Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Додожон Атовуллоев / О молодежи Эмомали Рахмона и всей остальной

В Таджикистане каждому году дают название: : то чистой воды, то образования, то арбуза – всего не перечислишь. В этом году – это Год молодежи. Кто и что за всем этим стоит?

Президент Таджикистан Эмомали Рахмон с сыном мэром Душанбе Рустами Эмомали; фото: rus.ozodi.org
Президент Таджикистан Эмомали Рахмон с сыном мэром Душанбе Рустами Эмомали; фото: rus.ozodi.org

Весь Таджикистан в этом году украсили лозунгами, девизами и цитатами президента Эмомали Рахмона о молодежи и ее роли в обществе. Соответственно, во всех городах и даже кишлаках проходят конференции и семинары на эту тему.

Все мои племянники без исключения в этом году покинули страну. Одни находятся в лагерях беженцев в Европе и пытаются получить статус беженца, большинство других стали гастарбайтерами в России.

Все с высшим образованием. Среди них есть программист, геолог, журналист, учитель и так далее. Но они работают дворниками, строителями, монтажниками, водителями.

«А кто там остался?» – спрашиваю одного из них.

«Бабушка, дедушка, мама и папа», – грустно отвечает он и добавляет, что они ищут работу и для мамы.

Все больше и больше женщин Таджикистана покидают страну в поисках хлеба. Это новая тенденция в таджикской миграции.

Золотая молодежь – дети «золотых зубов»

Но в этой серой стране есть и яркие краски. Говорят, ночные клубы Душанбе уже не хуже дорогих развлекательных заведений Парижа, Дубая и Лос-Анджелеса.

Туда ходит в основном золотая молодежь, они могут оставить на чаевые 200–300 долларов или разбрасывать пачки денег на танцовщиц или певца. Круче тот, кто больше тратит.

Ночные гонки на супердорогих машинах и охота на «ночных бабочек» – это часть их отдыха.

Днем они надевают дорогие деловые костюмы, генеральские мундиры и идут на работу в министерствах, банках, корпорациях и Аппарате президента.

Один из оппозиционеров ехидно как-то говорил: «Их отцы хипповали «золотыми зубами» в лачугах, теперь их дети называют себя золотой молодежью».

Скажи, кто твой отец?

Карьерная лестница в Таджикистане для молодежи строится в основном по одному принципу: как фамилия и где родился? Все остальное не имеет значения. В коридорах власти на каждом шагу можно повстречать человека со знакомой фамилией или региона.

Начальник управления Европы и США в Министерстве иностранных дел Чамолиддин Убайдуллоев – сын главы верхней палаты парламента Махмадсаида Убайдуллоева. Амирджон, его второй сын, ранее работал представителем Таджикистана во Всемирном банке и Международном валютном фонде, а до этого – в Министерстве финансов, сейчас работает в Аппарате президента.

Шохрух Саидзода, начальник управления уголовного розыска республики, – сын руководителя антикоррупционного комитета Абдулфаттоха Гоиба.

Фируз Шарифзода, посол в Туркменистане, – сын экс-министра МВД Хумдина Шарифова.

Бахром Холназаров, бывший посол в Казахстане, ныне глава консульского отдела МИД, – зять брата президента Нурридина Рахмонова.

Фарход Салим, посол в США, – сын Абдумаджида Достиева, бывшего зампреда парламента.

Этот список можно собрать в целую брошюру, точнее – книгу. И так по всей республике. В областях и районах по аналогичной системе устроены дети их руководителей.

Это и есть второй эшелон власти в Таджикистане, который создается вокруг Рустами Эмомали – сына главы республики.

Шахиншах

Так называют мэра Душанбе – 29-летнего Рустами Эмомали. Он теперь второй «начальник отдела кадров» республики после президента-отца.

Многие назначения на важные посты происходят по его рекомендации.

Ему помогают сестра Озода Рахмон, глава администрации президента, и ее муж Джамолиддин Нуралиев, первый вице-премьер республики, дядя Хасан Саъдуллоев, глава «Ориёнбанка», и другие многочисленные родственники.

У Рахмона – девять детей. У его брата только от одной жены – 13. Во власти сейчас в моде иметь по несколько жен. У сестры – 11 детей. Все они работают в госучреждениях или занимаются бизнесом.

Маленькая страна явно «маловата» для такой большой семьи. Часто у членов клана возникают конфликты интересов, которые регулирует старший зять президента Махмадзоир Сохибов.

Рассказывают, что часто Рахмон говорит сыну: «Ты стал самим молодым министром, самим молодим генералом, самим молодим мэром. Скоро будешь самим молодым президентом».

Молодые старики

Когда готовил статью, поговорил со многими молодыми ребятами. Меня удивили слова одного из них:

«Мне 28 лет. Что я и мои ровесники видели? Старая, обшарпанная квартира, заштопанная одежда, работа в нечеловеческих условиях в чужих странах, болезни и седые волосы. Что хорошего мы видели? Мы – молодые старики!»

Додожон Атовуллоев – журналист и лидер «Конгресса конструктивных сил Таджикистана»

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Новости из Таджикистанa