Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

В Таджикистане – борьба с коррупцией или… за власть?

Активисты гражданского общества Таджикистана в усилившейся борьбе с коррупцией высших чиновников усматривают соперничество за будущее лидерство в стране.

Президент Таджикистан Эмомали Рахмон с сыном мэром Душанбе Рустами Эмомали; фото: rus.ozodi.org
Президент Таджикистан Эмомали Рахмон с сыном мэром Душанбе Рустами Эмомали; фото: rus.ozodi.org

Представители гражданского общества Таджикистана скептически отнеслись к призыву
Агентства по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией помочь ему выявлять факты мздоимства.

Как отмечалось в сообщении агентства, размещенном в январе на официальном сайте, в 2018 году в Таджикистане проверку на предмет «коррупционных рисков» пройдут четыре ведомства: Министерство внутренних дел, Министерство транспорта, Комитет по делам религии и упорядочению традиций, Комитет по строительству и архитектуре.

В беседе с Ц-1 пресс-секретарь агентства Фаромарз Рахмонзода сказал, что к борьбе с коррупцией должно подключиться и гражданское общество страны: высказать свое мнение о деятельности указанных государственных структур.

По его словам, такая мера содействия предусмотрена в Государственной концепции борьбы с коррупцией в Таджикистане, принятой правительством в 2016 году.

«Мнения и информация людей дадут возможность оперативникам более эффективно проводить проверки и выявлять факты коррупции», – говорит Рахмонзода.

Борьба с коррупцией президента и его семьи

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон уже не первый год заявляет о борьбе с коррупцией в республике, входящей в десятку самых коррумпированных стран мира.

Желая навести порядок, в 2015 году он назначил своего старшего сына Рустами Эмомали директором Агентства по финансовому контролю и борьбе с коррупцией.

В 2016 году на встрече с сотрудниками антикоррупционного ведомства Рахмон назвал самые, на его взгляд, коррумпированные ведомства в стране: МВД, министерства образования и здравоохранения, местные органы власти и структуры по выделению земельных участков.

Но сыну президента недолго пришлось бороться с коррупцией. В 2017 году он был переведен в должность мэра столицы – Душанбе, заменив на этом посту влиятельного политика Таджикистана Махмадсаида Убайдуллаева, считавшегося вторым человеком в стране после президента и по сей день удерживающего за собой пост председателя верхней палаты парламента.

За этой политической рокировкой многие аналитики в Таджикистане усмотрели желание президента ослабить позиции основного конкурента на власть, сконцентрировав ключевые властные полномочия на своей семье.

Этот же посыл многие эксперты видят и сегодня за декларацией борьбы с коррупцией.

Юрист и заместитель председателя Социал-демократической партии Таджикистана Шокирджон Хакимов говорит, что борьба с коррупцией ничего не дает – «воз и поныне там», более того, эта проблема не только не решается, но и разрастается.

«Причина не в кадрах, а в самой системе», – делится он.

Главный редактор еженедельника «Дунё» Джумаи Мирзо приветствует стремление антикоррупционеров привлечь общественность к борьбе с этим злом, но считает, что проверяться с помощью гражданского общества должны не только вышеназванные структуры, а гораздо большее количество госорганов.

В прошлом году в Таджикистане по обвинению в коррупции были арестованы и осуждены более десяти сотрудников антикоррупционного ведомства, как раз по обвинению в коррупции. За их арестами стоял Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ).

В 2016 годуАгентство по борьбе с коррупцией арестовало двух высокопоставленных сотрудников ГКНБ Таджикистана, их имена следствие не раскрыло по сей день.

Наблюдатели считают, что война ведомств под маркой борьбы с коррупцией – это всего лишь начало большой игры под названием «наследник».

30-летний Рустами Эмомали негласно считается наследником нынешнего президента, который два года назад получил и статус «Лидера нации, основоположника мира в Таджикистане».

Согласно изменениям, внесенным в законодательство, Рахмон имеет право неограниченное количество раз выдвигать свою кандидатуру в президенты. В ином случае главой Таджикистана может стать только тот кандидат, которого поддержит «Лидер нации».

Между тем в стране не утихают слухи, что руководство ГКНБ РТ не совсем согласно с таким ходом развития событий и имеет свой вариант будущего Таджикистана.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Общество

Татьяна Закирова: «Он мне сказал: «Иди к Путину… Бл.дь, говори по-узбекски…»

Жительница Ташкента Татьяна Закирова, пострадавшая от националистической выходки ректора Университета журналистики РУз Шерзода Кудратходжаева, рассказывает Ц-1 подробности того дня.

Узбекистан
Экономика

Кашкадарьинского фермера лишили всего: сломали дом, раздавили сад, кур и кроликов…

Фамил Абдурахманов сегодня направляется в приемную президента РУз – два дня назад в Кашкадарье было разрушено его хозяйство за отказ платить дань местным властям.

Узбекистан

Новости из Таджикистанa

Политика

Таджикскую редакцию Радио «Свобода» обвинили в работе на режим Рахмона

Глава Ассоциации мигрантов из Центральной Азии в Европе Илхомджон Ёкубзода и правозащитница Шабнам Худойдодова обвинили редакцию Радио «Озоди» в поддержке действующей власти в Таджикистане, сообщает «Ахбор».

Таджикистан
Политика

ОБСЕ не допустила на конференцию подравшихся чиновника из РТ и члена оппозиции

Представитель ОБСЕ Ингиборг Солрун Гисладоттир отстранила от участия в Конференции по правам человека в Варшаве членов делегации из РТ и таджикской оппозиции, сообщает «Ахбор».

Таджикистан