и значительный процент смешанных браков.

Все это определило, что государство оформилось как надэтническое образование исключительно на принципах гражданства. Казахстан, воспринимаемый во всем мире как многонациональное государство, возникшее на земле казахов, состоялся, он признан во всем мире и, несмотря на политические проблемы, связанные с авторитаризмом власти, стал полноценным субъектом мировой политики.

Однако кое-кого не устраивает то, что в стране говорят не на одном, а на двух языках. Им не нравится, что де-факто русский язык доминирует. Это действительно проблема, и ее вот уже двадцать лет пытаются решить, но пока дело движется очень медленно.

Чтобы страна действительно стала двуязычной, нужна политическая воля руководства страны.

Вопрос вполне решается без административного принуждения, морализаторских упреков и политических угроз – просто через создание условий, позволяющих полноценно обучать детей языку в школах и создание жизненных стимулов для обучения ему для всех остальных.

Мне понятно желание националистов иметь свое национальное государство. Более того, я вполне допускаю, что при определенных обстоятельствах такое возможно даже в XXI веке. Но вопрос именно в этих обстоятельствах.

Давайте размышлять логически (хотя логика и национализм редко уживаются вместе), как это можно сделать в стране, где большая часть населения поддерживает присоединение Крыма к России, одобряет политику Путина в его противостоянии с Западом и сопереживает сепаратистам Донбасса?

Для людей, способных анализировать и просчитывать, это означает, что в стране большинство населения ориентированы именно на «русский мир».

Это так называемые «ватники», то есть люди, поддерживающие и одобряющие имперские амбиции Москвы и ее антизападную политику. Вдобавок к этому ежедневно, ежечасно на головы казахстанцев выливаются тонны кремлевской пропаганды, закрепляющей это «ватное» пророссийское сознание.

А это значит, что любые попытки националистов «продвигать свои претензии» сегодня обречены либо на пассивное саботирование и в обществе, и на уровне правительства, завязанном на сотрудничестве с Кремлем.

Что, собственно, и наблюдается. Либо на сопротивлении этому вплоть до публичных акций протеста и открытого неподчинения властям со стороны «ватно» настроенных граждан (как это начиналось в Донбассе).

Наконец, есть мощнейший внешний фактор – Россия, пребывающая в имперско-реваншистском угаре и открыто провозгласившая защиту русских в качестве одного из приоритетных направлений внешней политики.

А это означает, что российские национал-реваншисты только и ждут повода, чтобы начать помогать нашим «ватникам» по образу и подобию того, что они устроили в Донбассе. Все, что им нужно, – это повод. И этот повод националисты готовы им предоставить.

Неужели все эти аргументы не дают понимания того, что в нашей ситуации политический национализм – это не просто опасно, а ОЧЕНЬ ОПАСНО и чревато самыми серьезными последствиями для нашей страны? Но, похоже, логика здесь бессильна, и в головах наших националистов доминирует одна безальтернативная мысль: «Даешь «казахский мир»!»

А что делать с теми, кто в него не попадает, кто традиционно является частью не путинского, но русского мира и русской культуры? Или тех, кто вне политики, но просто не знает казахского языка? Что делать с ними?

Загонять административно в русло этноказахского мира? Или создавать невыносимые условия, при которых им ничего не останется, как либо в спешном порядке осваивать язык, либо уезжать из страны?

Но это диктат. Это принуждение, которое вызовет мощный ответный протест или приведет к массовому исходу из страны русскоязычных, в более худшем варианте – возможен вариант повторения Донбасса в северных и восточных областях.

И в том и в другом случае это нанесет огромный политический, экономический и культурный ущерб Казахстану.

Кому это нужно, кто этого добивается? Кучка национально озабоченных патриотов, желающих примерить на себя прелести национального самоопределения отдельно взятой нации?

Люди, которых не волнует, к чему это может привести и во что это может вылиться? При всей формальной логичности их желаний они опоздали минимум на 200 лет. По факту наш национализм – это отрыжка прошлого, у которого нет и не может быть будущего.

Я думаю, что казахстанцы в результате длительного совместного существования в одной стране переросли национализм и в своей основной массе уже находятся на более высоком цивилизационном уровне общественного сознания, исключающем деление людей по этническим и религиозным основаниям.

Именно этим я объясняю невысокую поддержку наших националистов со стороны большинства казахов и еще меньшую поддержку русских этноорганизаций со стороны русских.

Это убедительный показатель выбора людей в пользу Казахстана, построенного на гражданских, а не этнических принципах.
Лично меня это радует и вселяет надежду, что мы избежим угрозы национал-патриотического угара, который наблюдается в соседней с нами России.

Сергей Дуванов – публицист и колумнист Ц-1 в Алматы

Источник:Ц-1
Темы: Казахстан
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Казахстанa